«Сибирь и точка»: Малая Сыя

Сибирская спелеодеревня

Текст и фотографии: Анна Груздева

Республика Хакасия, расположенная в Южной Сибири, — особенная, не похожая ни на какие другие территории часть нашего региона. Путешественников притягивают сюда мягкие степи и хребты южных гор, древняя шаманская культура и традиции разных этносов. Об этих солнечных краях мы ещё расскажем. А сегодня поделимся путешествием в хакасскую глубинку, где своей глубиной обладают как подземные пространства, так и наземный труд самых обычных людей.

Хакасский Детройт

Возле приземистого деревянного дома топчется терпеливая старушка. Ждёт хлеба.
— Доброе утро! Вам как всегда, две? — к её дому подъезжает небольшой грузовик, и водитель с улыбкой открывает двери машины. Морозный воздух смешивается с запахом свежего хлеба. В деревню Малая Сыя, что спряталась в Хакасии на берегу Белого Июса, хлеб привозят из соседнего Ефремкино.

Малая Сыя и Белый Июс (1)

Малая Сыя и Белый Июс (2)

Малая Сыя и Белый Июс (3)

Малая Сыя и Белый Июс (4)

Малая Сыя и Белый Июс (5)

Малая Сыя и Белый Июс (6)

Малая Сыя и Белый Июс (7)

Эта скромная деревня, вокруг которой раскинулись отроги Кузнецкого Алатау, кажется совсем необитаемой: днём здесь можно встретить только собак и лошадей, а вечером свет теплится всего в паре-тройке избушек.

Американец узнал бы в Малой Сые покинутый и молчаливый Детройт, где дома точно так же чернеют выбитыми окнами, словно беззубыми ртами.

В советское время в этой деревне было подсобное хозяйство золотодобывающего рудника «Коммунар», после распада которого осталось лишь полуартельное производство по обжигу кирпича и извести. По выходным в клубе крутили кино, а в деревенском магазине были консервы и сгущёнка. Сегодня в Малой Сые живёт около 15 человек, а о гастрономических изысках не стоит и мечтать. Но этот неприметный на первый взгляд уголок Хакасии известен любому спелеологу Сибири.

Научные споры

В окрестностях Малой Сыи и села Ефремкино спряталось более сорока пещер разных уровней сложности. По словам новосибирского исследователя Олега Доброва, «есть такие, в которые можно зайти лишь слегка пригнувшись и такие, где понадобится спускаться по верёвке десятки метров». В праздники и на каникулы в Малую Сыю приезжают как взрослые спелеотуристы, так студенты и школьники из Новосибирска, Томска, Красноярска, Иркутска и других сибирских городов. И тогда деревня наполняется звуками.

Первые сведения о здешних пещерах содержатся в работах учёных 18-го века, а до 1982 года в Малой Сые располагалась база института мерзлотоведения Сибирского отделения Академии наук СССР. Вообще это место, спрятанное в глубине Хакасии, в советское время было масштабной научной площадкой и дискуссионной ареной. В 1975 году новосибирский археолог Виталий Ларичев обнаружил стоянку древнего человека, относящуюся к периоду верхнего неолита. Примерная площадь этого поселения — 2–2,5 тыс. м?. При раскопках учёный нашёл большую коллекцию каменных орудий, кости оленей, сибирского горного козла, бизона и других животных, на которых охотились древние люди. А также, по его мнению, объекты искусства малых форм.

За мысли о том, что в этих находках-предметах искусства отражаются мировоззренческие идеи Homo sapiens в Сибири (а именно элементов космогонии и космологии как свидетельств «космичности мышления» сибиряков) некоторые учёные прозвали академика Ларичева «сказочником».

Трогать давние научные споры всё равно что будить пещерного льва, но факт остаётся фактом: Малая Сыя — богатое археологическими и культурными древностями место Хакасии, куда возвращаются молодые исследователи.

Музейные полки

Елена Руденко, у которой мы второй день одалживаем охапки дров для печки, как раз является хранителем уникальных древностей Малой Сыи и её окрестностей. Впервые Елена попала в деревню в 1980-е, когда была студенткой кафедры физиологии позвоночных Томского государственного университета. А в 1990-е переехала в это крошечное поселение жить.

— Здесь всегда была интересная спелеологическая тусовка: приезжали археологи, геологи, барды, разный другой неординарный народец. Очень увлекало интересное общение с ним. Мне нравится, что здесь можно самому выстраивать свой ритм жизни, не толкаясь с людьми в автобусе.

Зоолог Елена Руденко и её книжный дом

Зоолог Елена Руденко и её книжный дом

Зуб пещерной гиены и зуб пещерного льва, возраст которых, по данным научной экспертизы, около 30 тыс. лет

Зуб пещерной гиены и зуб пещерного льва, возраст которых, по данным научной экспертизы, около 30 тысяч лет.

