«Больше места для людей»

Текст: Виктория Буго
Фото: Виктория Буго, Александра Кормушина

Проект «Добро», объединивший молодых архитекторов и горожан в попытке интерактивного преобразования городской среды на примере МЖК, — яркий пример того, как с помощью инициативы и умелых рук можно изменить окружающее пространство. О том, как это сделать, а также об архитектурном облике города и перспективах его развития мы поговорили с Александрой Кормушиной, магистром архитектуры НГАХА и организатором проекта.

— Что бы тебе хотелось изменить в облике Новосибирска?

— Город начался со строительства моста, и, по сути, Новосибирск — это город-мост, это всегда какой-то переход. Он постоянно набирает физическую массу, но в плане каких-то деталей не успевает сам себя прорабатывать. Да, у нас есть монументальные памятники, но при этом огромное количество территории занимает частная застройка.

— То есть всё как-то разбросано и непродуманно?

— Про город нельзя сказать «продуманно». Это настолько многосложный организм, что нельзя сказать, что это можно организовать. Должна быть определенная устойчивая ситуация. Прежде всего архитектура является отражением движения общества, его развития или стагнации. Вообще, архитектура отражает отношение к процессам, которые заложены внутри здания. Например, построили панельный дом, заселили его, а внешне видно, какое к нему отношение. Это просто количественное удовлетворение потребностей в жилой площади. Всё. А если это, допустим, трехэтажный таунхаус, над которым постарался архитектор, это уже другое отношение к процессу. Не столько архитектора, сколько самой системы. У нас всё сначала решается огромными объемами и темпами, а потом уже думаем, как всё это обустроить.

— Как тогда должна развиваться архитектура города?

— У нас власть людей не знает, не любит и знаться с ними не хочет. И всё, что она делает, проходит под лозунгами «Пусть спасибо скажут» и «Куда они денутся». Так что в сторону диалога нам еще идти и идти. Я, когда изучала различные западные проекты, обратила внимание на высокий уровень информированности населения.

А у нас обычно о постройке АЗС узнают, когда её уже поставили. И поздно метаться.

Не налажены структуры обратной связи с населением, где его мнение могло бы иметь отклик. Есть какие-то единичные случаи, но они довольно формально проходят.
Да, у нас есть исторический центр — это место памяти, где всё началось. Это мост. Это наша точка роста. Но со временем получилось так, что набережная оказалась как бы оторванной от города. К речному вокзалу вообще страшно подойти. Центр — это Красный проспект, конечно, и до площади Ленина — все те здания, которые формируют облик нашего города.

— Как ты думаешь, новая архитектура должна входить в систему окружающих зданий постепенно, в стилевом соответствии с ними, или должна быть вызовом, ярким пятном? Как «Кокон» и «Тюльпан», которые только ленивый не критикует?

— «Тюльпан» и «Кокон» делают город контрастным. Да, новая архитектура должна врезаться и раздражать, но обычно такая реакция только в первое время. «Кокон» мне вообще очень нравится и в общей композиции смотрится хорошо. Я даже не знаю, что он там может испортить? Проблема может быть в том, что такое здание построено, а разработанной инфраструктуры вокруг него нет. Прежде всего — для машин.

У нас город вроде как не для людей, а для машин.

Но и на машинах ведь нормально припарковаться невозможно! Необходимо некое коммуникативное пространство вокруг здания. Безусловно, должны быть вызывающие компоненты, должны быть акценты. И тогда мы будем смотреть на контрастную композицию, но выглядеть она будет лаконично. Я думаю, к этому надо просто привыкнуть.

— Что ты можешь сказать о последних новосибирских парковых проектах? (Проект сквера на пересечении улиц Орджоникидзе и Советской, сквер на пересечении улиц Гоголя и Селезнева — прим. Siburbia).

— О, это же позор ландшафтной архитектуры! Хотя сквер на Орджоникидзе вроде ничего, там даже есть некая авиационная тематика. Я думаю, что там нужно было сделать проходную урбанизированную ландшафтную композицию, без всяких авиационных акцентов. А само место очень неудачное: там большая тень, вокруг много машин. У нас вообще нет таких мест, где люди могли бы находиться и их бы не заглушал шум моторов.

— Такие скверы для большого города — это достаточные меры?

— С чего-то надо начинать. Мало кто понимает, что дизайн городской среды определяет отношение жителей к этому месту. Через дизайн мы транслируем наши ценности.

Кого мы приведем в этот сквер? Иностранцы просто посмеются. Нет никакой концепции, самовыражения города. Вообще все подобные проекты должны решаться на конкурсной основе, желательно — среди студентов.

Тем более что сейчас высок интерес к каким-то более открытым системам в архитектуре.

— Есть еще проблема временных сооружений. Очень нужных, полезных, доступных, но ужасно уродливых. Как-то можно это решить?

— Для начала не нужно быть эгоистом. Нужно понаблюдать, где, как люди ходят, как используют пространство. Это всё не только отношение застройщика, но и рядового гражданина опять-таки. У большинства наших жителей зона комфорта ограничивается диваном и телевизором. 90-е годы воспитали в людях такое явление, как «негативный индивидуализм». Зачем меняться, если никому доверять нельзя и надеяться не на кого? Такое же отношение и к окружающей среде. Общество вообще очень сильно замкнуто.

Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»
Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»
Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»
Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»
Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»
Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»

Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»Арх-пленэр проекта «Мой дом — МЖК»

Придется создавать точки роста. Если ты даже выходишь и показываешь, предлагаешь сделать вот так, все равно натыкаешься на недоверие и неодобрение. Денег нет, дети разломают. Если что-то делается во дворе, то у людей сразу ощущение, что от них что-то надо. Когда мы делали свой проект на МЖК, поначалу люди так и думали. Спрашивали, не относимся ли мы к предвыборной компании. Потом депутаты сами начали приходить, предлагать прийти на какой-нибудь концерт. Конечно, всё нужно всё делать постепенно, предельно с пониманием относиться к людям и их проблемам.

«История МЖК»
«История МЖК»
«История МЖК»
«История МЖК»

«История МЖК»«История МЖК»«История МЖК»«История МЖК»

— Возможен ли в Сибири проект, подобный институту «Стрелка»? («Стрелка» — автономный образовательный проект, площадка взаимодействия архитекторов, экономистов, социологов — прим. Siburbia). Есть ли для этого ресурсы?

— Возможно, проделанная нами работа может быть примером некого движения в эту сторону, но «Стрелка» — это все-таки мощная организация, там задействованы колоссальные организационные, профессиональные и административные ресурсы, а мы — это команда активистов. Когда мы только начинали, с нами были ребята из команды «Такнадо» — они отвечали за роспись подпорной стены бассейна «Лазурный».

Роспись подпорной стены бассейна «Лазурный»
Роспись подпорной стены бассейна «Лазурный»

Роспись подпорной стены бассейна «Лазурный»Роспись подпорной стены бассейна «Лазурный»

Основным процессом организации — согласований с администрацией, местными предпринимателями, работниками местных организаций, жителями и т.д. — занимались три человека. Кроме меня, это Оля Чумичёва, технолог проекта, и архитектор Даша Бычкова. Без них ничего бы не получилось. Чтобы продолжать в том же ключе, нам нужны сторонники и сподвижники среди представителей муниципалитета, местных производителей, и мы двигаемся в этом направлении. Договариваемся с некоторыми представителями местного производства о взаимопомощи и сотрудничестве. Для начала, конечно, нужно взаимодействовать с властными структурами, но у них просто не хватает рук и голов на всё. На самом деле, они с радостью и пониманием отнеслись к нашему проекту и поддержали его.

Чиновники — абсолютно адекватные люди, у них просто не хватает на всё времени: мол, вы сами скооперируйтесь, организуйтесь и работайте.

Здесь самое главное — желание, а ресурсы найдутся всегда.

— Могут ли Новосибирские архитекторы конкурировать со столичными или даже иностранными?

— На данный момент есть, пожалуй, более амбициозные архитекторы, чем старое поколение. Что-то получится у Артура Лотарева, он очень энергичный специалист. Мне нравится то, что делают Филлипов и Насыров. Вообще, чтобы представлять нас на каком-то высоком уровне, нужна команда. Это должно быть десять человек, а не два. А если есть команда, готовая работать как механизм, тогда это уже профессиональная структура. Структура, готовая взаимодействовать с обществом, разговаривать с властью, готовая меняться, развиваться и расти.
У нас общество атомизировано. И для того, чтобы создать какое-то идейное движение, нужно совсем в противоположную сторону пойти. Людей должна объединить идея, после этого появится площадка. Нужен социальный заказ. Шевеление должно быть сначала в головах. Народный гнев не находит выхода на конструктивном уровне, а пока только на эмоциональном.

Нужно просто идти, занимать активную позицию и делать то, во что веришь.
— Можно выделить несколько шагов на пути к благополучию города? Как сделать его городом для людей?

— У нас очень сильно недооценена роль общественного транспорта и остановок. Нужно сделать его приятным и престижным для использования.

Люди ведь думают, что они всё равно будут стоять в пробке, прыгать на ямах, так хоть лучше на своей машине, с музыкой и кондиционером.

А пока что всё, что ни делается, ведет только к стимулированию автомобилизации. Второе это, наверное, момент эксплуатации сетевой инфраструктуры города, более вдумчивая организация пространства. Объемы застройки большие, а как это все использовать — непонятно. Воткнули дом, а необходимы еще парковочные места. Но зачастую, как говорится, не пройти, ни проехать. Ну и, конечно, должна быть красивая, качественная ландшафтная архитектура. Это малые объекты, приятные для восприятия человека. Это беседки и лавочки. Необходимо создание индивидуальных ландшафтных композиций, при этом удаленных от дорог и машин, а также постройка зданий со своей индивидуальностью. Нужно выделять больше места для людей.


Читать также:

Жить модно
Когда Новосибирск станет красивым, удобным и модным городом? Что нужно изменить в головах у чиновников, продавцов и покупателей жилья, чтобы приблизить будущее? Интервью с архитектором Артуром Лотаревым.


1 комментарий к статьеДобавить
  1. молодец Кормушина че уж

2 total pingbacks on this post
Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2018 Все права защищены

.