Ничего смешного

Александр Павлов,
омский журналист и блогер

Уже неловко говорить, но родина снова в опасности. Вкратце для тех, кто пропустил: в прошлый понедельник Роскомнадзор торжественно внёс в нарко-порно-реестр (а заодно и превентивно забанил) юмористическую энциклопедию Lurkmore, чем опять до смерти напугал интернет-общественность.

Через некоторое время всё вернули на место и вынесли из блэк-листа, но теперь вместо статьи, например, «Дудка» на сайте можно увидеть лишь картинку с изображением поросёнка Петра на тракторе. Последовавшие за этим многочисленные дискуссии по поводу удушения свободы слова, великого русского файервола и наступления смутных времён цензуры, в общем-то, можно было не читать с самого начала, поскольку содержательная часть легко сводилась к двум репликам из скайпа от моих товарищей. Первая, разумеется, была «Какой идиотизм, когда уже мусора перестанут в интернет соваться, один позор», вторая же выглядела так: «Говорят, лурк закрыли, я думал: как хорошо. А прихожу домой — ничего лурк не закрыли. Куда смотрят правоохранительные органы?».


По первому пункту мало что нужно объяснять дополнительно. Количество серий популярного всероссийского ситкома, в котором скучные люди с пещерными представлениями о мире пытаются что-то запретить и попадают в дурацкие ситуации, уже слишком давно не поддаётся подсчёту, чтобы удивляться этому как в первый раз. Лично я, например, уже года два как терплю ужасные муки по милости своего интернет-провайдера, который с подачи государства не пускает меня на сайты экстремистской направленности, которые, между прочим, по большей части оказываются гораздо смешнее пресловутого «Луркоморья» (но обойти такой железный занавес, если что, можно за минуту). Со вторым ситуация сложнее.

Несмотря на то, что блокировать интернет-ресурсы по принципу «мне показалось, там чудовищная крамола» в высшей степени возмутительно, серьёзные переживания за судьбу коллекции «смишнявочек» в качестве оплота свободной информации выглядят гораздо хуже.

Более того, стоит, наконец, определиться: на данный момент «Лурк» — это вообще в принципе самое скверное, что случалось с рунетом за последние годы, и аналогии на тему того, как однажды власть окончательно допечёт народ-анонимус, а тот не забудет и не простит, выглядят на редкость неуместно (поскольку очевидно, что в лучшем случае народ сделает про власть картинку-демотиватор).

Изначально плотно завязанная на довольно специфическом контенте анонимных имиджборд как в языковом, так и в визуальном плане, Lurkmore была относительно актуальна максимум в 2008-м году — и уже тогда в ходу было ругательное слово «луркоёб», определявшее неумелых любителей пошутить по-новому на основе пары только что прочитанных статей. К моменту, когда бесконечные «ололо» и «двачую» порядком надоели, именно благодаря «Луркоморью» этот начисто лишённый изящества сленг, а также сопутствующие каноны производства смешных картинок начали распространяться на широкую аудиторию с неизбежным лавинообразным обрушением качества. При этом самая главная (и, в общем-то, самая печальная и показательная) деталь происходящего — его длительность или, если угодно, стабильность.

фрагмент главной страницы «Луркоморья»

Если мода на «Удафф.ком», «Башорг» или, извините, «Упячку» проходила в течение максимум года, оставляя после себя только редкие атавизмы в виде употребления слова «котэ» (хотя и до сих пор можно встретить трагические случаи людей, пишущих в комментариях что-то вроде «мне нравицца»), то сейчас не видно даже признаков угасания. Ничего хорошего здесь нет: стагнация в области юмора, тем более юмора в интернете, в идеале предполагающего схему «раз посмеялся, на второй — уже баян» в известном смысле отражает сложившееся положение дел в реальной жизни. Например, полная невозможность контролировать себя и вовремя переставать повторять одни и те же удачные шутки (а они очень быстро перестают быть удачными) является дурной привычкой практически всех людей на свете. Но одно дело, если шутки рождаются и умирают внутри узких компаний друзей, и совсем другое, если они уже являются готовым к употреблению продуктом массовой культуры.

Массовость, в свою очередь, порождает иллюзию актуальности: именно это заставляет до сих пор как-то обыгрывать тему кинокартины «Зелёный слоник», а многих приличных людей в тридцатилетнем возрасте изъясняться конструкциями типа «алсо, ящетаю, это эпик вин» (к слову, бесконечно затасканная фраза про «партию жуликов и воров» находится абсолютно на той же территории).

Замыкающийся на ограниченное число ключевых слов бордовский сленг, с помощью которого написана практически любая статья на «Лурке», наносит вполне приличный удар по нормальному языку и, что ещё хуже, по элементарным навыкам поиска информации. Например, опрос целевой аудитории от «Опенспейса» оказывается не столько про наркотики, сколько про лень, нелюбознательность и утрату умения по-человечески сформулировать мысль. Ключевым достоинством, как видно из текста, респонденты считают даже не само содержание, а «чтобы было понятно написано». Неспособность внести хоть какие-то перемены в собственное чувство юмора и перестать развлекать себя и других шуточками-зомби уже автоматически подрывает любое доверие к человеку, сколько бы он ни требовал перемен в стране — и для этого пострадавший Lurkmore, как ни странно, сделал гораздо больше Путина. Sad but truе — так, пожалуй, будет нагляднее.

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.