Зажги мой огонь

Текст: Елена Макеенко
Фото: Настя Захарова; архивные фото предоставлены Игорем Николаевым

Работа над документальным фильмом о трёх десятилетиях сибирского рока была закончена в конце прошлого года. Трейлер «Сибирского Вудстока» видели уже, кажется, все, кому эта тема интересна, но показывать готовую ленту широкой публике её создатели — Игорь Николаев и Константин Нарыков — почему-то не спешили. Первый показ неожиданно состоялся в январе на фестивале «Арт-Пермь». В преддверии долгожданной новосибирской премьеры (23 февраля в ДКЖ) мы встретились с Игорем и Костей, чтобы узнать, что ждёт зрителей и чего ждут сами авторы.


— Расскажите уже, почему новосибирская премьера заявлена с такой большой задержкой?

Костя: Мы хотим подойти серьёзно, не просто так показать в каком-нибудь небольшом заведении, а чтобы с концертом, с выставкой архивных фотографий рок-тусовки за последние тридцать лет. Это будет масштабное мероприятие, оно будет идти почти полдня, будет два сеанса.

— А почему «Сибирский Вудсток»? Из названия можно подумать, что фильм о Новосибирском рок-фестивале.

Игорь: Мы растянули во времени три десятилетия. Если фестиваль шёл три дня — у нас чуть-чуть побольше. На самом деле, Костя придумал это название, а я не стал спорить. Почему нет? Да, может, название маленько пафосное для нашего фильма, так это для заманухи. На самом деле оно обобщает тот драйв, который был в то время, и у нас тоже был.

Костя: Мы как раз хотели, чтобы фильм нёс ностальгическую нотку, и поэтому такое пафосное название. Чтобы вспомнить те эмоции и ощущения, которые испытывали люди, ходившие в молодости на концерты, на тех музыкантов, которые сейчас уже в предпенсионном возрасте.

Игорь: Этот азарт растянулся во времени, раз в десятилетие возникало какое-то такое пламя, и оно давало силу, заряд последующему поколению.

Янка Дягилева с друзьями

группа Йод, примерно 93-94 год

группа Nuclear Losь

Путти

— Так это ведь общемировая тенденция, везде были свои 60-е, 70-е, 80-е…

Игорь: Вот мы и отметили в фильме, что у нас тоже такое было. Ничего тут сверхоригинального нет, фильма вообще никакого не было про новосибирский рок. Кроме «Студии 8», которая снимала фильм, приуроченный к фестивалю «Разная музыка» в 2000 году.
Костя: Перед этим по телевизору показывали десятиминутки небольшие, там Илья Калинин был ведущим. Вот там тоже, можно сказать, была первая попытка рассказать про новосибирский рок. В нашем фильме так же — неполная история, но, тем не менее, фильмов про русский, сибирский рок очень мало.

— Почему их мало, как вам кажется, потому что никто не может полную историю охватить или потому что не о чем рассказывать?

Игорь: Просто лень людям! Старшее поколение кинодокументалистов или наше телевидение — они этим не интересуются.
Костя: Да, безалаберное просто отношение. Мы же искали архивы, там видно, что концерты снимали на профессиональные камеры, то есть хроника велась. Но где вот эта хроника? Почему её нет до сих пор в нормальном качестве? Может, это всё лежит где-то, но достать оттуда невозможно.

— У вас не было опасения, что в 2012 году уже мало кто помнит музыкантов, о которых идёт речь в фильме?

Игорь: Я не могу сказать, что их забыли, но это нормально, что ты спрашиваешь. Молодёжь уже забыла их отчасти. В нашем фильме мы разговаривали с молодыми представителями рок-сцены, так они даже если помнят имена, то не ходят на их концерты. Говорят, просто времени нет. Но я их могу понять. Если я был в шестнадцатилетнем возрасте лишён той информации, которая доступна им сейчас, то, соответственно, я и посещал все местные рок-концерты и все группы знал. Я в то время получил эмоциональный ожог (извиняйте за такой оборот), и с возрастом он хоть и зарубцевался, но остались приятные ощущения. Тогда жизнь была насыщенная, мне интересно было просто окунуться в эту атмосферу ещё раз, поговорить с этими людьми. То есть я полез в это дело из своих личных соображений.

— О чём там получилось в итоге: об истории, о вашем ощущении, просто какой-то каталог всех этих людей, что это?

Игорь: Всё, что ты назвала, имеет место. Ну и, наверное, один из важных вопросов, который мы там пытались раскрыть, это о том, почему люди сделали свой выбор в пользу рок-музыки, почему они остались здесь по сей день, хотя прибылей нет больших.

— А ответ на вопрос, почему они остались здесь по сей день, вы получили?

