«Если человек не меняется — значит, он уже трупец»

Текст: Дмитрий Грамотник
Фото: Анна Грамотник

На прошлой неделе наш город посетил с концертом Billy’s Band. Билли Новик со своей бандой представили на сцене Rock City новый альбом «Когда был один». Мы встретились с Билли Новиком перед концертом и попытались выяснить, что творится у него в голове, помимо блюза.


О джазе и новом альбоме

— В одном из интервью ты говорил, что не знаешь, как играть джаз. Но, судя по новому альбому, научился. Это так?

— В народном понимании — да. В возвышенном — конечно, ещё нет. Нам ещё далеко до джаза. Я вот внутренне джазовый человек, но судьба сложилась так, что мне слишком сильно загрязнили карму. Моя среда обитания была слишком замусорена, а сейчас я потихоньку эти завалы разбираю, избавляюсь от вульгаризмов и клише. Нам всем промыли мозги очень здорово, и для того, чтобы расчистить и собрать свою собственную коллекцию, нужно потрудиться.

— Какие у тебя самого впечатления от нового альбома?

— Каждый раз я ловлю себя на мысли, что мы говорим одни и те же слова: это единственный альбом, за который пока не стыдно. Но не стыдно за новый альбом получается ровно до того момента, пока следующий не выпустим. Хотя есть исключения! «Чужие – 2» и последний альбом приблизительно в одном ключе записаны, в смысле подхода и качества музыкальной мысли. Когда Фрэнк Синатра выходил и как будто вообще не напрягаясь — бац — и пел целый альбом — это нам пока ещё не по силам.

Приходится пока над каждой фразой биться, над легкостью её штриха.

Это всё равно, что когда китаец, десять лет изучавший русский язык, приезжает в Россию, выходит на обычный городской рынок, где половина вообще, не знаю, гастарбайтеров, и думает «Вау, как все круто говорят по-русски!». Ничего, подождите ещё 10 лет. Мы умеем ждать и вы подождите.

— Как ваша публика отнеслась к повороту в сторону джаза?

— Мы уже достигли такого уровня (я не имею ввиду материальный), что чем дальше, тем как-то меньше всё это беспокоит. Всё может быть, и есть шанс остаться у разбитого корыта — ну, значит, такова судьба. Но можно уже позволить себе не идти на все компромиссы, на которые обязан был идти раньше. Хотя, я думаю, что слушатели тоже растут. Всё меняется. Время меняется.

— В прошлых альбомах было заметно влияние твоих кумиров, например, Тома Уэйтса. А в последнем каких-то связей проследить не получается…

— Не обязательно, чтобы кто-то из кумиров прослеживался в твоём творчестве. Например, все думают, что Билли Новик дерёт с Тома Уэйтса. Но никто даже вопросом не задался «А Том Уэйтс что, сам всё придумал? На ровном месте?». Что, с Луны свалился и начал фигачить? Ну не бывает такого. Копните один раз — столько имён там нароете и увидите, что там точно так же всё спёрто.

Вообще хороших мыслей мало. Поэтому абсолютно нормально, что они по много-много раз проворачиваются.

Это как на санках покататься: взял санки, прокатился, аккуратно поставил, написал «спасибо, что вы мне дали прокатиться», а всем друзьям рассказал о том, что есть такой хороший человек Том Уэйтс и ты катался на его санках. При этом мы не просто катаемся, мы его прославляем, возвеличиваем и благодарим.


Об алкоголе и лирических героях

— Год назад в Питере ты открыл бар The Hat. Зачем он тебе нужен?

— Это вообще! Это фурор! Это уникальный и единственный в мире бар, где джем происходит каждый день. Такого нет ни в одной стране, даже в Америке. Даже в Нью-Йорке ни один из 250 баров не может позволить себе работать круглую неделю. Особенность The Hat в том, что там играется исключительно джазовый стандарт. Это сразу отсекает музыкантов сомнительного уровня. Здесь играют только топовые музыканты (Например, Nino Katamadze и Gypsy Kings – прим. Siburbia). И, как выяснилось, им самим этого не хватало. Получилась очень серьёзная самоуправляемая интеллектуальная биосистема. Потрясающе.

— Какие у тебя отношения с алкоголем?

— Нормальные. Я не трогаю его, он не трогает меня.

