Ксения Алекперова: «Я просто очень внимательно живу»

Текст: Настя Захарова
Фото: Лена Франц, архив Ксении Алекперовой

Ксения Алекперова, создатель новосибирской марки одежды «Радио», о том, можно ли зарабатывать на дизайнерской одежде, про движуху в городе и о том, как научиться понимать крутость простоты.


— Почему «Радио»?

— Года три назад мы с моей подружкой подумали, что было бы круто делать шмотки. Пришли в книжный магазин, смотрели книжки по стрит-арту, и там была фотография, очень странная: стена и какой-то хиленький шрифт, которым было написано «радио». И мы такие: «О! Вот это слово нам подходит». Слово стало жить, люди это приняли, а если заработало как-то само собой, значит всё окей. То есть это, знаешь, был какой-то чисто интуитивный уровень и всё, никакого скрытого смысла. Вообще слова — это же большая условность, по сути дела. И поэтому для меня был важен сам посыл. А «радио» — это слово какое-то хорошее, ну, то есть говорит оно о том, что эта одежда — от хороших людей, для меня это очень важно.

— И как ты начала шить вещи на продажу?

— Я закончила школу и не знала, куда пойду, совершенно. И на тот момент, когда мне надо было поступать, единственный вуз, который мне более-менее подходил по душе и по мозгам — это была архитектурная академия. Мама меня хотела отправить, кстати, в технологический вуз.

Но когда я зашла туда на день открытых дверей, там так невкусно пахло супом, что я подумала, что там я не буду учиться никогда.

В какой-то момент поняла, что не хочу свою жизнь связывать с архитектурой. Мне всегда нравилось наблюдать стиль в повседневной жизни. И поэтому я подумала, что буду делать одежду. Ну и, к тому же, шить я начала в одиннадцатом классе. Я себе очень долго, почти год, искала штаны крутые, которые сама вообразила. А потом подумала, что, чёрт возьми, проще взять и сшить. Сделала и подумала: «Как круто, можно шить самой, и вещи будут получаться такими, как хотелось». Ну и, конечно, меня ещё подбодрило, что ребята заценили то, что получилось. А «Радио» образовалось года три тому назад. И началось всё с первой небольшой коллекции свитшотов. Таких тогда в Новосибирске не было точно, они были ультрапростыми. Я не помню, там было вещей десять, наверное, — я их выкладывала «ВКонтакте», и через четыре часа у меня уже купили их все. И я такая думаю: «Океееееей, всё заработало».

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

— Ты говоришь, что «Радио» — это ты одна, но есть же какая-то команда людей, которая тебе помогает?

— Да-да-да, но, в общем, это непостоянный какой-то штаб. Мне, на самом деле, очень помогла девочка Оля Коффыч, она тоже училась в академии и занимается фотографией, снимала для меня. Логотип мне делал Миша Климов. Но сейчас есть новый логотип, который мне сделал Миша Моно. Ещё мне помогал и помогает мой друг Тимофей, он мой импресарио. Ну и в финансовом плане мне очень помогает, он вроде инвестора моего. Ещё хочу рассказать, что совершенно недавно наткнулась на двух девочек, они сделали последний лукбук мой. Они очень крутые, в этом году закончили школу, и у них есть арт-группировка «Досада». Фотографируют, занимаются иллюстрацией, у них там какие-то постеры заказывают даже из Австралии. Аня Волкова и Таня Синягина. Я их пригласила домой, и меня так поразило, что они сидели и стеснялись. Я себе подумала «Господи, хоть бы это никогда не проходило, это же так здорово». Круто, что в городе есть какая-то движуха всё-таки. Всё-таки что-то делают люди, и есть достаточно интересные ребята. Конечно, сваливают отсюда массово, но тем не менее.

Мне кажется, весь вопрос только в том, что никто не хочет рисковать, и в том, что наш организм направлен на сохранение энергии. Конечно же, все едут на готовенькое, потому что здесь сложнее.

Например, я умираю в этом городе просто, потому что здесь нет ткани. Кто здесь покупатель? Ну, вот эти вот бабки, которые просто ничего не понимают, им просто пофиг. Цветочки? Окееей, нам нравится.

— Кто твоя аудитория? Как ты себе представляла тех, кто будет носить твою одежду, и кто это в реальности оказался?

— Это сложный, конечно, вопрос. Да, изначально я не подстраивалась ни под кого, делала то, что мне хочется. У меня, на самом деле, за эти три года как-то сменилась аудитория. Основными покупателями были люди, которые занимаются граффити, би-бои, эта культура. Но дело в том, что в контексте «Радио» сейчас работает два проекта: первый — это индивидуальный пошив, а ещё с этого лета я решила уже точно, что будет готовая одежда под маркой «Радио». Буквально завтра я еду покупать ткани на коллекцию, которая выйдет осенью и будет продаваться в «Сквоте».

