Город-то не против

Текст: Елена Макеенко, Анастасия Захарова
Фото: Лена Франц

По фильмам, снятым о городе, больше всего можно сказать о самих снимающих. Как режиссёры, операторы и монтажёры городских «промо» видят объект своего наблюдения, как рассказывают о нём зрителям и что в итоге становится ясно с годами? Мы устроили просмотр видео о Новосибирске в кофейне, не давая нашим комментаторам особых установок и надеясь, что в потоке речи родятся свежие мысли об имидже и самоидентификации, которые принято обсуждать, только имея большой бюджет. Итак, перед вами семь очень разных видео, снятых профессиональными студиями и неизвестными героями, и наши саркастичные эксперты — Наталья Лопатина (Новосибирск) и Екатерина Стромова (Барнуал-Новосибирск)

Стромова: Я тут недавно поняла, за что я так сильно люблю Новосибирск. Ну, то есть я просто наконец-то это сформулировала: этот город ни к чему тебя не принуждает. Он вообще не требует, чтобы ты его любил.

«Город, где я»

Стромова: Они так говорят «Прашкевич живёт в Академгородке», как будто это что-то хорошее!

Лопатина: Мне надо выпить.

Л: Архитектурные достропримечательности им в глаза не бросаются! Что им тогда бросается? Архитектор Ложкин? Это уже «Пермь, где я».

Л: Лилигр ещё не родился, старый фильм. И не стал символом стодвадцатилетия Новосибирска.

Л: Удивительно, как можно одной, в общем даже симпатичной, бабёнкой испортить документальный фильм. Господа, вы звери.

С: Может, тебя этот терракотовый абажур смущает?

Л: Кстати, по-моему она и переехала из этого города, безумно любит она его.

Л: Какого года фильм? Почему Алик и Казаринов такие молодые, как никогда? Года три всего?

С: Прекрасный фильм, мне очень нравится.

Л: Ты не смотрела его? Вот Фалетёнок с Каргополовым.

С: Короче, я никак не могу понять: откуда этот комплекс, почему территория должна с чем-то ассоциироваться? «Главное в городе — это люди». Да ну, что вообще за бред. То, что Новосибирск вообще ни к чему не обязывает — это вообще правда. Ну я могу опять же только по слухам говорить. Это не Питер там, который требует от тебя определенного уровня интеллигентности, чтобы ты ему соответствовал. Здесь все себя превосходно чувствуют.

Л: Мы про один и тот же Питер говорим?

С: Речь вообще не об этом. Почему у города должен быть свой облик, ну с х*я ли загуляли? Тут всё прекрасно, пробки меня только смущают, а так всё нормально. Жить можно.

Л: Про это [в фильме] сказали полтора человека, что у них не складывается образ или ещё что-то.

С: Здрасьте, а Н.Рейтер? Н.Рейтер не затыкался: как, откуда, где наши корни, с чем нам себя идентифицировать. Боже ты мой, сколько наработаешь — с тем себя и идентифицируй! Лениться просто не надо.

Л: Шрифт плохой. Хочется хотя бы запомнить некоторых людей в лицо, чтобы в случае чего, ну… узнать их или найти их и сказать, что они, в общем-то, неправы. А ты не можешь прочитать фамилию, потому что очень неразборчиво это всё.

С: Возможно, расстройство из-за того, что, как вот Кортнев сказал: «У меня вот нет образа города». Что это подразумевает? Что неважно в каком состоянии ты в него припрёшься, должен быть уже некий бэкграунд. Неважно, в каком ты будешь настроении, всё равно город тебе какой-то импульс даст. Новосибирск этого и требует: практики совершенно осознанного бытия. Как ты хочешь, так и будет. Хочешь быть постоянно на «синей волне» — пожалуйста, миллион пабов, калдырь, не останавливаясь; хочешь работать — здесь тоже есть действительно очень много возможностей, будешь работать рано или поздно — говорю как человек, который два с половиной года не мог найти работу, а потом внезапно её нашёл и счастлив от этого совершенно.

Люди? Ну люди как люди, люди без провинциального комплекса на самом деле.