Billy’s band
Billy’s band
Billy’s band
Billy’s band
Billy’s band
Billy’s band

Billy’s bandBilly’s bandBilly’s bandBilly’s bandBilly’s bandBilly’s band

— То есть «король алкоджаза» — это не про тебя?

— Это наша ошибка, что мы не пояснили что такое «алко» или сто пятьдесят раз пояснили, но народ всё равно будет жить так, как он хочет. «Алко» — это от слова алкать, страстно желать джаз. И, может быть, джаз мы и не играем настоящий, но зато мы его пропагандируем. Ну хорошо, вот Толстой писал про всяких извращенок. Он что, сам женщина, что ли? Мало ли, о чем поёт человек. Человек же вообще может меняться, каждый день. А если он не меняется, значит, он уже трупец.

— Выходит, твои лирические герои — это всё фантазия?

— Вот я пришёл к выводу, что невозможно сфантазировать то, чего не бывает. Всё так или иначе правда. Даже Джон Леннон пел в одной песне «Невозможно сделать то, что не может быть сделано» («All You Need Is Love» — прим. Siburbia). Правильно сказано.


О поиске себя и взаимосвязях

— Однажды ты заявил, что хочешь быть главным неудачником России, что это значит?

— Здесь ключевое слово «главным», остальное не имеет значения. Там же была ещё одна ключевая фраза — «даже если ты конченый неудачник, значит, именно из этого и делай свой бизнес». Я просто к чему — не жалко положить целую жизнь на то, чтобы найти ту жилу, которая тебе дана. Нет человека, которому ничего не дано, просто очень часто бывает, что обстоятельства не выявляют предрасположенности.

Нужно найти тот талант, который в тебе заложен. Потом всё остальное будет легко, будешь работать 24 часа в сутки и не замечать, что ты это делаешь.

Есть очень хорошая фраза про то, что любая работа тяжела, но есть смысл выбрать ту, тяжесть которой будет приносить удовольствие.

Billy’s band
Billy’s band
Billy's band
Billy's band
Billy's band

Billy’s bandBilly’s bandBilly's bandBilly's bandBilly's band

Мы живём в такую эпоху постмодернизма, когда люди стали думать, что они такие умные, что будут жить по своим собственным правилам. «Нам эти ваши морали…», «Слушайте, я умный человек, я знаю, что я делаю», «Не надо мне объяснять, что можно, что нельзя. Я сам всё прекрасно знаю»… Человек начинает так думать, а потом жаловаться, что у него всё так плохо, стресс, никто его не любит, винить окружающих в том, что ему не везёт. Когда человек живёт вне природы, в мегаполисах, он начинает терять энергетическую связь с окружающим миром. Например, он думает, что вот совершит он грех какой-то — да кто там в толпе что заметит?

Вот в народе есть понятие всевидящего ока, но никакого всевидящего ока нет, есть просто цепь взаимосвязей.

Ничто не может пройти бесследно. Есть очень хороший пример. Учёные поставили эксперимент: выехали в тайгу, выбрали условно центральное дерево и на расстоянии десяти сантиметров, метра, километра, десяти километров и ста километров поставили одинаковые датчики, которые всё снимали. А потом вырубили центральное дерево, и даже самые отдаленные деревья отреагировали. Всё связано. Поэтому если ты украл в толпе, то ты ничего ни от кого не скрыл. Это ещё раз подтверждает то, что хороших мыслей мало и мы на самом деле гоняем одно и то же.

У нас был собственный пример. Мы были в Гамбурге в 2006 году и по случайному стечению обстоятельств сделали около сорока фотографий танцующего Михаила (саксофониста Михаила Жидких — прим. Siburbia) на фоне какой-то стены. А когда просматривали фотографии, мы получили такой фотоклип, где он в парадоксальных позах как бы так вот танцует. И решили, что сейчас вернёмся домой, зарубимся, снимем каждого из нас и сделаем танцевальный абсурдный клип. Приехали в Россию, замешкались, гастроли, и тут через месяц Том Уэйтс выпускает точно такой же клип («Tom Waits — Lie To Me» — прим. Siburbia). Мы таких клипов не видели до этого. А, может быть, мы это придумали, когда он уже снимал. Или наоборот: он увидел, как мы тут веселимся, как мы заряжены порывом что-то сделать. Вот это понимание ведет к тому, что не надо лишний раз грешить.

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2017 Все права защищены

.