Лучшая работа в мире. Врач

Текст: Ирина Бородина
Фото: Мария Аникина

Леонид Трунов, всегда мечтавший стать хирургом, приёму амбулаторных больных предпочитает работу в стационаре.

В обществе немало стереотипов о разных профессиях. В проекте «Лучшая работа в мире» мы стараемся подтвердить или опровергнуть некоторые из них. Нам самим интересно узнать, почему молодые люди вопреки всем этим стереотипам называют свою работу любимой. Интересно потому, что сами мы от этой работы отказались. Что мы потеряли или выиграли? Выясняют томские журналисты «Сибурбии».


Хирург 007

Леонид Трунов, 28 лет, хирург медико-санитарной части № 2

— Друг моих родителей — хороший хирург, занимается реконструктивной пластической микрохирургией. Мне тоже захотелось. С 14 лет во время каникул я работал у него на операциях санитаром. Наблюдал, немного помогал медсёстрам. Было не страшно, а страшно интересно.

IMG_7445
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач

IMG_7445Лучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. Врач

Сам я из Киргизии, в Томске учился в медуниверситете, потом вернулся в Бишкек. С сентября 2012-го опять здесь — пришлось переехать по семейным обстоятельствам.

Моя специализация — общая хирургия, но больше мне нравится заниматься микрохирургией кисти. Чаще всего пациенты приходят с травмами сухожилий, мягких тканей: пальцы не работают, рука не двигается. Пришиваешь — рука оживает. Люди не ожидают, что так бывает, не верят до последнего.

С травмами работать интереснее, они не бывают одинаковыми: в каждом случае своё решение. А в общей хирургии много шаблонных операций — всё нужно делать по стандарту, по схеме, это скучно.

В поликлинике моя работа — приём амбулаторных больных, проведение небольших операций. В день около сорока пациентов, плюс ещё двадцать приходят на перевязки. Кроме того, в месяц выпадает от четырёх до семи круглосуточных дежурств в стационаре. Вот там — крупные операции, неординарные случаи… Если в поликлинике у меня есть всего 10–15 минут на осмотр одного пациента, то в стационаре он полностью мой.

Амбулаторный больной сам несёт за себя ответственность: я не знаю, принял он лекарство или нет, придёт на перевязку или пропустит. «Если пациент к тебе не ходит, значит, с ним всё хорошо», — это мы так шутим с коллегами. Была у меня одна пациентка: лечили-лечили, уже пошла было на поправку… Приезжает после выходных — рука по локоть в гное. Поехала к папе, долго ждала автобус, а на улице холодно — перемёрзла. Этого достаточно, чтобы инфекция продолжила распространяться. Вообще, по пациенту сразу видно, ответственно он относится к своему здоровью или нет. Ответственные быстро лечатся.

Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач

Лучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. Врач

Был случай: пенсионер решил попилить веточки в саду и нечаянно отхватил себе кончик пальца. Он попал ко мне и почему-то сразу был настроен критически. Позвонил своему другу-врачу пожаловаться, что ему доктор неопытный попался. Вообще, я доброжелателен к пациентам, но ему сказал в приказном порядке: телефон положили, пройдёмте в операционную.

Пациенты-врачи — у меня таких было двое — отличаются от обычных. У них лечение почему-то всегда проходит с осложнениями.

Но они адекватно себя ведут, например, не просят выписать определённые лекарства. Это рядовые пациенты делают, в интернете разных статей начитавшись. Врач не должен идти на поводу у пациента, ведь именно на нём лежит ответственность за лечение.

В медсанчасти мне приходится осваивать общую хирургию, так как в Бишкеке я ею не занимался. Учусь: читаю книги, справочники, смотрю, как проводят операции другие врачи. Сейчас любую операцию можно посмотреть из дома, вбив в гугле запрос «оперативная хирургия».

Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач
Лучшая работа в мире. Врач

Лучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. ВрачЛучшая работа в мире. Врач

Свободного времени у меня не так много, стараюсь проводить его с друзьями, с семьёй. У меня трое детей: сын и две дочери-близняшки. Как минимум раз в месяц хожу в кино. Мне очень нравится «Бондиана». Я все фильмы смотрел, дома даже есть коллекция дисков. Очень люблю всё, что связано с автомобилями. В Бишкеке у меня была машина. Приезжал, бывало, в мастерскую, переодевался и вместе с ребятами разбирался, чинил…

Люблю собак. На родине у меня было две: боксёр и помесь дога с кавказцем. Там у родителей свой дом — есть, где держать. Сейчас живём в съёмной квартире, места мало, но когда-нибудь всё равно возьму небольшую — английского бульдога, например.

Ещё в Кыргызстане увлекался горными лыжами. Это очень расслабляет — едешь кататься на два дня и возвращаешься другим человеком. В Томске моя жизнь изменилась — ни машины, ни собак, да и на лыжах особо не покатаешься. Зато тут я хожу в бассейн, когда получается. Час поплавал — усталости никакой.

Хирург — это ведь очень экстремальная профессия. Наверное, поэтому многие врачи увлекаются спортом. А вообще, если операция прошла гладко, ты не устаёшь, а выходишь довольным, с чувством, что помог людям.

Какое-то время в Бишкеке я работал начальником медотдела МЧС. Мне эта работа казалась скучной: медпомощи мы не оказывали, просто сортировали раненых. Например, произошла ЧС, людей постоянно извлекают из-под завалов, но всех сразу увезти в больницу невозможно. Лежат перед тобой два человека, а в машине только одно место. Если отвезти первого, то он выживет, если не отвезти — умрёт. А у второго, даже если доставить его в больницу, меньше шансов остаться в живых. Отвозим первого…

Не могу сказать, что врачи очень циничные. Просто вот такой жестокий выбор приходится делать довольно часто.

Самое страшное было 10 апреля 2010-го, когда в Киргизии произошла революция. Я тогда работал в больнице. За ночь мы провели 34 операции. Это было тяжело и неприятно, ведь люди убивали друг друга. Я за кого был? Ни за кого. Врачи — вне политики.

Я всегда хотел стать хирургом. Отец говорил: «Пойди в стоматологи хотя бы — никакого риска». А я вообще считаю, что стоматолог — это не доктор. Раньше зубные врачи оканчивали только три курса и шли работать. Просто сейчас каким-то чудом они начали получать большие деньги. А хирурги? Моей зарплаты однозначно не хватает, чтобы нормально жить, тем более у меня трое детей, жена в декрете. Но как-то выкручиваемся…


Читать также:


Лучшая работа в мире. Депутат
Антон Шарыпов, депутат Законодательной думы Томской области, о цене своего голоса, дожде снизу вверх, а также о том, почему не станет встречаться с девушкой, которой нравится Путин.


Лучшая работа в мире. Актёр
Игорь Савиных, актёр Томского театра юного зрителя, не мечтает исполнить роль Гамлета, зато играет с сыном в паука и учится у кроликов вставать на четвереньки.


Лучшая работа в мире. Библиотекарь
Мария Корнилкина рассказывает «Сибурбии» о плюсах работы библиотекарем, о предпочтениях читательской аудитории и признаётся, что никогда не застукивала посетителей читальных залов за… этим.


Лучшая работа в мире. Пожарный
Пожарный Станислав Савиных рассказывает «Сибурбии» об адреналине, чёрном юморе, почти армейском распорядке и о том, почему мало хороших фильмов о его работе.


Лучшая работа в мире. Учёный
Аспирант Ирэна Долганова о том, как тяга к образованию подарила ей счастливую семью.


Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2017 Все права защищены

.