«Сибирь и точка»: Дудинка

Северный форпост Сибири

Текст: Анна Груздева при участии Ксении Резниковой, Оксаны Будулак и Алины Игошиной
Фотографии Анны Груздевой и из архивов Дома народного творчества
Карта: Катя Шестакова

Неправда, что зимой нельзя путешествовать по Сибири. Полуостров Таймыр, уходящий берегами в Енисейский залив Карского моря и Хатангский залив моря Лаптевых, — уникальная территория, которую интересно «познать кожей», как в -30°C в ноябре, так и в +30°C в июле. Дудинка, удалённая почти на две тысячи километров от столицы Красноярского края, — один из городов, где можно познакомиться с жизнью за Полярным кругом.


Свет тундры

Там, где начинается полуостров Таймыр — самый северный край Евразийского континента, — стираются привычные очертания Западно-Восточной Сибири. Дорога в Дудинку из аэропорта «Алыкель» пролегает через немую и выстуженную тундру, похожую на вышедшее из-под океанских глубин дно. Вдоль заснеженного асфальта тянутся бесконечные линии электропередач и редкие лиственницы, а полуденное солнце Заполярья едва начинает разграничивать небо и снег, уходящий в бледно-голубую даль. Свет — вот, пожалуй, самое большое удивление от встречи с Крайним Севером. Серо-бирюзовый, жемчужный, он и редкие пугливые куропатки — дыхание сонной зимней тундры.

В воздухе стоят привычные на Таймыре -30°C. Но кроме атмосферного давления и направления ветра за Полярным кругом принято учитывать и «жёсткость погоды» — крепкий мороз в совокупности с северным ветром. Обычно это ещё на 10 градусов холоднее.

Здесь даже в тёплом салоне машины ощущается настоящий, физический Север.

Возникновение Дудинки — административного центра Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края — связано с освоением и колонизацией этой северной части Сибири. В середине 17 века центром Таймыра и прилегающих к нему земель был первый русский заполярный город Мангазея. Отсюда в сопровождении отрядов стрельцов выходили ясачные сборщики в зимовья. Именно так в 1667 году появилось «ясашное зимовье Дудино», поставленное стрелецким пятидесятником Иваном Сорокиным. В 18-19 веках это зимовье стало перевалочной базой и отправной точкой так называемого Хатангского тракта или «русской дороги», по которой в тундру шли русские товары.

Дорога Дудинка-Алыкель и обратно
Дорога Дудинка-Алыкель и обратно
Дорога Дудинка-Алыкель и обратно
Дорога Дудинка-Алыкель и обратно
Дорога Дудинка-Алыкель и обратно
Дорога Дудинка-Алыкель и обратно
Дорога Дудинка-Алыкель и обратно

Дорога Дудинка-Алыкель и обратноДорога Дудинка-Алыкель и обратноДорога Дудинка-Алыкель и обратноДорога Дудинка-Алыкель и обратноДорога Дудинка-Алыкель и обратноДорога Дудинка-Алыкель и обратноДорога Дудинка-Алыкель и обратно

В Дудинке, лежащей на правом берегу Енисея, начинали свои исследования и многие полярные экспедиции. В 18 веке в зимовье останавливались участники Великой Северной экспедиции: Харитон Лаптев, Семён Челюскин, Фёдор Минин. В 1843 году сюда попал Александр Миддендорф, который впервые пересёк Таймыр и составил этнографическое описание населения и природы полуострова. А в 1906 году из Дудинки начинал своё странствие русский моряк и путешественник Никифор Бегичев, имя которого носит одна из улиц современного города. Вплоть до начала 20 века Дудинка оставалась чем-то вроде зимовья или небольшого северного села «в пятьдесят деревянных домов». Но и сегодня, когда она стала крупным (по меркам сибирского Севера) индустриальным городом-портом, её можно обойти за пару часов. А в «жёсткую погоду» — пробежать за час.

«Город, где швартуются сердца»

«Я люблю тебя, Света!» — признание зелёной краской, выведенное на пятиэтажке, почти скрылось за сугробом; очевидно, любовь была летом. Предусмотрительно метром выше, красным — «Осторожно, сосули!». Кажется, зима в Дудинке, как и в соседних Норильске и Игарке, — основное градообразующее явление.

Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка

ДудинкаДудинкаДудинкаДудинкаДудинкаДудинкаДудинка

Деревянная историческая застройка прошлых веков в городе не сохранилась: вечная мерзлота выстудила тёплые избы зимовья. Ставшая городом только в 1951 году, Дудинка приобрела современный облик лишь в 1960-х, когда на промёрзлой земле начали появляться первые четырёхэтажные дома на сваях, а в 1970–1990-х — микрорайоны девятиэтажек. Вид грубоватых, будто наспех залитых бетоном домов, шершавых на ощупь, невольно рождает в голове такую же грубоватую, но справедливую для этих мест переделку строки из Бродского: «Север крошит металл, но щадит бетон». Из-за аномально холодных зим (в ближайшую неделю на севере Красноярского края обещают -55°C и «жёсткость») инженерные коммуникации, как и во многих северных городах, выведены в Дудинке на поверхность земли; словно огромные серебристые змеи, они тянутся через весь город, соревнуясь по высоте с сугробами.

В этих краях полярный день и полярная ночь рождают непривычные для остальной Сибири световые метаморфозы, а у людей вызывают синдром «полярного» напряжения, выражающийся в сонливости, утомляемости и подавленности.

В 1990-е в Дудинке, согласно антидепрессивной программе, невзрачные жилые коробки выкрасили в яркие цвета: голубой, розовый, зелёный, жёлтый. Со временем пёстрая раскраска выгорела на ярком июльском солнце, сделав дома Дудинки похожими на выцветшие на каникулах футболки.

Культурный центр города найти легко: он находится на пересечении ул. Матросова и Островского, там, где светится современный развлекательный комплекс «Арктика» с кинотеатром, бильярдом, кафе и другими радостями цивилизации. Но сердце «города, где швартуются сердца», как сказано на официальном сайте Дудинки, — растянувшаяся вдоль Енисея Советская улица: здесь находится городская набережная, грузовые и пассажирские причалы. Первый из них был построен ещё в 1936 году в связи с освоением Северного морского пути и строительством Норильского медно-никелевого комбината. Сегодня же Дудинка является самым северным международным морским портом в России и крупнейшим в Сибири. Круглый год в этом порту разгружаются морские суда и баржи традиционной красно-оранжевой полярной раскраски из Архангельска и Мурманска, а летом он связан речным сообщением с Красноярском и Диксоном.

Норвежский путешественник Фритьоф Нансен ещё в начале 20 века назвал Дудинку «северной Москвой — важнейшим пунктом всего края». И оказался прав.

Городская набережная даже зимой поражает массивностью причалов и громадными портовыми кранами, похожими на железных журавлей. Весной эти краны, а также погрузчики и прочие части портовой инфраструктуры «эвакуируют» с пристани на соседнюю возвышенность, Журавлиную горку, так как Дудинский морской порт — единственный в мире ежегодно затапливаемый в период весеннего ледохода.

Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка
Дудинка

ДудинкаДудинкаДудинкаДудинкаДудинкаДудинкаДудинка

С набережной на холодный Енисей строго смотрит Ленин, одетый в какую-то бесформенную шубу. Здесь же расположен городской Дом культуры, небольшое здание Свято-Введенской церкви и массивное, с флагом — городской администрации. С Советской улицы можно начать знакомство не только с портовой, но и с древней, этнической историей полуострова и города, которая по-настоящему — самое большое сокровище для путешественника.

Морошка с сахаром

Аксинья Ивановна, накинув меховую жилетку, приносит к столу замороженную морошку и чернику, щедро посыпанную сахаром, достаёт кружки с изображением белого медведя. В её мастерской «Мукустур» глаза разбегаются от количества этнических сувениров: на полках аккуратно расставлены резные фигурки из бивня мамонта, лежат украшения из бисера и кожи, развешаны шкуры волка и росомахи, на полу стоят настоящие оленьи унты и меховые домашние тапочки.

— У коренных малочисленных народов не так давно была такая психологическая особенность: мы не понимали, что мы — уникальные. В советское время нас «затирали», мы хотели слиться с большим советским народом, стеснялись своих особенностей… В школах не разрешали говорить на родном языке, а заставляли говорить на русском. У меня даже имя — Аксинья. Бог хоть разрез глаз оставил.

«Что мы экзотику в Таиланде ищем? Вот она экзотика. Чумы теперь ставим на каждый праздник».

