Кормят нормально

Фото: Алексей Одерей

Более 25 000 волонтёров со всей России сейчас находятся в Сочи, чтобы обеспечивать работу Олимпийских игр. Мы спросили у добровольцев из Сибири, как видят главное спортивное событие в мире его работники, а не спортсмены, журналисты и зрители. Поскольку волонтёрам вообще-то запрещено «писать в социальные сети посты, не соответствующие олимпийскому духу», некоторые имена изменены.



Наталья

Волонтёрам нельзя давать какие-либо комментарии, но я всё же их дам. Я работаю на транспорте. Конкретно — на канатной дороге. Занимаюсь посадкой и высадкой пассажиров и регулирую пассажиропоток.

Что касается организации, то, на мой взгляд, для такого мероприятия, как Олимпийские игры, уровень низок. Организаторы вбухали миллиарды в постройку объектов, однако совершенно не проработали транспортную логистику и взаимодействие с волонтёрами. Упустили из виду кучу мелких деталей. Да и сами объекты построены, видимо, где камень упал. К примеру, 3000 метров до столовой — это ненормально.

Объекты, конечно, впечатлили. Особенно прибрежный кластер. Но они, как я уже говорила, очень неудобные по функционалу. Да и чтобы подойти к объекту, нужно обходить всё ограждение.

Мои ожидания от Олимпиады не оправдались. Я ждала этой поездки, но захотела вернуться назад уже в первый же день.

Из бонусов — форма останется нам. Нужно признать, что она хорошая, особенно у горного кластера. Это, пожалуй, один из немногих плюсов. Обещают подарки от партнёров, но пока я их не видела. Ещё билеты на соревнования и открытие нам дают.

Из минусов — мы тратим свои финансы на проезд. И выходит довольно много. К примеру, в Казани (имеется в виду Универсиада — прим. Siburbia) мы ездили на любом виде транспорта по аккредитации. К тому же многие не выдерживают. Волонтёрам становится плохо. Слишком большая нагрузка.




Евгения

Нас здесь порядка 80 человек из Новосибирской области! Большая часть работает по направлению «ассистент в зоне посадки и высадки пассажиров» на разных олимпийских объектах, но есть ребята, работающие и на других функциях! Например, «церемонии», «медицинский персонал», «IT» и прочее. За свою отличную работу волонтёры получают билеты на соревнования. Это очень круто — побывать в эпицентре событий! Также организаторы обещали нам сюрпризы, которые ждут нас впереди, но о них мы ещё не знаем. Я лично очень довольна, что прошла отбор и стала волонтёром Олимпийских игр. Когда ещё удастся увидеть чемпионов мирового спорта?

Мы своими глазами видим, как волнуются спортсмены перед соревнованиями, их сосредоточенность, и видим радость побед! Например, за наше первое золото фигуристов.

Я работаю в Олимпийской деревне прибрежного кластера, и здесь мы каждый день встречаем Елену Исинбаеву, она мэр в нашей деревне, Ирину Слуцкую, Евгения Плющенко и многих других!





Елизавета

Я работаю у комплекса «Лаура», где проходят соревнования по биатлону и лыжным гонкам. Уровень организации… хм. Прекрасно организованы очереди, тщательно спланировано отсутствие транспорта и людей, занимающихся твоими вопросами. Захочешь ты поменять смены, к кому бы ты ни обратился, ответ один: «я не занимаюсь такими вопросами». Первоначальное место моего проживания находилось в четырёх-пяти часах езды от места моей работы. И с первого дня я пыталась найти человека, который сможет посодействовать переселению. На поиски и все последующие процедуры ушло больше недели.

Я волонтёр транспорта, если верить моей аккредитации, ассистент внутреннего трансфера. Вот только действительности это не всегда соответствует. На прошлой неделе я работала и ограждением, и стрелкой, и знаком пешеходного перехода. В те счастливые дни, когда нам дают работать с людьми, мы открываем и закрываем двери маршрутки.

Каждый день меня впечатляет количество людей, стоящих в несколькочасовых очередях ради покупки билета на соревнование стоимостью тысяч в десять.

Этим летом я ездила на Универсиаду в Казань, где всё было организовано превосходно, и тщетно полагала, что в Сочи будет, как минимум, не хуже. Плюсы работы волонтёра неизменны: новые знакомства, причастность к масштабным мероприятиям… Но и минусов, к сожалению, предостаточно. И все они связаны с тем, что что-то немного не додумали, немного не достроили, немного не учли.