Игорь: В Новосибирске, в смысле? Кто-то пытался уехать, кто-то приезжал обратно. Ревякин уехал, его нет здесь, Наумов в Нью-Йорк уехал — у каждого своя судьба, видимо, каждый делает свой выбор. Но в основном как-то не было такой задачи узнать «А почему ты не уехал в Москву?». Нас скорее интересовало, почему эти люди остались партизанами.

Фрау Крэк, концерт в клубе 888

Майк Поздняков, группа СПиД

Группа ТЭЦ, 1995 год

Гражданская оборона

— Интересно даже не то, почему они не уехали в Москву, а почему те, кто пытался уехать, оказались там совершенно не нужны, хотя здесь они какие-то реальные представители рок-культуры, которых мы запомним.

Костя: В фильме ты не найдёшь ответов, там, скорее, наоборот, вопросы. Мы хотим 23-го февраля собраться и вместе пообсуждать, почему, собственно, кто мог — не уехал, а кто не хотел уезжать — всё равно теперь выступает редко даже в Новосибирске.
Игорь: No Fuzz прямым текстом сказали: «Мы не хотим уезжать, потому что, приезжая в Москву из Сибири, мы там неким самородком смотримся— группа из Сибири играет гаражный рок». А если они переедут туда жить, они станут просто очередной группой, которая играет гаражный рок. Есть какой-то такой момент: группа из глубинки интересна. Мы вот даже когда были в Перми, я там разговаривал с местными музыкантами, они за Урал к нам вообще не ездят. То есть, дай бог, может, кто-нибудь на Байкал съездил раз в жизни. Я там записал диск с разными новосибирскими группами, дарил пермским меломанам, и сейчас многие пишут «ВКонтакте» — без всякой лажи там какой-то, не вру — «Спасибо, классная группа, жалко, что мы были лишены этого и не знали, что такое существует». Пусть даже интернет, казалось бы, позволяет это сделать, но не дотягивает информацию до людей.

— Наверное, раз в интернете всё доступно, люди не ищут «что там в Новосибирске».

Игорь: Ну вот, кстати, то поколение, группы «Путти», «СПиД» — они были всё-таки в андеграунде, панковатыми были и на успех дикий не рассчитывали. Как Чиркин говорит в самом начале фильма: просто баловались, да как-то затянуло, пошло, раскрутилось. Потом, в 90-е годы всех поломало, многие вообще перестали музыкой заниматься. Это такое поколение отчасти потерянное, хотя можно про любое поколение сказать, что оно потеряно. А Ревякин, например, сразу ориентировался на профессиональное развитие, он говорит об этом в фильме. Но сейчас всё-таки люди больше ездят. Вот пример — Punk TV. Они, ещё живя здесь, уже гастролировали, то есть находили способы существования более серьёзные. Раньше люди доезжали отсюда до Иркутска, там с компанией что-то записали, набухались, вернулись обратно. Всё на этом заканчивалось: ни пластинок, ничего нет продавать. Сейчас есть какой-то процесс, клубы есть — договариваешься, выступаешь, всё попроще. В этом смысле молодые группы сейчас имеют шансы быть известными, не уезжая отсюда.

— Вы довольны результатом?

Костя: Я доволен.
Игорь: Конечно, я бы переделал кое-что, но это как всегда.
Костя: И мы, наверное, ещё будем переделывать, потому что мы с Павлом Печёнкиным же встретились в Перми, это президент «Флаэртианы», кинодокументалист такой известный, и он сказал, что показал бы наш фильм у себя в пермской Синематеке, но надо его сократить до полутора часов и убрать эпизоды, которые понятны только новосибирцам.
Игорь: Мы отказались от закадрового голоса специально. Может быть, для иногородних стоит ввести его.

— А люди, которых вы снимали, довольны, как думаете? Никто из героев драться не полезет?

Игорь: Да ну вряд ли, они же как раскрывались — мы так их и показали. Мы же журналисты, знаем, что можно так нарезать синхрон чтобы человека дураком показать. Так что прямая речь сохранена.

Единственное, о чём я сожалею — что с некоторыми не удалось связаться. Может быть, будет продолжение, потому что много за кадром осталось реально интересного.

Чиркин и Поздняков

Калинов мост

Дмитрий Селиванов, Александр Чиркин, Егор Летов

Афиша благотворительного концерта в посёлке Кольцово

— Вы вдвоем всё снимали?

Игорь: Поначалу ещё были два оператора, но они на полпути сошли с дистанции. Нам пришлось фотоаппарат покупать, чтобы третьего не искать.

— То есть бюджета не было?

