Город, которого нет

Текст: Дмитрий Поповский

Каким должен быть город? Этот вопрос и попытки дать на него ответ возникли не вчера.

В античные времена Платон, основываясь на своих мировоззренческих позициях, описывает идеальную модель города-государства. Изоляция от окружающего мира, способность самостоятельно обеспечить себя всем необходимым, правильность городской планировки, одинаковость жилых домов, чередование земляных и водяных колец, в центре которых размещались акрополь и жилище правителя — таким видел город Платон. Его ученик Аристотель подверг учителя критике, выдвигая свои идеи. По сравнению с платоновской моделью Идеальный город Аристотеля был более жизненным, обладая определённой гибкостью за счёт выбора планировочных решений.

Идеальный город по Платону.
Источник: Т. Саваренская. История градостроительного искусства. Рабовладельческий и феодальный периоды. Москва. Стройиздат. 1984 г.

Проблема Идеального города возвращается после Средневековья в трудах Филарете (Антонио Аверлино), Леонардо да Винчи, Виченцо Скамоцци и других. Все большее внима-ние уделяется городу, как физическому пространству. Интерес вызывают композиция, зонирование, планировка, застройка и тому подобные вещи. Впрочем, этим деятели Ренессанса не ограничивались. Например, Филарете разрабатывал детали вплоть до рисунков шевронов на рукавах лицеистов.

С Возрождения начинается постепенное движение архитектурных и градостроительных идей в сторону модернизма. Всё чаще внимание концентрируется на проблеме воспитания человека при помощи архитектуры или материально-пространственной среды.

В конце XIX – начале ХХ веков возникают новые концепции, например Линеарный город А. Сориа-и-Мата или завоевавший большую популярность Город-сад Э. Говарда. Наконец, известный архитектор Ле Корбюзье, один из пионеров модернизма, в первой половине ХХ века формирует идею «вертикального города-сада» («лучезарного города») со зданиями-башнями и большими зелёными пространствами между ними, с чётким разделением транспортных, жилых и промышленно-деловых зон. Свои градостроительные замыслы архитектор воплощает в 50-е годы ХХ века при строительстве индийского города Чандигарх, который, впрочем, не ставит точку в вопросе об идеале. Наряду с положительными отзывами, новая столица штата Пенджаб подвергается критике.

В основу строительства Чандигарха было положено убеждение о том, что градостроительство способно стимулировать социальные изменения.

Этой же идеей руководствовались и при создании жилого комплекса Прюит-Игоу (1954) в Сент-Луисе. Построенный в соответствии с модернистскими принципами, комплекс являлся социальным проектом, направленным на решение жилищной проблемы малообеспеченного населения. В силу обстоятельств Прюит-Игоу из места для жизни, каким он задумывался, превратился в «13-го район» из фильма Люка Бессона. 16 марта 1972 года было взорвано первое здание этого комплекса, а дата стала считаться смертью модернизма.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

Снос Прюит-Игоу.

За две с половиной тысячи лет создано множество вариантов идеальных городов, городов-утопий, городов будущего. Свою точку зрения высказывали философы, градостроители, инженеры, политики и многие другие. При этом Идеальный город изменялся в зависимости от политических взглядов авторов, их положения в обществе, от социального устройства государства, культурного контекста, особенностей менталитета.

Влияние стольких факторов на возникновение концепции города-каким-он-должен-быть ставит вопрос о возможности существования объективно идеального города.

Параллельно идёт процесс накопления информации о реальных городских поселениях — особенности функционирования, проблемы, пути их решения. Создаются модели не идеального, но абстрактного города, позволяющие с той или иной точностью прогнозировать развитие населённого пункта или его отдельного района. Все представления, начиная от того, какой город есть на самом деле, и заканчивая тем, каким он должен быть, значительно влияли на городскую планировку и застройку, но так и не позволили построить «правильный» во всех отношениях город.

Одной из главных причин, пожалуй, является стремление всех моделей к упрощению, в то время как город является сложной нелинейной системой.

В последнее время в России в качестве идеала часто называют европейский средневековый город, а на вопрос: «Какими должны быть российские города?» отвечают: «Комфортными, для людей», подразумевая, прежде всего, всё ту же Европу. В целом с этой точкой зрения нет смысла спорить, но стоит заметить, что стандарты комфорта у всех людей разные: они обусловлены культурными традициями и менталитетом. Кроме того, европейский город за последние лет сто отмыт, вычищен, благоустроен, переосмыслен и остаётся средневековым лишь по застройке. Из вышесказанного следует один из главных животрепещущих вопросов: можно ли в русских городах создать европейскую городскую среду?