Алексей

Лично я поехал сюда, чтобы отвлечься от своей работы: конец года был настолько напряжённый, что любая смена деятельности была в кайф. Заявка была давно заполнена, и в начале прошлого года я надеялся на то, что меня возьмут, и сомнений о моём согласии на эту поездку не возникало. А сомневаться я стал после Универсиады в Казани.

Дело в том, что, будучи волонтёром на новосибирских проектах, я занимался действительно важными и полезными вещами, решал вопросы и прокачивал те или иные навыки.

От поездки в Казань я ожидал подобного опыта и возможности применить уже имеющиеся навыки, а в итоге получил бесполезную детскую работку. Собственно, после этого я и передумал ехать в Сочи, зная, что опять буду заниматься лабудой. Но, в конце концов, желание сменить деятельность взяло верх, и в последний момент я-таки купил билет до Сочи. Почему купил? Потому что Сочи этого не делает. Сочи оплачивает проживание, питание, проезд по городу и форму.

Ну так вот, сразу после приезда стало понятно, что тут ужас. Если в Казани каждую делегацию встречали тимлидеры, с которыми мы потом и работали всю Универсиаду, и с комфортом доставляли нас до места проживания, то здесь нам удосужились лишь прислать на почту письмо с инструкцией, как добраться до места жительства. Которое, кстати, поменялось за день до отъезда, так как тот комплекс, где мы должны были жить, тупо не достроили. От трёх до восьми часов в день уходит на дорогу до объекта, причём это, как правило, две маршрутки и автобус. Поделать с этим местные менеджеры ничего не могут, потому что существует загадочная система «atos», в которой указано расписание каждого волонтёра. И вне зависимости от того, где ты живёшь и нужен ты на объекте или нет, ты обязан явиться и «зачекиниться» в системе. Массовка, короче. А ещё ребят, которые из Москвы от МАДИ приехали, отчисляют, если они косячат на играх. Ещё мы так и не получили нормального инструктажа.

Работа волонтёров не налажена, и человеческий ресурс используется крайне нерационально. Во время самой Олимпиады дел прибавилось, но нас и до игр тут было слишком много, можно было смело раза в полтора количество волонтёров сокращать.

Мы тут занимаемся тем, что стоим на транспортных точках: внутри объекта ходит транспорт от КПП до разных точек. Стоим на точках, отправляем транспорт по мере надобности. Недавно ещё каким-то образом в наших обязанностях появилась регулировка движения: стоишь, как идиот, с палкой за территорией и показываешь людям дорогу, которую и так все знают.

Кормят нормально. Тут не буду грешить. Происходит стройка. На нашем объекте, горнолыжном центре «Роза Хутор» до начала игр везде были тракторы да строители. Впечатление, что организаторы Олимпиады не смогли бы нормально организовать утренник в детском саду.

Что касается бонусов, то да, мы можем пройти на некоторые мероприятия, а так: «На соревнования ходить можно, если купите билет». На репетицию открытия из волонтёров процентов десять попали, на 15 человек выделяли по два-три билета.




Анна

Как волонтёры группы «Транспорт» на Олимпийских играх мы выполняем функцию посадки / высадки пассажиров. Если быть точнее — встречаем прессу, болельщиков, вип-персон и так далее, сажаем их в нужный транспорт, направляем на нужный им объект, так же и провожаем.

Самое впечатляющие, что Олимпийские игры — это масштабное мероприятие, на котором, возможно, больше не будет возможности побывать. Вот поэтому я здесь и до сих пор ещё не уехала, хотя имеется очень много отрицательных моментов, связанных с неудобным местом проживания, из-за которого мы не спим по двое суток.

Спать приходиться в электричке, автобусе, в общем — где присел, там и уснул. Также огорчает, что к волонтёрам нет никакого уважения, отношение, как к рабам, даже пришлось как-то услышать «вон рабы приехали, скажи им… »

Работа, в принципе, нетяжёлая и довольно-таки интересная, но только тогда, когда проходят соревнования. Утомляет то, что большую часть своего свободного времени во время смены мы проводим впустую: просто сидим и ничего не делаем. Рабочая смена длится 12 часов, из них мы работаем часов 5. Оценивая уровень организации, мягко сказать, она хромает. Транспорт, проживание — это вообще отдельная тема.


Читать также:


Одна на поле ягода
Томичка Ирина Филимонова — единственная женщина среди сибирских футбольных арбитров — обслуживает по 15 матчей в месяц по всей стране, дописывает кандидатскую диссертацию по геоэкологии, играет на флейте и готовится к судейству на Универсиаде в Казани.


Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2017 Все права защищены

.