Экстрим по ГОСТу

Текст: Настя Захарова
Фото: Геннадий Данилкин

Алексей Ан, Константин Зыков, Роман Канаев

Новосибирские велосипедисты, лыжники, сноубордисты и паркурщики объединились в Федерацию экстремального спорта НСО. Зачем им это нужно, как в Новосибирске обстоят дела с экстримом, почему в России так много футболистов и скоро ли у нас появится свой парк для катания — рассказали Siburbia представители федерации Алексей Ан, Константин Зыков и Роман Канаев.


— Расскажите, что такое Федерация Экстремального Спорта НСО и зачем вы её основали?

Костя: Федерация сделана для того, чтобы защищать наши интересы — фраза, конечно, довольно общая и непонятная, — но действительно, экстремалы Новосибирска сталкиваются с большим количеством проблем. Эти проблемы требуют решения, и вот мы взяли на себя эту ответственность.

— Какие именно это проблемы?

Костя:Первая проблема — это отсутствие трасс и площадок для занятий. Страдают скейтеры, роллеры, те, кто занимается BMX, MTB, у паркура большие проблемы. И, конечно же, те, кто занимается ньюскулом.
Алексей: Ньюскул — это новая школа фристайла горных лыж, появилась она порядка 15-20 лет назад. В России ньюскул развивается не слишком активно, в Новосибирске тем более, но появляется всё больше людей, которые хотят кататься и развиваться. А для прогресса нужны не только парки для катания, но и залы для тренировок в межсезонье, поролоновые ямы, батуты для отработки трюков в безопасных условиях.

Костя: Ещё одна проблема, о которой стоит сказать: для всех экстремалы — люди пацанского видочка и разгильдяи какие-нибудь. Но мы с этим боремся, нам даже пришлось переодеваться в рубашечки-галстуки. Но не всегда это удобно, да.

Роман: В России экстремальный спорт вообще не признан, потому что не является спортом. Поэтому все комитеты, которые занимаются развитием физической культуры, от него наотрез отказываются. Экстремалов считают наркоманами и неадекватными людьми, которые не могут найти себе применение в нормальной жизни. На самом деле, во всём мире парки для великов, роликов и скейтов обладают специальными стандартами. Это действует даже на территории бывших стран СССР — в Латвии, Литве, Эстонии. Россия почти единственная осталась за бортом. Она не признает эти виды потому, что никто ещё не выдвинул законодательную инициативу внести изменения в нормативно-правовые документы по этому поводу. И вот сейчас на экономическом форуме в Красноярске мы будем пытаться вынести вопрос о внесении изменений, касающихся строительства парков. Сейчас в тот же красноярский «Спортекс» может прийти Роспотребнадзор, всё нахрен снести и он будет абсолютно прав. Потому что всё, что там стоит, не соответствует ГОСТам. А как только мы появимся в ГОСТах, физическая культура немножко расширит своё понятие и перестанет быть только зарядками на улице, а будет, так скажем, и с экстремальным направлением. Это же тоже физическая культура, это не молодёжная стрит-культура, это не молодежная политика. Глупо вешать на молодежную политику, к которой нас наш местный Спорткомитет посылает, такие вещи, как оборудование спортивных комплексов, раздевалок, душевых — ну это же бред.

Мы хотим изменить отношение к экстриму и легализовать его среди наших чиновников. Сейчас они противятся, им это непонятно. Потому что в некоторых экстремальных видах спорта нет соревновательного принципа, а в спорте сейчас самое главное — быстрее галочку получить и медаль себе повесить.
— Почему вы первым делом пошли за помощью к госструктурам, а не к бизнесу?