Эксперт по территориальному и городскому развитию В. Л. Глазычев определял город-скую среду как «соотнесённость, сопряжённость, взаимосвязанность предметно-пространственного окружения к межчеловеческим взаимодействиям, происходящим в нём». На взаимосвязь социальных отношений и материального мира указывал и французский социолог и философ Пьер Бурдье: «Физическое пространство есть социальная конструкция и проекция социального пространства, социальная структура в объективированном состоянии (…), объективация и натурализация прошлых и настоящих социальных отношений».

Нюрнберг

Нюрнберг. Возможно, не самый канонический пример, однако плотная среднеэтажная застройка, соборы и башни в качестве высотных доминант — характерные черты западноевропейского города.

Индия

Индия. Эта страна, будучи английской колонией, безусловно испытала на себе влияние метрополии, в том числе и в архитектуре. Однако судьба некоторых зданий в Индии плачевна. Из-за разрушений и перестроек в них сложно разглядеть красоту и былые «излишества».

Индия

Индия. Эта страна, будучи английской колонией, безусловно испытала на себе влияние метрополии, в том числе и в архитектуре. Однако судьба некоторых зданий в Индии плачевна. Из-за разрушений и перестроек в них сложно разглядеть красоту и былые «излишества».

Выборг_снос

Выборг. Исторический город, основанный шведами и до 1940 года принадлежавший Финляндии. В настоящее время Выборг входит в состав России. Разразился скандал, связанный с доведением до аварийного состояния и сносом исторического квартала.

Финляндия_Порвоо

Финский город Порвоо с населением около 50 тысяч человек. Историческая деревянная застройка находится в отличном состоянии, тротуары имеют мощение.

Мариинск

Мариинск. Население этого старинного город сопоставимо с числом жителей финского Порвоо, однако отношение к сохранению историко-культурного наследия и городское благоустройство отличаются. Например, в исторической части города асфальтированные или мощёные тротуары — скорее исключение, чем правило.

Главное, что следует из приведенных выше цитат — город не является простой совокупностью дорог, зданий и сооружений, его следует рассматривать через призму социальных отношений, разворачивающихся в предметно-пространственной среде и определённым образом меняющих её. Один из персонажей фильма Никиты Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино» произносит любопытную фразу: «Самомнение у нас европейское, а развитие, правда, азиатское». Неплохое описание российской действительности, в том числе наших городов.

Мы всегда жаждем европейского порядка, но редко когда желаем выполнять необходимые для этого условия. По этой причине вряд ли стоит рассчитывать, что в ближайшее время или когда-либо вообще российские города вдруг станут европейскими, а надеяться, что они станут таковыми благодаря мэру/губернатору/президенту – наивно вдвойне.

Однако это не означает, что они не могут стать комфортными для жизни.

Российские города — это отражение противоречивого развития нашего общества. Их планировка и застройка сложились под влиянием самодержавия и тоталитаризма, развития капитализма, непобедимой за многовековую историю страны коррупции, вечного страха перед чужими и соседями. Ответ на вопрос «каким будет город?» должен найти каждый горожанин. Но мало найти — необходимо услышать ответ соседа, понять его и договориться с ним. Лишь придя к общему основанию, можно создать платформу для позитивных изменений. Вступив в диалог, общество начнёт изменяться, меняя тем самым и среду, в которой оно существует. Вопрос «каким должен быть город?» остаётся открытым, и также открытым обязано быть его обсуждение.

Читать также:


«Больше места для людей»
Менеджеры национального фестиваля «Идея!» рассказали Siburbia, за что рекламщики любят новосибирский фестиваль и почему хозяева никогда не попадают в шорт-лист.


«Кабы я была столицей»
Эксперты считают, что Новосибирску нужна амбициозная мечта, чтобы стать одним из «глобальных городов». Но прежде, чем строить воздушные замки, неплохо бы решить давно назревшие проблемы.


«Жить модно»
Когда Новосибирск станет красивым, удобным и модным городом? Что нужно изменить в головах у чиновников, продавцов и покупателей жилья, чтобы приблизить будущее? Интервью с архитектором Артуром Лотаревым.


3 комментариев к статьеДобавить
  1. Достаточно дать лет 150 относительно спокойной жизни. Жизни без революций и гражданских смут. Дать появиться 3-4 поколениям горожан, и все будет и у нас так же как в европах. Если барана стричь слишком часто, можно содрать с него кожу.

  2. и очепятку бы исправить:) правильно ЧАндигарх

1 pingback on this post
Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2018 Все права защищены

.