Вот, кстати, хипстеры ко мне вообще не приходят, потому что они идут в «Зару» и «Топшоп». А ко мне приходят за «своей» одеждой, за тем, что ты не можешь найти. В основном приходят мужчины, наверное, потому что у девочек слишком много выбора, и им это просто не нужно.

— Бывает такое, что ты видишь человека, который пришёл к тебе за вещью, и понимаешь, что твоя одежда — не про него? Что в такой ситуации делать?

— Такое бывает, но заказчики приходят со своей определённой идеей, и тут я могу им только что-нибудь советовать. Но на индивидуальном пошиве я, по сути, зарабатываю, а в коллекциях самореализовываюсь как дизайнер, так что без этого никуда.

— Тебе самой что ближе?

— Мне, безусловно, хотелось бы заниматься творчеством и реализовывать свои идеи в этом деле, но и в индивидуальном пошиве тоже есть приятные моменты. То, что я конструирую и всё такое — это такой фитнес для мозгов. То есть мои мозги постоянно в тонусе, потому что пока ты делаешь лекало, ты каждый раз решаешь какой-то ребус.

После того, как я ушла из академии, я совершенно случайно наткнулась на одну очень крутую тётку, хозяйку ателье на площади Калинина, и напросилась к ней подмастерьем. Это тоже был очень важный период в моей жизни: год я училась кроить и моделировать просто у мощнейших мастеров старой школы, я дико рада, что попала именно к ним, потому что знаний они дали сполна. Помимо того, у меня был открытый доступ к литературе.

Все эти блокбастеры, типа «Как раскроить мужские брюки», я знаю. То есть у меня небезосновательный подход к этому делу.
— Да, я смотрела твой паблик «ВКонтакте», ты начинала с очень простых, уютных вещей, а теперь ушла в платья?

— Неважно что я делаю — куртку, платье, штаны — мне важно, чтобы вещь соответствовала моим идейным и концептуальным требованиям.

— Почему, по-твоему, простота сейчас так востребована? Если свитшоты пару лет назад было нигде не купить, то теперь у всех молодых российских марок — свитшоты. И эта простота, которой всем не хватало, уже довольно хорошо представлена.

— Я не знаю, но могу сказать за себя в этой теме. Мне кажется, что твой внешний образ формируется твоим образом мысли. Это безусловно. И круто, когда люди подходят осознанно к выбору одежды, потому что через одежду можно разговаривать. Для меня как для дизайнера одежда — это язык, я общаюсь, я считываю эти послания, которые мне посылают в городе, в транспорте.

Я по своим ощущениям могу сказать: чтобы понять и проникнуться эстетикой простоты, нужно осознать всю бессмысленность и трэш жизни. Вот тогда ты поймешь, что просто — это круто.

Не одежда должна быть великой, а личность в ней должна быть великой. Когда человек выбирает «просто» — это значит, что у него внутри очень много. То есть ему не нужно уже заморачиваться. Я заметила очевидную вещь: чем меньше внутри, тем больше снаружи. Это какая-то компенсация, что ли, происходит.

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

одежда радио

— Кроме простоты, есть ещё какие-то фундаментальные для твоей марки вещи?

— Пожалуй, нет. Мне нравится идея в одежде на уровне максимального комфорта. Когда ты идёшь по улице, по городу, и тебе так круто в твоих шмотках, что ты думаешь, что эта улица — твой дом просто. Конечно, бывает, что я очаровываюсь чем-то другим и хочу эту идею в одежду тоже как-то запульнуть. Сейчас, например, мне очень хочется делать одежду в стиле фанк, потому что это круто и весело.

Мне в одежде всегда нравится баланс между пропорциями и выдержанностью цвета. Вряд ли я когда-то буду делать одежду очень яркого цвета, я люблю всё же визуально негромкий образ какой-то. То есть я люблю, когда громко в глазах, громкий просто посыл от твоей личности.

— Что ты думаешь про другие новосибирские марки, считаешь их своими конкурентами?

— Конкурентами я их не считаю, я, наоборот, очень рада, что в этом городе что-то происходит. Чем больше движухи — тем больше поля вот этого вот дизайнерского. Я недавно познакомилась с девочкой, Катей Зу, она тоже училась в академии, делает украшения и тоже шьёт на заказ. Мне очень нравится, что делает Кирилл Joijobs, он прям крутой. Кстати, ещё из академии были ребята, Денис Ведренцев и Лена Максимова, они дизайнеры-художники. Ну и Даша Hauhet, конечно же, она шьёт очень хорошие парки, которые адаптированы под сибирскую зиму, и делает вещи для девочек. Ещё Harm`s большие молодцы, особенно в плане продвижения.