Хаотичный склад древностей готовится переехать в новое помещение

Хаотичный склад древностей готовится переехать в новое помещение.

Двусторонний вкладышевый костяной нож. В отверстия (или пазы), сделанные по сторонам кости, вставлялись острые каменные отщепы —  получалась наборная пилочка. Такие двусторонние ножи, по мнению археологов, довольно редкие

Двусторонний вкладышевый костяной нож. В отверстия (или пазы), сделанные по сторонам кости, вставлялись острые каменные отщепы — получалась наборная пилочка. Такие двусторонние ножи, по мнению археологов, — довольно редкие.

Рукокрылые: Трубконос Сибирский и Ушан Огнёва. Оба вида занесены в Красную книгу.  При экспонировании ни одна летучая мышь не пострадала.

Рукокрылые: Трубконос Сибирский и Ушан Огнёва. Оба вида занесены в Красную книгу. При экспонировании ни одна летучая мышь не пострадала.

Экспонат

Бедренная кость пещерного льва, возраст которой, по данным научной экспертизы, около 30 тыс. лет

Бедренная кость пещерного льва, возраст которой, по данным научной экспертизы, около 30 тысяч лет.

Елена и сама из таких же «неординарных» — своеобразный маяк для приезжающих в Сыю. На крыше пристройки рядом с её домом — тряпичный спелеолог в каске, во дворе — забытые приезжими старые ботинки, одежда и снаряжение, а дом женщины-зоолога изнутри похож на одну большую книжную полку. Пушистая серая кошка выпрыгивает из моих рук и бежит к котятам в коробке, в пороге желтеют гигантские тыквы с собственного огорода, а сама хозяйка звенит посудой, наливая мне вторую чашку чая. После обезоруживающей тишины Малой Сыи это нехитрое движение жизни особенно радует.

— Это зуб пещерного льва, — Елена достаёт с полки красивую блестящую кость. — Редкая находка, таких в Сибири очень мало, но они доказывают, что пещерные львы обитали не только в Европе, как считалось прежде, но и в Сибири.

Елена — хранитель небольшой музейной коллекции Малой Сыи, которую ещё в 1950-е годы начал собирать преподаватель и директор ефремкинской школы Фёдор Кириллов и томский учёный Владимир Дмитриев. Коллекция в советские времена жила на небольших полках её собирателей, а позже перекочевала в старенький дом. Сегодня деревенский музей, который больше похож на склад разномастных древностей, посещают все приезжие: опытные спелеологи, праздные туристы, любопытные школьники.

Здесь можно увидеть как бедренную кость пещерного льва, зуб пещерной гиены или череп молодого медведя, так и рассмотреть на свету сталактиты и сталагмиты, а также редкие виды летучих мышей, занесённых в Красную книгу.

— Сейчас археологи целенаправленно пещеры не изучают: считают, что это не очень интересно, — Елена крутит в руках ценный артефакт, найденный красноярским школьником. — Поэтому ценные находки уходят по карманам, по частным коллекциям. Из-заэ того сведения об археологии наших пещер обрывочные, ведь люди, как правило, не фиксируют местоположение находки. Так и происходит разграбление и уничтожение культовых пещерных комплексов. Правда, недавно я встретила в Сые группу студентов из Иркутска, они собираются здесь что-то изучать.

Сама Елена часто бывает в подземных пространствах — ведёт мониторинг численности летучих мышей (по-научному, рукокрылых) в Археологической пещере. Результаты своих исследований передаёт зоологам Томского государственного университета и заинтересованным учёным. Вместе с мужем Петром, который держит в деревне гостиницу для приезжих, они самостоятельно строят новое здание музея. Всё-таки эта деревня давно уже популярная спелеологическая точка, где должно быть не только что-то для работы мышц и затвора фотокамеры, но и для головы и воображения.

Блуждающие в темноте

В Малой Сые есть как не слишком сложные пещеры вроде «Археологической», куда водят даже школьников, так и весьма серьёзные. Например, пещера Ящик Пандоры, название которой отсылает к древнегреческому мифу, — вторая по длине в Сибири после Большой Орешной в Манском районе Красноярского края. Эта пещера каскадом гротов, уклонов и колодцев уходит почти на двухсотметровую глубину, а вся система галерей и лазов вмещает около 400 озёр глубиной до 50 метров.

За последние 25 лет в пещере погибло три человека. У широкого входа в Ящик Пандоры висят мемориальные таблички спелеотуристов, лишний раз напоминая, что идти в столь непростую пещеру без надёжного инструктора и опыта — опасно.

Вход в Кашкулакскую пещеру

Вход в Кашкулакскую пещеру

Средняя температура в пещерах  -3-6 °C

Средняя температура в пещерах -3-6 °C.

