Про сбычу мечт

Текст: Юлия Торопова
Фото: Татьяна Одинцова

В этом году на фестиваль детской мультипликации «Жар-Птица» новосибирской киностудии «Поиск» приехала режиссер студии «Пилот» Наталья Березовая — одна из самых популярных фигур в современной российской мультипликации, автор нескольких мультиков из серии «Гора самоцветов», ученица Александра Татарского и Эдуарда Назарова.

Мы сидим на веранде, сосны в лагере им. Олега Кошевого шумят, как в мультике про Большого Уха, — отличный фон для разговора о любимых мультфильмах.

— Я в детстве очень любила «Винни-Пуха», и сейчас люблю, часто пересматриваю его со своими детьми, — говорит Наташа. — Обожала «Жил-был пес», а какое впечатление на меня произвела «Пластилиновая ворона» — не описать! Так что анимация — мечта детства. Я не просто смотрела мульфильмы, я перерисовывала персонажей. Винни-Пуха научилась рисовать даже левой рукой! Но в профессию я пришла не сразу, до этого успела отучиться в колледже легкой промышленности и даже поработать модельером-конструктором детской одежды. А потом я увидела объявление: анимационный лицей при студии «Аргус» набирает художников-мультипликаторов. Я решила сдать экзамены — если пройду, значит, это судьба. Так и случилось.

— Ты думала, что будешь работать в студии «Пилот»?

— Это была еще одна мечта! Интересно, что еще до того, как я занялась мультипликацией, мы с друзьями всё называли мультфильмами, а то, что делает студия «Пилот», — анимацией и не иначе. Но я туда даже не пошла сначала, думала, меня не возьмут. После окончания лицея я 4 года проработала на студии «Аргус». Все изменилось после того, как мы сняли фильм «Моя жизнь», про поросенка. К моему удивлению, этот мультик так выстрелил! А потом на одном из фестивалей его увидел [Александр] Татарский — и сказал: «Эту девочку надо пригласить в “Пилот”».

 

— Какие были ощущения, когда поняла, что мечта сбылась?

— Ооо, это было что-то! Причем, у меня тогда сложилась очень интересная ситуация: на «Аргусе» мне предложили снимать авторский фильм, с еще одной студии позвонили и пригласили стать помощником режиссера в сериале. И вдруг — «Пилот»! И я думаю: «Как быть?». Вроде бы хочется остаться в своей студии, у нас там был очень хороший коллектив, к тому же все уже привычное. И в «Пилот» тоже хочется, но страшно. Я решила: брошу монетку — что выпадет, туда и пойду. А потом вдруг поняла, что если выпадет не «Пилот», я буду жалеть об этом всю жизнь! И, как оказалось, это был правильный выбор.

— Твой первый мультфильм в рамках серии «Гора самоцветов» — сказка «Про барана и козла». Расскажи, как он создавался?

— Мне выдали несколько историй и сказали: выбери, что тебе понравится, или принеси что-то свое. И я вспомнила, что у меня есть любимая книга, «Полынные сказки» Юрия Коваля, а там — сказка чудесная, про барана и козла. Вообще-то она народная, этот сюжет есть в русском фольклоре, в украинском, на Кавказе тоже. Но мне больше всего нравится пересказ Юрия Коваля. Я сразу поняла, что не хочу больше ничего искать, но все равно честно штудировала предложенные сказки — искала вариант лучше. А через неделю принесла свою книгу Татарскому, он почитал. «Отлично! Пишите сценарий», — говорит. А дальше началось самое сложное и интересное. Характеры героев в сказке прописаны хорошо, нам нужно было придумать, как их передать. Начали соотносить персонажей со знакомыми людьми. Барана, например, частично списали с Олега Ужинова, который «Жихарку» делал — он в жизни не такой, как в мультфильмах, медлительный весь. А как подбирали голоса героям — это вообще отдельная история. У меня сразу сложилось представление, как они должны разговаривать.

