На полшишечки


Мария Киселёва
художница, участница арт-группы «Бабушка После Похорон», kissmysketch.com

В Новосибирске по инициативе портала PublicPost состоялся показ документального фильма «Зима, уходи!». Свидетельство происходящего в Москве зимой 2012 снято выпускниками «Школы документального кино и документального театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова» при поддержке «Новой газеты».

На показе присутствовал один из режиссеров фильма — Аскольд Куров, который сразу же пояснил, что руководство «Новой газеты» совершенно не вмешивалось в работу над фильмом. Десять молодых режиссеров, принявших участие в создание фильма, никогда раньше не работали с политическими темами и по взглядам своим аполитичны. Это — в хорошем смысле — становится понятным по многим моментам происходящего на экране. Материала было отснято на 1000 часов, из них в фильм вошло 78 минут.

На ум приходят две причины, по которым полезно посмотреть «Зима, уходи!». Во-первых, так сложилось, что большая часть людей в России пока ещё живёт не в городе Москве, а влияющие на «судьбы родины» события происходят именно в столице — должны же они хоть где-то происходить. О так называемых лидерах протеста, например, я могу судить лишь по истеричным видео на Youtube, да со слов других.

В фильме же многое заснято холодно и трезво, 3400 километров, разделяющие Новосибирск и Москву, пропадают.

Чувствуешь себя серьёзно вовлечённым в события. Второй причиной является мысль, которая должна периодически проскальзывать у любого человека: «а что я, собственно, делаю?». Как бы банально это ни звучало, но смотреть на себя со стороны полезно. «Зима, уходи!» на данный момент кажется мне не академической хроникой великих исторических событий, не летописью, а скорее капсулой времени, полезной для самих героев кино и им сочувствующих. В фильме присутствует Ольга Романова — журналист, лауреат премии ТЭФИ. Сейчас её муж Алексей Козлов сидит в тюрьме по экономической статье. Матвей Крылов — художник, активист «Другой России», сам отсидевший два месяца в СИЗО за обливание прокурора минералкой в 2011 году — после приговора товарищам. Эпизодически возникают то Алексей Навальный, то Михаил Прохоров.

В действие вторгается даже группа Pussy Riot со своим панк-молебном. Кстати, именно сцена их выступления в храме Христа Спасителя производит действительно сильное впечатление. Я впервые разглядела, что там произошло на самом деле. Осознала, что их винтили, а они продолжали петь и танцевать.

При всей многослойности фильма, его истории часто связываются между собой случайными фразами. Вот группа сочувствующих девушкам из Pussy Riot пришла помолиться у стен храма за задержанных участниц группы. Внезапно в действие вмешивается бугай, именующий себя «православной общественностью» (к сегодняшнему дню это словосочетание уже нельзя слышать без смеха), начинает скандалить («ты чё такой бодрый?») и пытается облить оппонентов кока-колой со словами: «полил и нормально!».

Для одного персонажа поливать оппонента колой — это нормально, а другому — герою фильма Дмитрию Путенихину, более известному как Матвей Крылов, пришлось за сей несдержанный жест отсидеть 2 месяца. Именно с Матвеем связано два важных момента фильма. В первую очередь — сцена с обсуждением отношения к власти и государству в целом, которое перешло в разбор личности Алексея Навального. Парень интеллигентного вида заявляет, что Навальный не ультраправый, что он умерен и вообще лучше Путина, на что Крылов отвечает, что нельзя быть «умеренным националистом»: «это как еб*ться в жопу, но чуть-чуть, на полшишечки». Есть только хорошее и плохое, нет чуть-чуть плохого. И политика — это плохо. Политика — это плевок в карму. Хочу подчеркнуть, что из 1000 часов отснятого материала авторы сочли нужным включить в фильм именно этот довольно продолжительный диалог.

Уже не может быть сомнений, что над фильмом работала аполитичная команда.

Второй понравившийся момент, связанный с Матвеем Крыловым, принёс мне чисто эстетическое наслаждение. Эта сцена снята пятого марта на Лубянке, где, как известно, состоялась серия жёстких и бессмысленных задержаний. Матвей идёт на площадь со своей девушкой Ирой. Хрупкая Ира оглядывается по сторонам и курит маленькую сигаретку-биди, держась за Матвея. В следующем кадре трогательных, ещё, кажется, пахнущих молоком ребят тащит группа «космонавтов», прилагая удивительно много усилий для задержания обнимающейся пары.

Параллельно в кино освещаются и митинги за Путина. Похожи они на встречу Нового года с выпивкой, закуской и танцами под столь понятные и милые сердцу электората песни звёзд отечественной эстрады. Из кадра в кадр золотые зубы, стабильность, танцы.

Крупицы разума присутствовали у девочки-нашистки, которая пыталась объяснить своим оппонентам, что некрасиво называть всех «запутинцев» птушниками, что вокруг неё все сытые и в шубах, и что, в общем-то, всё хорошо.

Она предположила, что смена президента, конечно, может повлечь благоприятные последствия на её жизнь, но ведь может повлечь и неблагоприятные. А лучшее — враг хорошего, и в связи с этим ей страшно.

В 78 минут авторам «Зима, уходи!» удалось включить очень и очень много всего. Великое множество остроумных деталей, искренних поступков или же, наоборот, неприятной игры на камеру. Это кино не про оппозицию и не про конкретных людей. Важную часть фильма занимают споры, где, например, ведущий программы «Однако» на Первом канале Михаил Леонтьев, безумно вращая зрачками, объясняет Ольге Романовой и Евгении Альбац, кто есть враг России. Дамы в ответ тыкают в него пальцем и раздуваются от возмущения. Все споры идут по одному сценарию и совершенно ни к чему не приводят, стороны расходятся абсолютно уверенными в своей правоте, и лишь одна немолодая дама, пришедшая на митинг в качестве дружинницы Путина, особо отношений не выясняла, а лишь заметила, что очень хочет домой.

Аскольд Куров

После показа одному из десяти режиссёров фильма Аскольду Курову можно было задать вопросы. Куров всё больше обращал внимание на то, что кино не несёт никакой политической окраски, он от всего сердца заверял: у авторов не было сценария, специальных актёров, никаких фриков конкретно для съёмок они не искали. В это я легко верю. Фрики найдутся сами — когда надо и когда не надо.

Судьба фильма такова, что сейчас картину возят по регионам, потом она появится на нескольких международных фестивалях, а потом фильм будет выложен в сети. Стоит ли говорить, что в телеэфире «Зима, уходи!» вряд ли появится.

1 комментарий к статьеДобавить
  1. за несколько мгновений до первого скриншота в фильм секунды на три ворвался голос анархиста Укропа, и за эти три секунды я вдруг понял, что фильм мог бы быть совсем другим.

1 pingback on this post
Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2022 Все права защищены

.