Роман: Бизнесмен должен вложить деньги во что? Он построит ангар, поставит туда рампы — и никто не придёт. Потому что в городе сейчас ничего нельзя соорудить, земли нет. Можно только на окраине. У бизнеса всё через коммерческую сторону, если дело не принесёт денег сразу — тогда это нафиг не надо. А денег оно сразу не принесет, потому что культура не сформирована, народу сейчас не так много и доить с каждого по 1000 рублей за занятие — нереально.
А почему мы пошли к власти? Считается, что от экстрима до экстремизма — один шаг. Чтобы молодежь была вовлечена, не связывалась с алкоголем и наркотиками, нужно на неё влиять. Для этого нужны площадки, а чтобы их построить, нужны ГОСТы — за этим всё равно к власти надо идти, никакой бизнес на это не повлияет. К тому же, у нас есть Конституция, и мы хотим кататься, почему бы и нет? Я не один такой идиот, нас много. Волна стартанет, это станет рентабельно, бизнес сам подключится. А когда всё на словах — это, конечно, неинтересно.

Дёрт-парк на Шлюзе

— Вот вы говорите, что людей не очень много, насколько тогда вообще строительство таких площадок актуально для Новосибирска?

Роман: Когда мы начинали в 2008 году, к нам на тренировки приходило по 50 человек. Для сравнения, на обычные виды спорта с горем пополам по 10 человек ходит. На их соревнования приходит пять человек посмотреть, а на наше любое мероприятие приходит несколько тысяч. Спорт — это хорошо, но что делать, если в четыре года ребёнка мама с папой не отдали в спорт, он до седьмого класса доучился и думает: «Блин, хочу сальто научиться делать!», а ему говорят: «Мальчик, ты уже вырос». Куда ему податься?
Костя: Если даже взять какие-то наши события, вылазки — это всё осуществлялось через социальные сети. А ведь есть люди, которые катаются у себя на массиве, и они тоже часть этого движения, хотя они, быть может, и к нам не причастны напрямую. Суть федерации в том, чтобы это была сеть и в каждом районе о ней знали.

— В вашем названии упомянута НСО, делаете ли вы что-то именно в области?

Роман: Не могу рассказать про все виды спорта, только про паркур. Мы три года подряд ездили в Барабинск, проводили там мастер-классы. Но когда ребята потом приходили заниматься, местная администрация говорила: «В законе не писано, что вы и кто такие». Галочка стоит, мероприятие проведено, отчёт прошел, на этом всё заканчивается. Эффективность управленческой машины в этом плане не работает и надо решать этот вопрос на другом уровне. Футболистов у нас почему так много? Не потому, что вся молодежь хочет футболом заниматься. Потому, что это единственное доступное занятие. Уберите все поля у них — посмотрим, что получится.

Дайте нам территорию — и мы будем заниматься не хуже, чем футболисты. Двойное сальто замутить — это не гол забить. Это громадная работа над собой.
— Раньше в Новосибирске были популярны ролики и скейтборды, а сейчас что?

Роман: Зимой — однозначно — это лыжи и сноуборд.
Костя: У агрессивных роликов упадок уже общемировой, сейчас они не так ярко выражены, как несколько лет назад. Велоспорт, спокойно могу сказать, развивается. Это сейчас актуально, популярно и модно. Опять же, с нашим асфальтом, чем больше колес, тем лучше.
Алексей: Фристайл и ньюскул сейчас развиваются не так активно, как хотелось бы, но всё же. Первая команда была собрана в Новосибирске 12-13 лет назад и фронтмен этой команды — Дима Коваль — до сих пор катается, хотя ему уже достаточно много лет.
Костя: Он уже своего ребенка поставил на лыжи.
Алексей: Сноуборд и ньюскул, конечно, не самые дешёвые виды спорта. Ещё многие считают, что лыжи — это старомодно, но они просто не всё до конца понимают.
Роман: Сноуборд — это движение боком, а лыжи — это нормально, ты идёшь вперед и тебе это понятнее.
Костя: В общем, в этом движении есть люди, у которых уже есть дети, и они думают уже не просто про себя, они думают про своё будущее. Это вид патриотизма, я бы так даже сказал.

— Чего от вас ждать в этом году, что вы собираетесь сделать и открыть?