И вот сижу я как-то дома, слышу — по телевизору Козел мой разговаривает! Поворачиваюсь — Сухоруков!

А на роль Барана мы пригласили Половцева. Сложно было, что одного мы записывали в Москве, а второго в Питере, то есть друг друга они не слышали. Но результат, по-моему, получился удачный.

 

— А сейчас ты над чем работаешь?

— Я делаю свой пятый фильм в проекте «Гора самоцветов». Это уйгурская сказка про животных — про трех злодеев и зайцев. Я вообще люблю снимать про животных.

— Твои первые мультфильмы — «Маргарита», «Дети в небе Кёльна» и даже в каком-то смысле «История Кота со всеми вытекающими последствиями» — по настроению и стилю не похожи на последние работы. Как будто это делали разные авторы. Чем это обусловлено? Переходом в другую студию и работой в рамках большого общего проекта? Или это твое восприятие как-то поменялось?

 

— Во многом, конечно, от того, что «Гора» имеет свои рамки и диктует некие правила игры и поведения. Но еще и от того, что в тех фильмах, за исключением «Маргариты», со мной работал соавтором Максим Поляков, художник этих фильмов. Мы имели полную свободу и делали, что хотели. Хотели черный юмор — делали черный, хотели что-то замудренное, как в «Детях в небе Кёльна» — делали так. А «Маргарита» это учебный фильм — проба анимационного движения на свободную тему. Мы с подругами решили тогда сделать такой набросок по роману Булгакова. Не все получилось, как мы задумывали, потому что мы были очень неопытны, но даже в таком виде фильм получает очень много откликов. Спасибо зрителям.

— Как ты считаешь, в чем секрет хорошего мультика? Не скажу «успешного» — это сразу предполагает некую коммерческую составляющую. А именно хорошего, такого, который обязательно найдет своего зрителя.

— Я думаю, что мультфильм надо делать от сердца. Даже если это какая-то заказная работа, если тему ты не выбираешь, — просто бери эту историю и максимально в нее вживайся, пропускай через себя, так чтобы тебе захотелось это снять. Чужой вкус сложно угадать. Я всегда делаю мультфильмы для себя, но как бы для двух разных людей: для той себя, которая сидит у телевизора, и для той, что стоит у так называемого мультстанка. Стараюсь сделать так, чтобы первой было интересно, а второй не стыдно за то, что получилось.

— А со своими детьми ты советуешься?

— Да, я все отснятые материалы сначала показываю Маше и Мише. Миша даже читает иногда раскадровки. И если им что-то непонятно или неинтересно, я стараюсь это переделать.

— Вот мне в детстве всегда казалось, что мультик — это какое-то маленькое волшебство. А как у мультипликаторских детей и у детей, которые сами занимаются в мультстудиях? Они же в курсе всего процесса, фокус раскрыт…

— Но интерес не пропадает. Они смотрят историю и все равно немножко в нее верят. Бывает, я Мише говорю: «Ну что ты смотришь? Это же так некрасиво нарисовано». А он мне: «Мам, не важно. История хорошая».

— То есть ты особо не фильтруешь, что детям смотреть, а что нет?

— Фильтрую-фильтрую! Еще как! Я показываю им только то, что сама могу выдержать. Дети же любят по 30-40 раз пересматривать одно и то же. Хорошо, что я все-таки не очень привередлива. Но бывает, что их зацепит что-то такое, что мне не нравится, — это надо пережить. А когда они смотрят мои мультфильмы, я стараюсь при этом не присутствовать — я же вижу свои ошибки и переживаю некий стресс. Вместе мы смотрим советские мультики, «Гору самоцветов», «Машу и медведя», «Смешарики». Из зарубежных Мише нравятся «Симпсоны». Маша до них еще не доросла, она смотрит «Спанч Боба». Я не из тех родителей, которые считают, что детям нельзя показывать мультфильмы, рассчитанные и на взрослых тоже. В этих мультиках же нет скабрезностей, которые можно подцепить и использовать в речи. Зато они развивают у детей чувство юмора и умение ориентироваться во «взрослых» проблемах.

