Кабы я была столицей


Елена Макеенко
1/2 главного редактора

В пятницу, 27 января, по инициативе Агентства регионального маркетинга и журнала «Эксперт-Сибирь» был собран первый «экспертный совет», которому предстояло обсудить возможность и необходимость попадания Новосибирска в так называемый «Клуб глобальных городов» (GlobalCity).

Предпосылки для того, чтобы стать «глобальным городом», у Новосибирска вроде бы есть: это и высокая деловая активность, и неплохой культурный уровень, и информационное пространство, и два планетария. Вопрос, который должны были решить блогеры, пиарщики и культуртрегеры — в каком виде город может претендовать на глобальность, то есть каким он должен стать и каким его должны представлять себе иностранцы, чтобы им захотелось упаковать свои миллионы в чемоданы и приехать с ними сюда.

В течение двух часов эксперты объясняли друг другу, что прежде, чем решать, как сделать Новосибирск глобальным, нужно решить, каковы цель и смысл этой деятельности. Какая у города мечта? Ни одного внятного ответа в этот день услышать не удалось. Неудовлетворённые друг другом представители городского «креативного класса» решили собираться регулярно, пока головоломка не будет решена. Хочется верить, что энтузиазма хватит.

Несмотря на то, что многие участники мероприятия были настроены скептически по отношению к самой идее, вопрос амбиций города актуален и требует решения. Другое дело, что между городом-для-горожан и городом-для-инвестиций лежит огромная пропасть, и, по-моему, главная задача экспертного сообщества — найти сбалансированный путь развития. Давайте попробуем для начала разобраться, о чём вообще стоит говорить.

Среда обитания

Вне зависимости от того, что мы в итоге выберем в качестве «городской мечты» и под каким соусом подадим (и продадим) её миру, город должен быть просто комфортным для своих жителей и приезжих. Об этом проще всего говорить и, скорее всего, именно этим займутся чиновники (конечно, если вообще захотят шевелиться в «глобальном» направлении).

Городская навигация с картами и указателями, тёплое зимнее пространство в виде торговых центров — то, что уже отчасти делается. Но вот что всегда поражало воображение гостей города — это та самая «у**ищная архитектура» (извините, но это уже устойчивое выражение).

Недаром давно замечено, что Новосибирск — красивый город, но только ночью, в центре, с высоты и чтобы огни машин размазывались по фотоснимкам.

И если градоначальники не перестанут позволять застройщикам втыкать дикие стеклянные башни между купеческими домиками и постройками конструктивизма (единственное, между прочим, архитектурное достояние города), то что бы ни делалось ещё, а люди со здоровым эстетическим вкусом здесь не выживут.

Чем богаты

Решая, чем город может быть привлекателен для внешних денег, мы почему-то всё время оговариваемся, что наука и образование — это продукты из области устаревших новосибирских стереотипов. Но если смотреть на ситуацию реально, то иностранный капитал в этом городе действительно могут интересовать только научные разработки — в первую очередь технические и медицинские. Поэтому основными «местами силы», которые имеет смысл продвигать, по-прежнему остаются Академгородок и Кольцово.

Если у Новосибирска и есть шанс стать важной точкой на карте мира, то это шанс стать крупным исследовательским и образовательным центром.

При этом стоит привлечь общественное внимание и к гуманитарной сфере, которая напрасно отодвинута на второй план. Гуманитарные исследования, междисциплинарные и частные (социология, психология, филология, история, культурология), успешно ведутся во многих вузах, но не оказываются востребованными в обществе. Между тем, такая политика крайне недальновидна, о чём сообщит вам в своей хорошо изданной книжке любой европейский культуролог.

Что касается привлечения близлежащих мозгов, то они ведь и так едут к нам учиться. Но, отучившись, едут дальше, подтверждая проклятый статус транзитного города. Барьером для этого транзита могут стать только привлекательные условия работы, карьерного и личностного роста, и привлекательность их должна быть такой сильной, чтобы заставить людей забыть о местном климате.

Вспоминайте иногда бедного студента

Формально в Новосибирске с вузами всё хорошо. НГУ и НГТУ так или иначе входят в число ведущих университетов страны, СГУПС сам знает себе цену, НГПУ, при всей исторически сложившейся скромности, имеет в своих недрах несколько серьёзных гуманитарных месторождений, которые теряются в чудовищно раздутой многопрофильности. Об НГУЭиУ, СибАГСе, НГАХЕ, СибГУТИ и НГМУ вспомните что-нибудь сами. Чего в нашем высшем образовании не хватает, так это адекватного финансирования и управления.

То, что в погоне за благополучием пед начинает учить автослесарей, классический университет — врачей, а технический — филологов, — это, коротко говоря, бред.

То, что в пору демографического провала, дабы избежать резкого сокращения мест (от которых напрямую зависят зарплаты и рабочие места преподавателей), вузы вынуждены свозить плохо говорящих по-русски абитуриентов из дружественных республик — это ещё раз бред. Благодаря постоянному сужению школьного образования, основной задачей преподавателей высшей школы оказывается быть лояльнее и проще. Ещё проще. Ещё лояльнее. Следом за этим снижаются требования к выпускным квалификационным работам. В итоге выпускаются никому не нужные, а в большинстве своём и просто плохие специалисты, о чём уже, впрочем, так много сказано, что неловко повторяться.

