Илья Бешевли: «Я не хочу, чтоб мне ломали душу авангардом»

Текст: Мария Бурова
Фото: Flowers Blossom In The Space

За два года исполнения музыки собственного сочинения красноярец Илья Бешевли стал одним из самых популярных композиторов в Сибири. Учась в университете на инженера-механика, он начал выкладывать свои домашние записи в интернет и ещё до окончания вуза дал авторский концерт в красноярской филармонии, заключил контракт с московским лейблом Flowers Blossom In The Space и выпустил дебютный альбом «Night forest».

Пока 22-летний композитор готовится к концертам в Новосибирске, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге, мы узнали, как строится творческий путь молодого неоклассика в эпоху звукозаписи.


О беспокойном сердце

— Как ты пришёл к музыке? Твой отец — профессиональный композитор, это его влияние?

— Конечно, я родился в очень музыкальной семье: мой отец, Валерий Бешевли, композитор, основатель красноярского Союза композиторов, мама тоже имеет музыкальное образование.

Помню, как в детстве я взял папу за мизинец и отвёл в ближайшую музыкальную школу.

Когда начал заниматься, понял, что сидеть в закрытом кабинете, когда остальные ребята играют в футбол, мне не очень нравится. Но всё-таки музыкальную школу я закончил, хоть и с тройками. Закончил и больше к музыке не возвращался. А дальше был технический вуз, где я начал играть на гитаре: за месяц выучил все аккорды — неинтересно. Взялся за аккордеон — та же история. Потом начал играть на фортепиано: я не открывал чужие ноты, а сразу начал сочинять свои. Что-то я записывал на диктофон, что-то держал в голове. Потом выложил в социальные сети пару таких записей и многим понравилось.

— А потом захотелось увеличить аудиторию…

— Мне всегда хотелось выступать. Первый концерт был в Красноярском музейном центре. До этого концерта мой отец даже не думал, что я композитор. Думал, что я играю оттого, что мне делать нечего. А тут я без его помощи сделал концерт, на который пришло больше 200 человек (улыбается). Затем я выступал и в Малом зале красноярской филармонии с авторским концертом «Беспокойное сердце». Первый час — моё сольное выступление, второй — со струнным оркестром. Такой зал дают только людям с высшим образованием, но художественный руководитель Александр Петрович Шендрик согласился на этот риск, и я его не подвёл: собрал зал в 500 человек.

О критиках и слушателях

Flowers Blossom In The Space — независимый лейбл, концертное агентство и продюсерский центр, основанный в 2010 году в Москве. Его создатели одними из первых стали заниматься современной русской классикой. Среди резидентов лейбла сейчас два композитора-неоклассика — это москвич Миша Мищенко и сибиряк Илья Бешевли. Весной этого года FBITS открыл собственный концертный зал в Москве — ФИНОМИ (Филармония Нового Музыкального Искусства).
— Как ты начал работу с московским лейблом Flowers Blossom In The Space?

— Этому также способствовал интернет. Я выкладывал свои композиции не только во «Вконтакте», но и на международную площадку SoundCloud. Полтора года назад я сам написал продюсеру лейбла Даниле Селивёрстову, что хотел бы сделать сольное выступление в Москве. Тогда он мне отказал, но добавил, что шанс у меня всё же есть. Шло время, а я не останавливался. Сам здесь организовывал себе площадки, привлекал новых слушателей и в этом году, наконец, вступил в лейбл. В этом есть свои плюсы и минусы: теперь я должен по любому поводу советоваться с Данилой и отдавать ему половину заработка, но зато в его интересах делать моё имя известным. Своим продвижением я уже не занимаюсь, теперь я должен только сидеть и сочинять (улыбается).

— Лейбл помог и с альбомом?

— Да, альбом вышел в марте этого года.

Туда вошли мои старые композиции, связанные в основном с природой. Я постоянно ей восхищаюсь, очень люблю заповедник «Столбы», животных и особенно своего кота.

Природа и человек — они всегда близко. Также мой источник вдохновения — это книги Виктора Петровича Астафьева. У меня есть несколько произведений, которые были написаны непосредственно после прочтения. Так, например, появились «Слёзы тигра» и «Господи, пожалуйста, останови войну».

— Как ты отнёсся к оценке журнала «Афиши»: «меланхоличный и несколько приторный дебютный альбом»?

— Я нисколько не обиделся: заметили и хорошо. Просто те исполнители, чьи работы получили полностью положительный отзыв, не были хороши в моём понимании. Музыка — это искусство интонировать, то есть всегда должна быть яркая мелодия, которая тебя сразу зацепит, в которой ты сразу слышишь образ, а там музыка фоновая. Я такое не слушаю.

— А какими ты видишь слушателей, для которых пишешь музыку?