Игорь: Мы изначально отказались от этой идеи. Во-первых, думали, будем долго искать: пока будешь искать, и энергия уйдет, найдёшь — начнут диктовать какие-то правила: то нельзя, не матерись…
Костя: Нам просто самим ещё очень нравился съемочный процесс. Сейчас нужно готовиться к мероприятию, а я бы лучше ещё раз поснимал. Кстати, если спонсоров найти нормальных, можно и вторую часть снять. За свой счёт второй раз нам, конечно, тяжело браться.
Игорь: Ну или, может быть, наш опыт даст толчок профессиональным деятелям, может быть, ГТРК снимет что-нибудь.

15 комментариев к статьеДобавить
  1. Все на премьеру!!1

  2. вы молодцы, слов нет

    фотографии потрясающие, прекрасно, что сохранили их

  3. О чем заголовок??? Елена Макеенко — гениальный «писатель «

  4. Вот, насчет архивов и документалистики — верно подмечено. Кто-то снимал, кто-то фотографировал. Где это все? Это не претензия, это праздное любопытство
    Вот, например в Севере, который за Учительской в лесу, в декабре 1988 года выступал Цой. Без группы. Местные коммерсы позвали группу Кино, афиши расклеили, деньги собрали и пропали куда-то. Позже это станет нормой, а тогда мероприятие было заявлено, люди ждали. Приехал правда один Цой без группы и бесплатно для себя. Плюнул, взял гитару и поехал: «Люди же ждут!».
    Был концерт, была съемка, да черт возьми, люди тогда на Ассу по три раза ходили. А такое мероприятие было событием с большой буквы…
    Интересно, где сейчас материалы того концерта? Вряд ли тогда было мало отснято.

  5. 2Ленка
    Вопрос лично к вам: Какой заголовок предложили бы вы?

  6. Ну и, наконец, комментарий по теме.

    Поздравляю Игоря и Костю с тем, что фильм закончен:) Мне кажется, что как для автолюбителя никогда не заканчивается ремонт автомобиля, так и для режиссера никогда не заканчивается процесс монтажа — все время хочется что-то переделать.
    Когда год (или больше?) назад Игорь показал мне пару десятков скрепленных листов А4, на которых было что-то вроде сценария — я понял насколько колоссальны будут трудозатраты при воплощении всего этого!

  7. Алексей, и тебе низкий поклон за помощь)))

    Про архивы: фотографий тех лет достаточно много, а вот с видео беда. Мы в поисках архивов звонили в ФГУП «Западно–Сибирская киностудия» и там сказали, что есть какая-то хроника связанная с новосибирской рок-музыкой, но надо искать в каталогах. Потом озвучили расценки: оцифровка с ленты будет стоить 3 т.р. минута. Может это и немного при хорошем финансировании, но нам это было не по карману. Я вот знаю, что в год 75-летия НСО выделили энную сумму на перевод в цифру док.фильмов и просто хроники о нашем регионе, которые хранятся в киностудии. Может надо мин.культуры Ярославцевой коллективной письмо написать? Мол, поручите Давлетшиной или там еще кому (мне (!) например), пусть создадут фильм о неформалах… 80-з — 90-х. А то я чувствую о первомае, комбайнерах, ученых и строительстве метро нарежут очень клипов. Это, конечно, тоже хорошо…

    кстати, в 90-х телекомпании активно снимали концерты. НТН и ГТРК, например. Но когда говоришь им об архивах тех лет, они лишь грустно разводят руками…

    • Рок-музыка и все сопутствующие ей движухи в 99% случаях живут за счет голого энтузиазма участников. Три рубля/минута — это довольно большой ценник. Если съемка тогда велась на киноаппаратуру (т.е. светочувствительные пленки), то еще через десяток лет они просто развалятся при первой прокрутке бобины через проектор и оцифровывать будет уже нечего.
      Если запись велась на магнитную ленту, то с ней уже произошло нечто ужасное. У кого есть есть школьный выпускной? Сотрите пыль в видика, включите кассету. Ужасно, не правда ли? Так вот материалы тех лет будут еще хуже. Любые магнитные носители надо раз в квартал перематывать иначе беда. Если даже все взять и оцифровать сейчас — это получится «старая добрая немецкая», только голоса Володарского будет не хватать для полного счастья.

      В общем, надо признать, что этот пласт культурной жизни НСО мы безнадежно просрали и фильм «Сибирский вудсток» скорее всего будет единственным вменяемым свидетельством о жизни тех лет.

  8. Почему никак не упомянули группу ИСКАТЕЛИ ХРЕНА?

  9. я думаю, Евгений, авторы просто не застали Вас дома

  10. Залейте в сеть после премьеры, плз!!! :))

  11. Где архивы, спрашиваете вы? А кто вообще о них думает? Я спрашивал на ОТС, могут ли они мне для моего архива сделать копии моих выступлений трехлетней (! 2008 !) давности. Ответом мне был грустный смех.

1 pingback on this post
Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2022 Все права защищены

.