Самая удобная одежда для похода в пещеру — комбинезон, который не жалко замарать, и так же резиновые сапоги или берцы. Но одни из самых необходимых элементов «костюма» спелеотуриста, конечно, каска и фонарик

Самая удобная одежда для похода в пещеру — комбинезон, который не жалко замарать, и резиновые сапоги или берцы. Но одни из самых необходимых элементов «костюма» спелеотуриста — конечно, каска и фонарик.

Прохождение пещеры требует навыков работы с довольно хитрым снаряжением

Прохождение пещеры требует навыков работы с довольно хитрым снаряжением.

В пещерах часто встречаются сталактиты — свешивающиеся с потолка «сосульки» разных размеров, и сталагмиты — «сосульки», растущие из пола пещеры. Они могут быть разной формы и размеров

В пещерах часто встречаются сталактиты — свешивающиеся с потолка «сосульки» разных размеров и сталагмиты — «сосульки», растущие из пола пещеры.

Пещера Кашкулакская — или, в народе, пещера Чёрного дьявола — тоже одна из самых популярных в окрестностях Малой Сыи, но менее сложная. Этот археологический памятник сравнительно небольшой: протяжённость пещерных ходов составляет 820 метров, а их глубина всего 50 метров. Когда-то Кашкулакская пещера, как и большинство пещер в этих краях, была культовой: со времён каменного века шаманы, охотники, обитатели тайги и жители гор совершали здесь различные обряды, приносились в жертву животных.

Обвешанные килограммами спелеологического снаряжения, мы включаем налобные фонарики и углубляемся в плотную и пугающую темноту Кашкулакской пещеры. В её привходовой части встречаем подожжённые пучки бледно-розовой травы, лежащие полукругом. Очевидно, это место привлекает любителей мистики до сих пор.

— Кашкулакскую пещеру настолько разрекламировали, — иронично замечает Елена Руденко, — что товарищи «шаманы», которые стараются произвести впечатление на своих клиентов (а ведь зачастую их обряды лишь коммерческая деятельность), считают своим долгом взять в пещеру пучок чабреца или индийские благовония, спалить их и тем самым совершить «обряд очищения» или «общения с духами». От этого сильно страдает как экология пещеры, так и летучие мыши, численность которых за последние годы сильно упала.

Но, несмотря на нелепые истории с хакасскими шаманами, русскими колдунами и эзотериками, Кашкулакская пещера действительно имеет культурную ценность. Почти в центре первого грота можно увидеть сталагмит в форме фаллоса, который издревле был для язычников символом плодородия и продолжения рода. Учёные, исследовавшие Кашкулакскую пещеру с 1950-х годов, обнаружили возле него кострище, которому более двух тысяч лет.

Летучие мыши — единственные пещерные жители с постоянной пропиской. Фотографировать их со вспышкой нельзя, но можно снять, слегка подсветив фонариком

Летучие мыши — единственные пещерные жители с постоянной пропиской. Фотографировать их со вспышкой нельзя, но можно снять, слегка подсветив фонариком.

Вход в пещеру Ящик Пандоры, одну из самых протяжённых в Сибири

Вход в пещеру Ящик Пандоры, одну из самых протяжённых в Сибири.

Поход в пещеру может занять от трёх-пяти часов до нескольких суток, в зависимости от сложности и протяжённости маршрута.

Поход в пещеру может занять от трёх-пяти часов до нескольких суток, в зависимости от сложности и протяжённости маршрута.

Пещеры

Пространство пещеры не сравнить ни с одним другим. Там, где исчезает последний луч солнечного света, начинается лабиринт неведомого сырого города с глиняными и каменными улицами, полными физически ощутимой темноты и весящей под сводами гротов тишины. Ориентироваться в нём трудно: порода, из которой сложены стены кашкулакских переходов, галерей и даже натёчные образования, имеет абсолютно чёрный цвет. Я запрокидываю голову, пытаясь разглядеть блестящие от воды каменные глыбы, но стены полностью поглощают свет налобного фонаря.

Единственные существа, живущие в этой черноте — летучие мыши. В гроте Энтузиастов, куда мы спустились на веревке вдоль 25-метрового отвеса, их заметишь не сразу: мохнатые чёрные точки, уцепившись лапами за грубые стены пещеры, бесшумно висят вниз головой.

Во время зимовки, которая длится с середины сентября до середины июня, летучие мыши впадают даже не в сон — в анабиоз и перенимают температуру окружающей среды: от 0 до +10 °C.

Выход из этого естественного анабиоза для летучих мышей равен смерти, поэтому соблюдение тишины в пещере — одно из непреложных правил спелеотуризма, и одна из его болезненных проблем.