Аксинья Ивановна — долганка. Она из тех коренных и малочисленных народов, что появились на Таймыре до того, как у берегов Енисея начали швартоваться русские сердца. Долганы, ненцы, энцы, нганасаны и эвенки появились на полуострове ещё до экономического освоения природных богатств и речных путей севера Сибири; во времена, когда отсутствие асфальтированных дорог и суровый климат позволяли вести в этих землях только кочевую жизнь.

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мукустур

Мастерская «Мукустур»

Мастерская «Мукустур»Мастерская «Мукустур»Мастерская «Мукустур»Мастерская «Мукустур»Мастерская «Мукустур»Мастерская «Мукустур»Мастерская «Мукустур»

Эти уникальные этносы остались на севере Красноярского края и сегодня. Но они действительно малочисленны: ненцев, что называют себя «ненэй ненэць» — «настоящий человек», в Таймырском Долгано-ненецком муниципальном районе насчитывается сегодня 3,5 тысячи человек. Долган, чей этнос сложился на основе смешения кровей тунгусов, якутов и русских, чуть больше — 5,5 тысяч. Нганасаны, самый древний из малочисленных народов Таймыра, встречаются редко: в холодном Заполярье их всего 800 человек. Эвенков на огромной территории осталось меньше трёхсот, а энцев и вовсе около двухсот. Традиционный образ жизни северных народов и оленеводство сохраняются на Таймыре в посёлках Волочанка, Носок, Тухард, Потапово и некоторых других.

— В основном этнос сохраняют именно кочевники, но и городские ненцы, долганы играют существенную роль в этом деле. Почему? Потому что они — интеллигенция. И они, безусловно, сохраняют культуру, — рассуждает Вячеслав Вэнго — один из главных в районе «по делам коренных». — Конечно, в первую очередь, это происходит в рамках организации и проведения культурных мероприятий: выставок, фестивалей, концертов. Они помогают популяризировать творчество, языковую культуру, промыслы. Ведут родной язык и литературу в школах.

И действительно, в какое культурное учреждение Дудинки вы ни пойдёте — почти везде столкнётесь с редкими этническими артефактами, предметами культуры и быта, произведениями искусства коренных народов Севера. Например, в Таймырском краеведческом музее, который находится на набережной, собрана огромная коллекция прекрасных костюмов, украшений и разных диковинных штуковин северян, которые даже сквозь музейное стекло поражают изяществом и филигранностью. К слову, краеведческий музей Дудинки — самый крупный на всём полуострове по коллекциям и по масштабам: на трёх его этажах вполне уживаются бивни мамонта, долганские идолы, чучела оленей и рыб, очки первых полярников и артефакты советских лагерей Севера.

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музей

Таймырский краеведческий музейТаймырский краеведческий музейТаймырский краеведческий музейТаймырский краеведческий музейТаймырский краеведческий музейТаймырский краеведческий музейТаймырский краеведческий музей

Если вернуться в центр города, то на улице Матросова, 21 непременно стоит зайти в «Дом народного творчества», вход которого выполнен в виде чума. Здесь находится картинная галерея известного таймырского художника Бориса Молчанова, создававшего картины из кожи и замши, а также большая сувенирная лавка, где есть как дешёвые брелоки с оленями, так и дорогие резные фигурки из бивня мамонта. В «Чуме» есть и своя мастерская резьбы по кости, где можно посмотреть на работу молодых косторезов, которые каждый день держат в руках ценные окаменелости.

В лавочке «Мукустур» на ул. 40 лет победы, 2 тоже огромный выбор сувениров, но ценнее то, что здесь находится настоящая мастерская, где делают унты и бакари из оленя, национальные парки, украшения. Если попроситься понаблюдать за хитрым процессом изготовления обуви или одежды, вряд ли откажут.

— А кто всё это покупает? — количество этнических товаров и «сувенирки» в Дудинке, куда крайне редко заглядывают туристы, поражает.

— Мы всё это шьём в основном для своих, — говорит хозяйка «Мукустура» Аксинья.

«Для своих» — характерная черта местной этнической культуры, которой полноценно уходить на экспорт не позволяет удалённость от материка, отсутствие асфальтированных дорог через тундру, дорогие авиабилеты и по-настоящему суровый климат.

— С присоединением Таймырского автономного округа к Красноярскому краю в мироощущении людей мало что изменилось. Например, мы до сих пор говорим «округ», — делится Наталья Балабан, работающая в районном управлении культуры. — Мы, как и прежде, живём своей маленькой территорией, удалённой от материка, поэтому семейные традиции и ценности на Таймыре более устойчивые. Если человек уезжает куда-то, он не продаёт мебель, а просто отдаёт её соседу. Взаимопонимание и взаимопомощь здесь очень сильны, ведь у нас проживает много народностей, которым нужно выжить.