В том же «Спанч Бобе» столько важных вещей — трудоустройство, дружба, взаимоотношения с соседями, деньги, работа и начальники.

А в «Смешариках» даже бывают серии про смысл жизни. Конечно, ребенок, может быть, до конца и не поймет всего этого, но он задумается и начнет задавать вопросы.

— Раз уж мы заговорили о взрослых проблемах. Как ты считаешь, можно ли использовать мультфильмы в качестве инструмента для создания имиджа региона? Вот в «Горе самоцветов», например, есть информативные заставки о разных городах…

— Да, но я все-таки не могу сказать, что все сказки из проекта «Гора самоцветов» годятся для этого. Желательно, конечно, чтобы сказка фольклорно отражала показанную в заставке местность, но если автор считает нужным показать что-то свое, он может это сделать. В этом плане у нас режиссер абсолютно свободен. Но еще у нас есть проект «Мульти-Россия», его придумал один из бывших продюсеров «Горы самоцветов» Георгий Васильев. Выяснилось, что многим детям интересны не только мультики, но и заставки к ним — вот он на своей студии «Аэроплан», совместно с художниками студии «Пилот», решил запустить специальную серию мультфильмов, в которых пластилиновый медведь рассказывает о разных областях и городах России. Про Новосибирск, кстати, там тоже есть.

 

— Надо посмотреть.

— Не видела, да? А знаешь, какая там есть фраза? «Ну где вы еще видели сразу столько умных людей? Во как!».

— Какой приятный мультик!

— И ведь правда! Мы, конечно, совсем немного пробыли в городе, но мне было очень приятно там находиться, смотреть на людей… У всех такие красивые лица. И знаешь, я не слышала грубых выражений на улицах! А когда мы приехали на сам фестиваль, в лагерь, я была поражена. В первую очередь тем, как дети во время обсуждения мультфильмов выражают свои мысли. Не каждый взрослый может так точно передать словами, что он чувствует…

Вообще, если говорить о «Жар-Птице», то мне кажется, что вот он — это инструмент территориального брендинга.

Я со студией «Поиск» познакомилась на фестивале в Ханты-Мансийске, а потом узнала, что в Москве о ней наслышаны. Я привезла диск с их мультфильмами, и мы с коллегами устраивали настоящие просмотры, все были в восторге. А сейчас я приехала на фестиваль — и, честно говоря, потрясена его уровнем и уровнем участников. Я чуть ли не на каждом просмотре рыдаю — такие трогательные есть фильмы, притом дети снимают зачастую очень профессионально. Такой фестиваль — это очень важное событие, он объединяет студии из разных городов России, собирает их не где-нибудь, а в Новосибирске. У многих из них, кстати, уже есть мультфильмы на национальные и региональные темы — и это здорово. Может быть, конечно, дети и не сами выбирают эти темы, может быть, студии получили такой заказ — но они могут гордиться результатом! Это замечательные мультфильмы, которые нужно доносить до публики: через фестивали, местное телевидение или интернет. Вообще развитие детской мультипликации — очень хорошее дело. В Москве, например, анимация вводится в школах как дополнительное образование.

— Правда?

— Да, уже, говорят, в трети школ есть свои студии. И это здорово, даже если дети, которые там занимаются, не станут мультипликаторами. У них с фантазией будет все хорошо. У нас в Люберцах пока нет мультстудии, поэтому Миша у меня ходит в обычную художественную школу. Может быть, когда я перестану мультики снимать, организую там что-нибудь. Сейчас вот на фестивале подсматриваю за руководителями, учусь. Надеюсь, и эта мечта когда-нибудь исполнится.

Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2019 Все права защищены

.