— Пребывание людей в пещерах нарушает условия жизни рукокрылых, и эта проблема есть не только в Малой Сые, но и во всём мире, — зоолога Елену Руденко, которая самостоятельно окольцовывает летучих мышей в «Архейке», особенно заботит эта проблема. — В зарубежных государствах в пещерах, где живёт больше сотни летучих мышей, запрещено устраивать экскурсии, в России соответствующего законодательства нет. Да, в нашей стране, в отличие от Европы, в большинстве пещер летучие мыши ещё живут, но в нескольких из них популяции уже полностью уничтожены туристами. Если изменить поведение людей в пещерах, то и эти будут заново заселены мышами. Но пока ситуация противоположная.

В Малой Сые нельзя не
– испачкаться пещерной глиной и грязью под присмотром опытного инструктора
– сходить в местный музей с археологическими и культурными находками и подержать в руках зуб пещерной гиены или льва
– взглянуть на медленное течение Белого Июса с одной из окрестных возвышенностей
– послушать тишину

Спелеотуризм сегодня активно развивается. Только в Малую Сыю на праздники приезжает порой от 200 до 300 туристов, желающих познакомиться с холодным подземным миром. Неудивительно, что в той же Кашкулакской пещере под ногами можно разглядеть не только кости животных, но и старые консервные банки, бумажные фантики и прочий мусор. Турфирмы активно предлагают и прокатное снаряжение в «заколдованные места», и работу инструктора (часто нерадивого), и баню, и фейерверк, и «карнавал, шабаш и пляски ведьм у костра», совершенно игнорируя тот факт, что пещеры — особенные природные комплексы со своим градусом жизни и со своими обитателями.

— Если и при входе в Археологическую пещеру просто посадят сторожа и будут выдавать всем желающим каски, фонарики или пускать внутрь неграмотных инструкторов, то для летучих мышей настанут плохие времена, — грустно размышляет Руденко о туристической инициативе Ширинского краеведческого музея, которую, к счастью, пока не пустили в жизнь.

Пещеры привлекают многих туристов не просто как уникальные по своей атмосфере пространства, но и как таинственные и загадочные места, где люди часто «испытывают нервозность, переходящую в панический страх», как нередко можно прочесть в интернете.

— Аня, посмотри, не идёт за тобой шаман? — шутят надо мной парни из команды: я замыкаю нашу цепочку. По легенде, в гроте Призраков Кашкулакской пещеры обитает дух шамана, который мстит людям, потревожившим его после смерти. А сама пещера за столетия поглотила много тёмной энергии, время от времени мистическим образом воздействующей на людей. Учёные ещё в 1980-х объяснили происходящие в Кашкулакской пещере странности меняющимися колебаниями электромагнитного поля, но разве кому есть до этого дело? Ботинки скользят по тёмной глине и сырым камням. Я оборачиваюсь в пустоту огромного грота. Позади только чернота.


Как добраться

Из Абакана до п. Коммунары с остановкой в Малой Сые ходят рейсовые автобусы, два раза в день. Билет обойдется в 330 рублей. На машине до деревни можно добраться из Красноярска и Томска разными путями, но непременно через п. Шира, а там, не заезжая в сам райцентр — сворачивать вправо, на дорогу, ведущую в п. Коммунар.

Где жить и питаться

Если вы идёте с опытным инструктором, то этого вопроса у вашей команды и не возникнет: скорее всего, руководитель знает пароли и явки. Но если вы ни разу не были в пещерах и хотите это исправить, то лучше искать инструктора в местных спелеологических сообществах и клубах или обратиться к местным. В п. Ефремкино (недалеко от которого расположена Кашкулакская пещера) есть турбаза «Томичка», где работают опытные инструкторы. Связаться можно с её руководителем, Мариной Жучковой (тел. 8-952-745-16-17). В деревне Малая Сыя можно созвониться с Еленой Руденко (тел. 8-913-058-35-26), она водит в одну из самых популярных, но оттого не менее интересных пещер — «Археологическую». У Елены же можно арендовать небольшую, но уютную избушку с печкой, нарами и большим столом за 150 рублей в стуки или заселиться в «Гостиный двор» Петра Осиповича с кухней, санузлом и постельным бельём за 500 рублей в сутки. Цивилизация — это хорошо, но где в городе вы сможете приготовить блины или оладьи на печи? Продукты в Малую Сыю нужно брать с собой, в турбазах есть кухни.

Важно!

В пещеру, даже самую лёгкую, вас обязательно должен сопровождать опытный инструктор, так как поход в глубокие подземные пространства как минимум требует специального снаряжения и одежды, не говоря о навыках страховки и прохождения сложных участков маршрута. Если вы всё-таки оказались в пещере в компании надёжных спелеотуристов, не мусорите, не кричите, а разговаривайте шёпотом, чтобы не разбудить живущих в гротах летучих мышей и тем самым не погубить их.

Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2018 Все права защищены

.