Коренные народы

Фото из архивов Дома народного творчества

Коренные народы

Фото из архивов Дома народного творчества

Коренные народы

Фото из архивов Дома народного творчества

Коренные народы

Фото из архивов Дома народного творчества

Дудинка

Фото из архивов Дома народного творчества

Фото из архивов Дома народного творчестваФото из архивов Дома народного творчестваФото из архивов Дома народного творчестваФото из архивов Дома народного творчестваФото из архивов Дома народного творчества

Отделённые от «большой земли» дикой тундрой и километрами бездорожья, привыкшие к унтам, северной рыбе и оленине, жители Дудинки, как и других городов Таймыра, живут особенным — северным — мироощущением.

— Мы понимаем себя в связи с определённой территорией — Таймыром и его древней культурой, — говорит долганин Василий Багатай, косторез и мастер игры на варгане. — Мы — жители Крайнего Севера, а не сибиряки. Сибирь для нас — это южная часть Красноярского края и Хакасии, а Таймыр — это совсем другое место. И в понятии «коренной» есть тонкие грани. Для нас существуют «приезжие» русские или «люди с материка», которые мало что знают о быте, культуре и традициях Таймыра. Но те русские, кто родился, например, в Дудинке и ходил в школу вместе с долганами, нганасанами, эвенками, для нас — коренные.

Передо мной стоит почти опустошённая тарелка черники с сахаром и почти не тронутая морошка. Солоноватая, не своя.

После советского периода истории Сибири в Дудинке, как и в других северных городах и посёлках, стали возрождаться культурные ценности и обычаи долган, ненцев, эвенков, нганасан и энцев. Окрепло национальное самосознание, а этническая символика коренных малочисленных народов стала проникать в быт и культурную среду Дудинки, укрепляя её туристическое обаяние. Но глубинные процессы, происходящие в жизни и мироощущении северных исчезающих народов, очень сложны и связаны (как и во всём мире) с влиянием цивилизации на традиционный образ жизни кочевников. Поэтому пока самобытная и древняя культура «коренных» не растеряла своей символической глубины, мастеров и языка, стоит накопить денег на билет до Дудинки.


Как добраться

Путь с «большой земли» до Дудинки неблизкий и недешёвый. В городе есть собственный аэропорт, но оттуда выполняются только редкие рейсы в сёла Таймырского района. Быстрее и удобнее всего будет долететь до Норильского аэропорта «Алыкель», а оттуда взять такси до города. Расстояние составит 65 км через тундру, а ценник на такси — от 1–1,5 до 4 тысяч рублей, в зависимости от количества пассажиров. Из «Алыкеля» самолёты летают в Москву и другие крупные города России, но международных рейсов у аэропорта нет. Из-за неблагоприятной погоды дорога «Алыкель»–Дудинка может быть закрыта, а авиарейсы — отменены. Будьте внимательны, если вдруг соберётесь в Заполярье.

С июня по начало октября до Дудинки ходят пассажирские теплоходы из Красноярска, время в пути составит около 3,5 суток. В период навигации всю информацию о рейсах по Енисею можно узнать на сайте компании «ПассажирРечТранс». Поезда до Дудинки не ходят.

Где остановиться

Самая популярная гостиница города — «Северное сияние» (ул. Матросова 14, телефон: 8-39191-5-80-80). Одноместный номер обойдется в 2–2,5 тысячи, номер люкс — в 4,5. При предварительном бронировании получите скидку в 25%. В гостинице есть кафе.

Пожить у «Валентины» (ул.Горького 67, телефон: 8-903-928-72-19) будет дешевле: в двухместном номере одно спальное место обойдётся в 1,5 тысячи рублей, а одноместный люкс — в 3,5. Есть кафе и бильярд.

Проживание в «Енисейских огнях» (ул. Советская 41, телефон: 8-39191-5-19-53) меньше всего ударит по кошельку: одному в комнате можно пожить за 1,5 тысячи, снять кровать в двухкомнатном номере можно за 900 рублей. Правда, кофе с яичницей в номер не принесут: кафе в «Енисейских огнях» нет.