При всём при этом меня больше всего парит то, что в новосибирцах, во-первых, есть этот определённый уровень достоинства, серьёзно. Они не комплексуют, не переживают по поводу того, что ну вот да, мы такие молодые, да, такой город-трасса, ну да, транспортный узел. А всё равно, короче, я когда в 2001 году сюда приехала, офигела от того, что миллион людей здесь ходит просто в шортах. В Барнауле это появилось только сейчас. Прошло 12 лет, люди поняли, что когда жарко, ты не должен потеть, ты можешь ходить в шортах. Серьёзно, здесь люди умеют делать себе удобно. Кстати, я уже подумываю – посмотрела на барнаульцев, миллион людей в шортрах – может быть, вернуться? Может быть, это как бы тот уровень осознанного бытия, который мне и нужен?

«Город, где я» (2013)

Новосибирск. Город, где я. 2013

С: В пять минут уложились, смотри-ка. Как в твиттер написали вместо того, чтобы пост в жж тиснуть.

Л: Из первого фильма мы узнали, что Новосибирск большой и длинный, из второго — что он главный.

С: Это вообще какая-то совершенно импотентская хипстерня.

Л: Нет, ты говоришь это, потому что от тебя этого ждут.

С: На самом деле, я смотрю, и у меня такое ощущение, как будто человек рассказывает: «Ой, мы такие классные, всё так классно». Ну и какое это отношение имеет в принципе к пространству, если из него изъять такой компонент как субъект?

Л: Главное — люди.

С: Это недостаток первого фильма. С ним всё хорошо, то есть парень неплохой, только ссытся и глухой. Это вот прям про первое кино. Всё прекрасно.

«Поселок затон. г. Новосибирск»

Л: Боже, это Затон?

С: Дадада, прекрасное видео, пересматриваю его всегда. А в каждом городе Затон примерно так и выглядит, мне кажется.

Л: Слушайте, я была в Затоне, но это какой-то другой Затон.

Макеенко: Ну, вообще есть подозрение, что это не Новосибирск, но видео на Youtube известно как новосибирское.

С: Очень хорошо.

Л: А можно ещё раз?

С: Идеальная вообще вот … как слышится, так и пишется. Вообще прям совершество само.

Л: Ну, это, наверное, постановка, невозможно же вот так…

С: Невозможно, чтобы туловище вот так лежало красиво.

«Новосибирск-Экспоцентр — открывая Сибирь»

С: Короче, я ничего не могу понять, какие претензии к Новосибирску у вас, например? Вас тут плохо обучили, вас тут машина попыталась сбить, маньяк в лифте зарезать?

М: Почему тебе кажется, что у нас есть претензии к Новосибирску?

С: Я просто пытаюсь экстраполировать, почему люди…

М: По-моему, мы последние люди, которых ты должна в этом заподозрить.

С: Короче, у меня такое ощущение, что авторы… ну то есть там наверняка есть хотя бы один человек, который искренне верит в то, что ему надо оду какую-то сочинить Новосибирску. Все остальные, понятно, работают за деньги. Но они думают, что им за что-то нужно оправдываться.

Л: Ты опять додумываешь за людей то, чего они могут и не думать.

Лопатина: Вот нас в школе учили никогда не говорить слово «хорошо» или слово «плохо», потому что это ничего не значит. Так же как про что угодно можно сказать «огромная, сильная, просторная». Сибиииирь!

С: Народное достояние. Газпром.

Л: Во-во. Здесь хороший шрифт.

С: Про Барнаул сказали, ура!

Л: Смотрите, ещё Nokia на Архитектурной академии: очень грустное кино, историческое. А Лоскутов же нашёл её где-то в Москве. Не понимаю, почему он, как настоящий сибиряк, не привёз её и не вернул на родину, и не водрузил.

Л: Экспоцентр кому-то продать Новосибирск хочет, я так понимаю? Этот фильм мне понравился, хороший. Были бы деньги, завтра же купила бы Новосибирск себе лично.

С: Аналогично!

Л: Самый длиииинный метромост, огрооооомный оперный театр.

