Что он курил?

Текст: Юлия Торопова
Фото: Александра Попова

Организованный группой студентов-мультипликаторов амстердамский фестиваль KLIK! всего за 5 лет превратился в одно из крупнейших анимационных событий Европы. У новосибирских зрителей на этой неделе была возможность ознакомиться с лучшими конкурсными фильмами KLIK!’а последних двух лет и понять, что происходит в современной европейской мультипликации. В кинотеатре «Победа» программу представляли куратор фестиваля Матейс Стехинк и специальный гость, аниматор голландской студии Йоб Рохевен.


— На участие в фестивале KLIK! ежегодно претендует огромное количество мультфильмов. Как вы выбираете, что войдёт в программу?

Матейс: Фильм в формате KLIK!’а должен стрелять по нескольким мишеням, если можно так сказать, он должен быть интересен представителям разных аудиторий. Например, есть такой мультфильм «Мой маленький пони», на последнем фестивале мы его особо выделили. Вот он как раз популярен у абсолютно разных людей. В Голландии есть целая группа фанатов этого мультика, они называют себя bronies — от слов «брат» и «пони» (В России такое сообщество тоже есть — прим. Siburbia). Когда мы отсматриваем мультфильм, мы задаём себе вопрос: «Зацепит ли он людей? Похож ли он в этом смысле на “Моего маленького пони”?» Для нас это важный критерий при отборе — понравится ли мультик зрителям. Хотя часто бывает так, что «выстреливают» те фильмы, от которых мы этого не ожидали.

KLIK! предполагает общение со зрителями, для нас важно не просто вариться в собственном соку, а выйти к зрителям, сказать им «привет!» и получить обратную связь.

Так что я в свою очередь хочу задать вопрос вам: какие из мультфильмов, которые вы сегодня видели, запомнились больше всего?

— Больше всех, наверное, понравился трогательный мультик «Бутылка» (Bottle, США, 2011), в котором Снежный человек и Песочный человек отправляют друг другу бутылочные послания, рассказывая в них о мире, в котором живут. Приятно было ещё раз увидеть фильм «Счастливый турист» (Happy Camper, Нидерланды, 2011) о забавном йети Манфреде. А вот некоторые фильмы ещё нужно переварить, например, «Привет, Бэмби» (Hallo Bambi, США, 2011), где Мачеха в шлеме Дарта Вейдера, а Белоснежку в конце вместе с космическим кораблем проглатывает оленёнок Бэмби.

Йоб: Согласен, «Привет, Бэмби» — тоже не моё.
Матейс: Обычно лёгкие и смешные мультфильмы находят больше поклонников. Это мы постарались учесть, когда формировали программу для гастролей в России. Я сомневался насчёт фильма «Свалка» (Junkyard, Нидерланды-Бельгия, 2012) о двух друзьях, один из которых попадает в плохую компанию, становится наркоманом, и о том, как рушится их дружба. Он очень мрачный и тяжелый. Но мне сказали, что фильм, может быть, прокатит. К тому же он действительно хороший, от Голландии он номинировался на «Оскар». Я подумал: «Окей, можно его взять». И, кажется, не прогадал. Ведь мы хотели показать разную анимацию. В KLIK!’е, конечно, много прикольных фильмов, но в целом фестиваль — это не только веселье.

— Перед началом премьерного показа вы отметили, что темой KLIK!-2011 стало насилие в мультфильмах, смех над насилием. В российских анимационных кругах это достаточно спорный вопрос, многие считают, что чёрный юмор — это не очень хорошо. Где, по-вашему, граница, когда смешное переходит в жестокое?

Йоб: А здесь нет правил. Всё зависит от замысла аниматора, от того, что он этим хочет сказать. Если ему для этого нужно показать насилие, пусть покажет.
Матейс: Большую роль играет восприятие ситуации не только мультипликатором, но и зрителем. Иногда не сказать нельзя, а смех — это просто защитная реакция. Например, мне очень грустно, потому что умер мой любимый кот. Но я прихожу к вам и говорю со смехом: «У меня кот умер!». Я улыбаюсь не потому, что мне весело, понимаете?

Было бы здорово, если б все мультики были милыми и симпатичными, но для этого мир должен быть другим.

А реальность — она как пианино с белыми и чёрными клавишами, так зачем избегать этого в мультипликации и проводить границы допустимого, пусть всё будет, как есть.

— Какие тенденции наблюдаются сегодня в голландской анимации?

Матейс: Современная мультипликация в Голландии практически полностью перешла на 3D. Но на первый взгляд 3D-фильмы бывает сложно отличить от тех, которые делаются в ручных техниках — кукольной и рисованой анимации. Это сложно объяснить, я называю это «thingness»: современная 3D-анимация стремится сохранить тактильные ощущения, кажется, что эти мультфильмы реальны, что всё это можно не только увидеть, но и почувствовать, потрогать…

Кажется, я наговорил каких-то странных вещей, вы, наверное, сейчас думаете: «Что он курил?!». Но у нас действительно такая анимация! (смеётся)

Но такое возможно только в маленьких студиях, вроде той, где работает Йоб, а в крупных 3D-проектах наподобие «Шрека» это ощущение теряется.

Йоб: Это верно, в небольших студиях особая атмосфера. В нашей, например, работают только три человека — я и двое моих друзей Йорис Опринс и Марике Блау. Все мы обучались дизайну, но потом поняли, что делать фильмы нам интереснее, чем стулья. Поначалу мы снимали обычных людей на улицах, но и люди, и улицы, были не такими, как нам хотелось бы — и тогда мы начали делать мультфильмы.

Мы занимаемся этим уже пять лет, понимаем друг друга с полуслова и делаем то, что нам нравится. В мечтах у нас — полнометражный фильм, но мы понимаем, что его сложно будет сделать только своими силами, придётся нанять ещё людей и, может быть, даже отойти от анимации и заниматься другими вещами, которых не избежать в большой компании. Мы к этому пока не готовы.


Читать также:


Jens, he is
Берлинский художник-комиксист Йенс Хардер о сибирских медведях, комиксах как СМИ и Линор Горалик.


1 комментарий к статьеДобавить
  1. Очень интересно! Спасибо за статью!

1 pingback on this post
Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2021 Все права защищены

.