О том, что нужно делать, вроде бы тоже все знают: вернуть вузы к разумной профильности, повысить требования к обучающимися, сформировать реальный городской и областной заказ на выпускников, ввести профессиональную практику, дающую актуальный опыт работы, научить работодателей заключать контракты со студентами и — главное! — обеспечить независимость учебного процесса от материального благополучия вуза. Но университеты, буквально изнасилованные бюрократией и непонятными реформами, сопротивляются, как могут, любым изменениям, а городские чиновники рвутся реализовать только федеральные инициативы.

– Алло, это прачечная?

То, что сейчас каждая прачечная хочет быть министерством культуры, а каждая Пермь — культурной столицей, — не новость. Но мне кажется, что пресловутая Пермь — это прежде всего история о смелых, современных и амбициозных сити-менеджерах, а потом уже все остальные спорные вопросы. О том, как видит «культурную революцию» огромная часть пермского общества, посмотрите хотя бы вот этот феерический сюжет:

Но речь о Новосибирске. Пусть мы не находим для него поводов быть культурной столицей, но ведь для полноценной, разнообразной, качественной культурной жизни городу и необязательно ей быть! Культура — это то, что должно быть в мегаполисе на высоте априори. Это первоочередной фактор развития, реализации и роста как отдельного человека, так и общества в целом. Наконец, это важный показатель пригодности города для того, чтобы быть открытым, дружелюбным, интересным и, да, если хотите, глобальным.

Что же мы имеем на сегодняшний день? Если совсем грубо, то город, растерявший дирижёров и режиссёров.

И если возвращение Бориса Мездрича в Оперный привело за собой и нового дирижёра Рубикиса, и новые постановки, то в драматическом театре нынешнюю ситуацию иначе как застоем не назовёшь. В качестве примера приведу всего один факт: новосибирскую театральную премию «Парадиз» в номинации «лучший режиссёр» получил Александр Баргман из Санкт-Петербурга, который в прошлом сезоне поставил один спектакль в театре Афанасьева. О Филармонии хочется сказать что-нибудь хорошее — например, о руководстве или музыкальных коллективах, — но придётся вспомнить об исчезновении с карты города её Большого зала. Этот анекдот исчерпывающе иллюстрирует внимательное отношение городских властей к музыкальной культуре.

С современным искусством (изобразительным и сопутствующим) совсем грустно. Всё наше художественное достояние — Монстрация и «Синие Носы», которые по полной программе выработали весь свой pr-ресурс.

Остальная арт-жизнь — это регулярные выставки литографий, СЦСИ, при входе в который вспоминается сказка «Теремок», а также гараж Константина Скотникова в огороде Ивана Дыркина.

Причём современным искусством у нас занимаются исключительно хорошие и самоотверженные люди. Но ни спроса, ни предложения, ни культуры управления, ни культуры потребления в арт-сфере города не было и нет, даже несмотря на наличие архитектурно-художественной академии (на эту тему стоит прочесть колонку того же Константина Скотникова).

Единственным культурным заведением, которым сейчас может гордиться город, — это, как ни странно, кинотеатр «Победа», с его музыкальными проектами, артхаусным прокатом и киноклубом для молодых режиссёров. Редкий пример сбалансированности между зарабатыванием денег и удовлетворением культурных запросов публики.

Остаётся нераскрытой тема фестивалей. Последнее внушительное событие в фестивальной жизни города — «Рождественский фестиваль искусств». При этом проходит он всего раз в два года и, как утверждает директор фестиваля Татьяна Людмилина, потому что даже на биеннале в России не хватает событий, достойных быть показанными новосибирской публике.

Публика у нас считается такой насмотренной и искушённой, что театральных постановок во всей стране на неё — раз, два и обчёлся. А самыми посещаемыми спектаклями остаются «Братишки» в театре «Глобус» и «Только для женщин!!!» в «Красном факеле». Интересно, почему?..

С остальными фестивалями ещё проще. Теряя экономическую способность выживать, они или уезжают в Москву (как ESF), или отдаются в заботливые руки форума Interra, где неизменно хиреют (как некогда серьёзный культурный бренд «Живая вода» и фестиваль документального кино «Встречи в Сибири»). Фестивальные нововведения самой «Интерры» живут лучше (по крайней мере, фестиваль уличных театров «Три вороны»), но, будучи в положении культурного сервиса, не могут самостоятельно развиваться. Это пример того, что можно назвать «централизацией городских процессов», что, по-моему, тоже является проблемой, требующей решения.

Москва головного мозга

Централизацию осмеяли и развенчали философы-постмодернисты в 60х-80х годах прошлого века. Но в России царь, Бог и другие оси всевозможных окружностей по-прежнему непоколебимы. В разговоре, который я пытаюсь вести, из этого вытекают две беды: неистребимое желание быть столицей хоть чего-нибудь и стремление лепить из кусочков один большой комок с центральной системой управления.