С: Самая длииииинная улица в Европе, самая большая сцена!

Л: Всё вертится, короче, вокруг Красного проспекта.

«Новосибирск. Для меня»

С: Приехал именно в Новосибирск, вот молодец какой.

Л: Это когда просто так приехал, а оказалось — метафизика.

С: Они на полном серьёзе это говорят? Крендель такой на скейтборде: «Я х*й его знает почему я тут остался, наверное, какая-то метафизика! Я вообще учиться сюда приехал». Ну то есть чуваку семнадцать, рвануть-то мог куда угодно! Я-то думал, что всё намного хуже будет, а в Новосибирске оказался.

Л: Я-то думал, что приехал учиться, а оказалось — метафизика. Из этого фильма мы пока поняли, что Новосибирск — город для приезжих. Приезжаешь откуда угодно — и сразу метафизика: твой город, всё сразу понял, куда идти дальше, что делать.

Театр кукол! Сначала билеты за три месяца купи в Театр кукол, а потом ходи туда. Приехала в центр, и всё рядом у неё.

С: А что, востребованные куклы?

Л: Очень, очень крутой театр кукол в Новосибирске, почему об этом не говорят ни в одном фильме?

Л: А этот же чувак сам из «Студии Кино», да? Очень убедительно. И бабка с ипотечным кредитованием из театра «Глобус».

С: Вот это всё-таки самое хорошее про стартапы: «город-то не против».

Л: «Стартапы есть стартапы».

С: Короче, всё понятно с этим фильмом. Нормально делай — нормально будет. Слушай, это самая лучшая риторика на свете. Вот молодец всё-таки: вариантов съёма жилья несколько — либо дорого, но не совсем в центре, либо дёшево, но совсем на отшибе, красавец. Вы говно чем будете есть — вилкой или ложкой?

Л: Он не видел просто фильма про Затон.

С: Они с родителями сделали выбор в пользу собственной квартиры, молодцы какие.

Л: Это хороший фильм, но про ипотеку. Особенно мне понравилась артистка театра «Глобус» в роли неизвестной женщины и чувак из «Студии Кино» в роли неизвестного чувака.

С: Если коротко, всё плохо. С городом всё хорошо, а с людьми, которые снимают эти фильмы, всё плохо. У них изначально какой-то очень неверный посыл, он неправильный в целом.

Я не понимаю, откуда эта потребность из города, которому реально 120 лет, выжать кондиций, чтобы он засверкал, как Барселона.

Если бы просто подумали: у нас есть амбиции города, который был бы привлекателен не только для бизнеса и для людей, не знаю, из каких-то там резерваций, мы хотим сделать из него полноценный мегаполис, чего нам не хватает? Культуры. Давайте искусственно форсировать культуру.

М: Ну так ты пойми, что есть люди, которые решают вопросы, а есть люди, которые снимают кино.

С: У них тоже неверный посыл.

«Новосибирск. В клубе»

С: Нам сейчас расскажут, где лучшие тусовки? Наконец-то, три года живу в этом городе, не знаю, в какой клуб сходить.

С: Вот это было очень выразительно, вот эта вот рожа.

Л: Напоминает эту прекрасную рекламу: «Всё по клубам? А вот пожарные…»

С: Я на Северо-Чемском в два часа ночи коньяк нашла где купить.

Л: Троллейный. А что это за клуб такой и на Чемском, и на Троллейнном?

С: И на Первомайке.

С: «Верили, вставали, падали, снова поднимали…»

Л: Закадровый — это всё глаголы из фильма «Город, где я»?

С: Лучше бы взял прилагательные: огромный, длинный…

Л: Превосходно, мне этот фильм понравился даже гораздо больше, чем про Затон. Настоящий документалист никогда не вмешивается вот в это вот всё.

С: Очень хорошее видео, минута тридцать семь, а больше и не надо на самом деле.

Л: И стоп-кадры удачные.

С: Согласна, меня сразу привлёк.

Л: Да даже оторваться невозможно.

«Новосибирск, 1987»

С: О, это прекрасный фильм.