Где питаться

Дудинка — небольшой город, на центральных улицах Матросова и Островского на глаза постоянно попадаются кафе и столовые, где можно перекусить или плотно пообедать. На улице Матросова есть пиццерия «Жар-птица» и большой магазин «Таймыр», где можно купить северную рыбу — омуля, сиг, чир — в свежем, солёном или копчёном виде. Сугудай — блюдо из свежей рыбы, распространённое среди коренных народов Севера — можно попробовать в ресторане «Элден». Готовят его и в некоторых кафе. Выпить можно в баре «Таверна», а потанцевать или поиграть в бильярд в «Арктике».


Читать также:


«Сибирь и точка»: Ванавара
Анна Груздева побывала в Ванаваре — спрятавшемся в тайге эвенкийском селе, которое получило мировую известность благодаря тунгусскому метеориту. Добираться туда накладно, но это дорогого стоит.


«Сибирь и точка»: Малая Сыя
Анна Груздева побывала в Малой Сые, которая, несмотря на крайне маленькое население, считается важным туристическим и научным центром Хакасии. Благодаря своим уникальным пещерам Малая Сыя имеет неофициальный статус «спелеодеревни».


«Сибирь и точка»: Енисейск
Анна Груздева побывала в Енисейске — «первом русском городе центральной Сибири». Архитектурные памятники, «сибирское барокко» и частные музеи могли бы сделать этот город находкой для туриста, если бы они были нужны тем, кто отвечает за сохранение исторического наследия.


«Сибирь и точка»: Ергаки
Очередной маршрут «Сибирь и точка» — хребет Ергаки, «сердце Западных Саян». Анна Груздева провела в горах две недели, чтобы понять, чем современные туристы отличаются от комсомольцев с гитарами и почему медведи становятся полноправными участниками туристической жизни.


«Сибирь и точка»: Листвянка
Первый маршрут проекта «Сибирь и точка» — посёлок Листвянка на берегу озера Байкал. Интерактивные и реальные погружения на глубину, шоу нерп, магический камень и главная основа местной экономики — северная рыба, приготовленная по заветам первых поселенцев.

Сибирь и точка
Создатели проекта «Сибирь и точка» решили попробовать написать свой путеводитель по разным уголкам сегодняшней Сибири и начали с манифеста — о территориальной идентичности, культурном невежестве и дорожной сумке Фритьофа Нансена. О своих перемещениях и открытиях путешественники будут регулярно рассказывать на «Сибурбии».


5 комментариев к статьеДобавить
  1. Дико интересная серия статей, слежу за вашими путешествиями как за захватывающим сериалом прямо)

  2. Отличная статья, спасибо.
    Всегда привлекали наши Сибирские города, Новый Уренгой например, Норильск.
    А ещё думал что омуль это исключительно байкальская рыба… Оказывается это северная рыба, а на Байкале — байкальский омуль :)

    • Спасибо! Надеюсь, долетим и до Норильска в свое время.

      Сторож, который нас угостил омулем в первый вечер в Дудинке, тоже сказал, что есть разный омуль:) Признаться, я сама его только с Байкалом ассоциировала. Местная рыба там довольно дорогая, от 350 руб. и выше, но очень вкусная. Летом сравним с Байкальской:)

  3. как живший там в своё время и бывающий там минимум раз в год сейчас, могу дополнить и поправить немного :)

    город потихоньку угасает. народ уезжает. ничего не развивается. в основном город живёт за счёт норильского никеля, для которого дудинка — основной пункт отправки всего добываемого сырья. молодёжь, кто может, уезжает. все стремятся отправить детей после школы учиться на материк — красноярск, новосибирск, питер, москва.

    такси из аэропорта лучше заранее заказывать. машина приедет из дудинки и заберет тебя одного за 1200-1500р. рыбу надо покупать на коптилке — такси знает где они :) 350р/кг для копченого муксуна/сига и прочих — это копейки — сравните в пивнушках новосиба — от 800р/кг. свежую лучше брать у проверенных людей :) либо есть магазин лайда, но там не всегда айс.

    местная молодёжь, как русские так и местные фигашат спайсы и прочую бодягу. у большинства куча кредитов. как живут — непонятно.

    а вообще, написано прекрасно! пошёл читать другие статьи :)

  4. Очень сильно отличается кстати.Самый вкусный омуль это с Таймыра.
    А корюшка..ООООООО! Это ПЕСНЯ! Питерская корюшка говорят и рядом не стояла..небо и земля!

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.