— Твоя одежда — штучный, по сути, товар. Помнишь, сколько вообще вещей ты уже сделала?

— Нет, это слишком много, я постоянно шью. Но вот недавно наконец-то я наняла себе швею. Я вообще такая: никому не доверю свою работу, всё буду делать сама. А потом я поняла, что в связи с этим мышлением я не успеваю развиваться вширь. Надо, чтобы швеи шили, конструкторы делали лекала, а дизайнеры занимались идеями. Ну и к тому же, как только у меня появится какая-то почва и объёмы, я очень просто смогу выйти на фабрики. У меня за последний год появилось очень много знакомых в сфере швейного дела.

— То есть Новосибирск всё-таки инфраструктурно для этого приспособлен?

— Ну, на самом деле, в Новосибирске всё с инфраструктурой плохо. Вещи, которые производятся в России, и Новосибирске в частности, очень сильно проигрывают по цене тем, что делают, например, в Китае. По сути дела, это опасно, рискованно и всё такое, но я подумала, что буду делать ставку именно на какую-то дизайнерскую мысль, идею, на эту круть.

Ещё лично мне не хватает показов уличных марок в Новосибирске. Марки-то есть, просто про них никто не знает.

Ксения Алекперова, «Радио»

Ксения Алекперова, «Радио»

Ксения Алекперова, «Радио»

радио (1)

— Ты работаешь дома?

— У нас была мастерская, это было очень круто, а потом наши соорендаторы стали расширяться и нас благополучно оттуда выперли. Сейчас я пока работаю дома, моя комната достаточно просторная, и она адаптирована под мастерскую. Но вообще думаю, что в ближайшее время стоит выделить неделю и походить по городу, пошариться, поискать какие-то лофты. На самом деле очень многим ребятам требуются какие-то пространства под арт-ворк. Нужно разделять рабочее пространство и дом.

— Реально ли зарабатывать здесь производством дизайнерской одежды?

— Дизайнерской — просто, при условии хороших идей, качества и того, что это не будет похоже на ширпотреб. В принципе, да, но, видишь ли, эта одежда на заказ стоит недёшево. Цена всегда упирается в себестоимость материала и сложность кроя. В любом случае, шить на заказ дороже, чем покупать вещи, но суть в том, что ко мне люди идут за «своей» одеждой. Я, по сути дела, беру деньги за то, что такого не шьют нигде: я тебе сделаю, но возьму за это деньги.

— Сама носишь то, что шьёшь?

— Уже нет. Мне не нравится уже теперь шить на себя, и я скажу почему: я люблю получать кайф от вещей, а когда я сама с этим работаю, в этом копаюсь, я сама так устаю от этого, что когда надеваешь, думаешь: «Блин, окей, ну и чё?» Зато сейчас я придумала себе очень крутое пальто на осень и думаю пойти заказать его как раз у Кати Зу.

— Есть какие-то марки одежды, на которые ты ориентируешься? Вообще чем-то вдохновляешься?

— Я вдохновляюсь такими дизайнерами, как Nina Donis, Lanvin, Ashish, у Массимо Ости прекрасная марка Stone Island, и всякими вещами из прошлого. Периодически езжу на блошиный рынок на ДК Чкалова, договариваюсь с коллекционерами, и они притаскивают мне старые журналы мод. Оттуда я могу что-нибудь взять, потому что сейчас такого нет, а я очень люблю олдскул. Для меня это большой ориентир. Раньше не было такого изобилия — даже перебора — в одежде, но никто и не жаловался, потому что крой, цвет, технология, отделка, сам материал — всё было на высшем уровне. И людям не приходило в голову требовать больше «хлеба и зрелищ». Более того, все действительно выглядели круто, в той одежде было благородство, что ли, какое-то, всё было чётко, грамотно, достойно. Суперкачество, поверь, тоже может быть основным элементом стиля. А вдохновляюсь я повседневностью, я хожу и смотрю на всё. Я просто очень внимательно живу.


Читать также:


И кожа, и рожа
Интервью с Кириллом Останиным, известным как JoiJobs, который делает простые и изящные украшения и сумки из натуральной кожи.


Простые вещи
Создатели новосибирской марки одежды Harm’s Артём Тарасов и Юрий Ясюк рассказывают о том, почему не нужно стесняться Новосибирска и чего можно добиться за год двум людям, решившимся делать вещи, которые можно носить каждый день.


Спрос на мужество
Как гендерные стереотипы диктуют нам новую мужскую моду и к каким противоречиям это приводит — в колонке одного из создателей марки одежды Harm’s Артёма Тарасова.


Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2019 Все права защищены

.