Л: Я его тоже не досмотрела, как и любой документальный фильм в моей жизни.

С: Двадцать минут, всё как мы любим.

Л: Если вы прилетели из Москвы — улетайте.

С: Если вы прилетели из Москвы — наши соболезнования.

Лопатина: Мантовня на площади Кондратюка в 1987 году уже существовала.

С: А Гарин-Михайловский ещё и писатель?

Л: В первую очередь, а потом уже станция метро.

С: Это как Обинушка, которая символизирует ласковые воды реки.

Л: В 1987 году ещё другие прилагательные про Новосибирск использовали: короткий…

С: Вялый. Как тебе Новосибирск? Вялый.

Л: Жаль, когда мне было два года и вышел этот фильм, я не могла ещё гордиться городом так, как сейчас я им горжусь.

С: Мне было три, мне было насрать.

Л: Конечно, тебя же научили оставаться дома одной и включать телевизор! Я как будто передачу «Галилео» смотрю: я не пропускаю никогда эти выпуски, когда там показывают, как делают точилки, ещё что-нибудь, то есть все вот эти процессы, заводы, какое-то производство, вот что-то про олово. Мне даже кажется, что они кричат сейчас «Олово, олово!».

С: Непонятно, почему до сих пор не Оловосибирск?

Л: А ты когда-нибудь побывай на улице Оловозаводская. Ты, кстати, наверняка найдёшь там коньяк в два часа ночи. Ну, потому что просто будешь очень сильно искать его, как только попадёшь туда.

Стромова: Не, у меня пока к совку только одна претензия: несексуальное всё.

Л: Ты имеешь ввиду, что девочка на Укупника похожа?

С: Да, любая, какую не возьми. Да и мальчики, в общем-то, тоже.

Л: А, это мальчики. Наш город не всегда успевает позаботиться о своём внешнем виде. Архитектурные ансамбли у них тут складывались веками, а у нас тут точечная застройка. Херак, херак, херак — город-урод.

С: Ёлку, кстати, всегда ставили на площади Ленина, а потом стали в Центральном парке. Потому что зачем перекрывать. А теперь мы, видишь, снова зажили. А метро вот с 1987 года совсем не изменилось. Вот бы и нам так.

Л: Усы у всех в 1987 году. Короче, всё понятно — всё нормально. А сейчас нам расскажут опять про огромный театр.

С: Видео очень хорошее, все с усами, как может не нравиться. О, смотри, всех жирных выгнали из кадра.

Л: А ты говоришь — несексуально.

Читать также:


«Кабы я была столицей»
Эксперты считают, что Новосибирску нужна амбициозная мечта, чтобы стать одним из «глобальных городов». Но прежде, чем строить воздушные замки, неплохо бы решить давно назревшие проблемы.


Дикие и морозные
Дикий, необузданный и креативный — таков образ символического сибиряка, который пытаются создать авторы бренд-проекта I’m Siberian. Интервью с креативным директором проекта Владимиром Черепановым.


До царя далеко
В колонке из серии «Маркетинг места» Дмитрий Петров рассуждает об имидже Новосибирска и сибирском свободомыслии.


6 комментариев к статьеДобавить
  1. Боже, зачем вы устроили свалку и смешали откровенно не качественные видео с профессиональными? А комментарии читать невозможно. Кто эти девушки? Из какого леса?

    • Боже,зачем вы написали этот комментарий и смешали свою глупость с хамством?
      Кто эта Даша? Из какого леса?

    • Мы не ставили себе задачу оценивать профессиональные видео, мы выбрали те самые популярные ролики и фильмы, которые презентуют нашу область в интернете.

  2. Интересно, откуда берутся эти доморощенные эксперты? Назад, на кухню! Kinder, K?che, Kirche!

  3. Две ехидных бабы с фигой в кармане всё поливают говном. Как гопота, которая «фак» в камеру показывает и выкладывает на вконтакт. Круто!

  4. )))))) Повеселили, спасибо. Отличный прием — «дурак (ничего личного) с мороза» называется. Хотя немного путаются в показаниях

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2017 Все права защищены

.