— Мой альбом написан в стиле неоклассика: он для всех. Нет чёткой целевой аудитории, ведь на своих концертах я вижу людей совершенно разного возраста. Определённо, моя музыка нравится не только девочкам, не только мальчикам, не только любителям «Сумерек» (смеётся).

— Как ты сам понимаешь, что такое неоклассика?

— Это очень демократичная музыка, которую способен понять любой человек. К тому же она очень проста по своему содержанию, но очень выразительна. У любого неоклассического произведения, как мне кажется, должна быть яркая интонация. Этому стилю в последнее время так много всего приписывают, что уже нельзя разобраться наверняка. В принципе, неоклассика — это всё, что пишут сейчас современные композиторы, опирающиеся на формы и жанры, заимствованные от классиков. Кумир для меня в этом направлении — итальянский композитор-неоклассик Людовико Эйнауди.

О деньгах и авангарде

— Ты считаешь себя в первую очередь композитором или пианистом? Важно ли тебе самому исполнять то, что ты написал?

— В первую очередь, я композитор, но композитор и исполнитель связаны. Хоть я и не всегда чувствую себя комфортно на сцене, но мне важно на ней находиться. И лейбл я рассматриваю как возможность ещё больше выступать на самых разных площадках. Это гораздо важнее заказов на фильмы, издание дисков. Это счастье — быть на сцене со своей авторской музыкой.

— Ты согласен, что сейчас композиторы немного на втором плане по сравнению с исполнителями? Большинство из них не получают «Грэмми» и огромные гонорары.

— Композитор сочиняет музыку — я не знаю, что может быть круче этого. Это дар, который дан не каждому. Исполнителем ты можешь быть хорошим, но не сможешь и двух нот сочинить. В этом смысле композитор может быть выше любого исполнителя. Но в то же время я чувствую ответственность перед теми людьми, которые меня слушают. Музыка должна нести добро, и люди должны расти духовно вместе со мной и моей музыкой.

— Ты воспринимаешь сочинение музыки как дело, которое принесёт тебе известность и стабильный доход?

— На стабильный доход рассчитывать не могут даже уже известные музыканты, я на это также не надеюсь. Сейчас я больше отдаю музыке, чем получаю взамен. Если и удаётся что-то заработать, то трачу я это в первую очередь на музыкальное оборудование. Этим летом я планирую стать дипломированным инженером-механиком и поступить в Российскую академию музыки имени Гнесиных, мне кажется, это лучшее место для меня.

В других учебных учреждениях, о которых я знаю, всё диким авангардом поросло. Если ты туда приходишь и у тебя есть тональность, то тебе говорят «до свидания».

Многие преподаватели требуют писать атональную музыку, но это неестественно для меня. Я не хочу, чтоб мне ломали душу авангардом. Я не считаю, что эта музыка опережает своё время, как многие говорят. Мне кажется, что это просто шум, который не близок ни уму, ни сердцу.

— По данным российского авторского общества за 2013 год, в одной только Москве зарегистрировано три с лишним тысячи композиторов. Сейчас, на начальном этапе своей музыкальной карьеры, ты чувствуешь конкуренцию?

— Конкуренция, может, и есть, но я ей рад. Я бы очень хотел, чтоб какой-нибудь композитор-неоклассик из России пробился на мировой уровень. Глядишь, его будут вспоминать, а потом и меня вспомнят (смеётся). Чем больше композиторов, тем больше интерес к нашему общему стилю. Я пока не чувствую, что кто-то занял моё место.

— Какого максимума ты бы хотел добиться как композитор?

— После того как отыграю несколько мировых турне (смеётся), я бы очень хотел продвинуть музыку отца. Здесь, в Красноярске, никакому Министерству культуры ни его, ни мои произведения не нужны, поэтому буду надеяться только на себя. Если мне удастся познакомить мир и с его музыкой, то я буду счастлив. Также хотелось бы открыть в Сибири небольшой камерный зал, чтобы предоставить площадку именно молодым композиторам.

4 комментариев к статьеДобавить
  1. А когда будет концерт в Новосибирске?

  2. ??? Папе привет из Москвы! Он что — зазнался? Пусть откликнется. ???

  3. Очень простая музыка действительно. Но не простота попадания в сердце ,а, к сожалению, простота-примитивность. Много переслушала композиций, после того, как зацепила «Cloud», была уверена, что найду море музыкальной вкусноты, но в итоге разочарование, очень жаль. Композиции однотипны, гармония в них, как в саундтреках к детским мультфильмам, вся сплошь состоит из повторяющихся фраз даже не обыгранных, нет, просто зацикленных..
    Правда, очень жаль, и очень удивляет популярность в интернетах, видимо, люди совершенно утратили понимание музыки и готовы съесть всё, что похоже на классику, но на вкус, как уже знакомая жвачка, главное наверное ,чтоб фортепьянка звучала.
    Грусть

Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2018 Все права защищены

.