Роман: Основные объединяющие мероприятия — это серия семинаров, открытие парков на левом берегу возле НГТУ и на правом в Центральном парке, с ними нам помогает Управление по делам молодёжи НСО. А городские власти — в Заельцовском парке.
Костя: Там будут велотрассы. И если это воплотится, то Новосибирск станет столицей дёрт-джампинга в России. Ещё они помогают с размещением небольших скейт-парков в хоккейных коробках, летом они всё равно не востребованы.

Роман:Такой парк, какой мы планируем открыть возле НГТУ, будет единственным в Сибири. Идеи для него идут и из Омска, Кемерова и других городов. Это будет прецедент, который потом можно будет тиражировать: безопасные конструкции, организованные площадки, не на отшибе с гопниками, а возле вузов, с охраной, больничкой и всеми правильными вещами.

Алексей: Серия семинаров будет проводится в конце февраля-начале марта в вузах для студентов 1-3 курсов и для школьников 8-11 классов. Мы будем делать презентации по каждому виду, который представляет федерация, — агрессивные и фитнес-ролики, горные лыжи новой школы, сноуборд, паркур и BMX, и MTB. А потом в залах и на площадках будут мастер-классы и показательные выступления. В состав федерации входят профессиональные судьи. Сейчас два наших человека в Сочи строят трассу для Чемпионата Европы, потом они смогут применять эти знания в Новосибирске.

— Вы собираетесь на этом зарабатывать?

Роман: Принесёт ли это нам лично какую-то прибыль? Если мы заезжаем на какую-то площадь, находим инвесторов или спонсоров, которые оснащают это место специальными снарядами, то это уже, разумеется, будет строиться как бизнес. Там должны быть сотрудники, охрана, на уровне идеи это уже не получится делать.
Алексей: Если ты занимаешься любимым делом, которому отдаёшься полностью, то это же замечательно. Ты можешь преуспеть в этом деле, можешь сделать качественно. Пусть у тебя уже кости плохо срастаются, сам прыгать уже не можешь, но тебе интересно движение, интересно, чтобы этим занимались твои дети.

— Как вы себе представляете город, в котором есть всё для того, чтобы можно было заниматься экстремальными видами спорта?

Костя: Мне кажется, внешне он будет таким же, но в нём не будут оборачиваться вслед человеку, проезжающему на маленьком велосипеде. Мы не хотим быть чем-то особенным. Просто надо людей приучать к тому, что это нормально. Если вы не хотите видеть в нас преступников, вандалов и хулиганов, у нас должны быть для этого условия. В Европе тоже не на каждой улице можно кататься, не на каждой улице люди это делают, но у них есть условия и выбор.
Роман: А у нас нет выбора — только площадь Ленина. Где ещё в этом городе асфальт нормальный найти?

Читать также:


Лево руля
Единственный полноценный парк, в котором могли тренироваться приверженцы экстремальных видов спорта, переехал с набережной Оби на левый берег к спорткомплексу НГТУ.


5 комментариев к статьеДобавить
  1. Федерация? Не, не слышал. Троица парщиков.

  2. Стереотипы на пустом месте не возникают. Ну, если уж воспринимают как раздолбаев и алкоголиков.. тут только терпения можно пожелать ребятам, для создания другого имиджа.
    Но вот такой оттенок пренебрежения по отношению к олимпийским видам спорта:»Двойное сальто замутить — это не гол забить. Это громадная работа над собой.» — это по-детски. Такие сравнения не допустимы, надо уважать труд других, у всех он разный.

    • Спасибо за пожелания.)
      А сравнение, действительно, прозвучало некорректно. Будем аккуратней.

  3. Да ладно некорректно? все ок, уважение,уважением но это действительно разные категории, сальто это не только слаженная работа рук, ног и мышц в целом, но и психология, настрой. Просто на стадионе сложно попробовать сделать свое первое сальто, а гол забить пожалуйста.

7 total pingbacks on this post
Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2019 Все права защищены

.