Для начала давайте договоримся, что «столица Сибири» самой Сибири пригодится только тогда, когда и если она станет автономной.

А потом давайте согласимся, что 10 профильных вузов лучше, чем какой-нибудь СФУ, 10 хороших и разных театров — лучше, чем то, что один из них очень большой, а 10 ярких событий — лучше, чем одно такое масштабное, что голова не видит, где хвост.

Современные тенденции к открытости и модульности систем должны быть реализованы на уровне городского развития. Если мы хотим привлекать науку — не стоит забывать, что для неё нужны благоприятные условия: качественное образование, антропоцентричная городская среда, насыщенное культурное пространство и прочные связи между составляющими городского единства. Деление на части и равномерное их развитие, идеи равноправия и разнообразия перспективнее, чем центральное управление неповоротливой громадиной, а для этого, конечно, необходимы новые талантливые менеджеры.

Новосибирск — город будущего — вот в чём, может быть, его сверхидея. А в будущем будет всё равно, столицей или центром чего является город, в котором все хотят жить и работать.

Фото: Геннадий Данилкин, Александр Беляев

12 комментариев к статьеДобавить
  1. Очень хороший текст!

  2. на вопрос, каким должен быть город или страна, довольно исчерпывающе ответила IKEA, заявив, что не будет расширяться в России, пока не будет побеждена коррупция. о чем еще говорить, какие три вороны?

  3. вузы вынуждены свозить плохо говорящих по-русски абитуриентов из дружественных республик

    так говоришь, будто это что-то плохое — мне казалось, это как раз один из тестов на «глобальность». плохо говорящие по-нерусски российские студенты учатся за рубежом, и принимающие их вузы вряд ли видят в этом своё поражение.

    в остальном всё так

    • Артём, ключевое слово «свозить». Не набирать по конкурсу, а тащить практически за шкирку на тот же филфак мальчиков и девочек, которым русский язык реально надо доучивать, а не выбирать в качестве своей будущей профессии (пусть даже номинально). Это, к сожалению, другая ситуация.

  4. Сюжет про Пермь и впрямь блевотный до ужаса О_о

    • Забавно, что ведущий забывает, как на одном из дягилевских Русских сезонов, в 1913 году, премьера «Весны священной» закончилась беспримерным скандалом, ошикиванием, и Стравинский сбежал из зала… Да и вообще, отношение к Дягилеву всегда было амбивалентным даже у сравнительно элитарной части французского общества, чего уж там говорить о «простых парижанах»…

  5. Отличная статья, Лена!

    Локальные замечания. На «монтеров» и «автомехаников» в Педе начали учить еще в 70-лохматом году.. Тогда же открыли Дошфак и Начфак. Типа, чтоб на всех уровнях образование было тип-топ. Тогда же разумные люди поднимали бучу на тему дискредитации такими специальностями идеи и концепции высшего образования. Так что другая была история и в другое время. В ряд смешных и неадекватных специальностей скорее становится «Менеджмент» в нашем родном ИФМИПе.

    «Возвращение вузов к профильности» и введение «областного заказа» — только звучит хорошо. Что ж реально мы возвращаемся к «профильности» семимильными шагами. Готовить мы теперь за государственный счет можем только «педагогов», причем «широкого профиля», для коих ни русский язык, ни литература не являются основными предметами :-). Институт гувернанток, блин.

    • Ну вы же понимаете, что в нашем случаем под «профильностью» я имею в виду, что не менеджеров и всё тех же автомехаников, дизайнеров и маркетологов. А филологов на филфаке, историков на истфаке и т.д.. Педагоги широкого профиля — другая крайность. Кстати, не знаю, можем ли мы качественных гувернанток подготовить))

      • Про автомехаников — уточнение историческое :-)

        В нынешние времена слово «профильность» нужно всегда уточнять, потому что «хозяева жизни» понимают под этим вот ровно то, что я написала. А то окажетесь махом в соратниках Фурсенки. Во номер будет! :-)

        Потому что профильность о которой Вы говорите — прямой путь к слиянию с Университетом (если нет никакой разницы, зачем два «бюджетных» (мерзкое словечко) учреждения, профильность в понимании Фурсенко — прямой и безусловный путь в ПТУ. Мне как раз очень нравится практический задел Педуниверситета, но превращение его обратно в Учительский институт и только — это шаг назад. В общем, это отдельная тема.

        Гувернанток, может, и не сможем, но «бабок» на условиях почасовой оплаты вполне :-)))

        • Уточнила, теперь будет «разумная профильность». Мне кажется, слово «разумный» сразу как бы даёт понять, что ничего общего с Фурсенко :)

          Лена

  6. Статья — очень понравилась. Свою «микрорецензию» по её поводу написал в своём блоге — http://alex-sibiryak.livejournal.com/279340.html

5 total pingbacks on this post
Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2019 Все права защищены

.