При своём мнении

Текст: Рита Логинова
Фото: Максим Печерский

«Томское мнение» — сайт, созданный Даниилом и Анастасией Ханиными для решения насущных проблем томичей. Как теоретически работает придуманная ими система и почему, собственно, еще не работает, рассказал Сибурбии автор и идеолог проекта Даниил Ханин. 


— «Томское мнение» как проект, так или иначе, существует с 2008 года. Сколько проблем заявлено на сайте с тех пор?

— Начнем с того, что проект, можно сказать, до сих пор не запущен. В 2008 году мы с женой Анастасией решили создать сервис, который бы отображал мнения томичей о событиях, происходящих в городе и мире. Сначала мы сделали «Томское мнение» как журнал, похожий на Сибурбию, но проект не пошел. Мы столкнулись с жалобами людей на маршрутки, на ЖКХ, власть и тому подобное. Тогда мы создали отдельный проект — Zkhmap.ru (который есть и сейчас) — в рамках «Томского мнения», посвященный проблеме ЖКХ, но он быстро превратился в жалобную книгу.

Еще у нас был проект типа «РосЯмы», примерно в это же время, месяца за четыре, кстати, до Навального. Но он вообще не пошел.

Люди не хотели сами ничего делать и только жаловались и обвиняли нас, что мы ничего не делаем для решения их проблем.

 

— И к чему вы в результате пришли?

— Проанализировав ситуацию, мы решили сделать совершенно другое «Томское мнение» — систему решения проблем жителей. Идея состояла в том, что многие проблемы мы можем решить без обращения к власти и вообще к кому бы то ни было. Главное знать, кто отвечает за решение проблемы. Пример: у вас протекла крыша — к кому вам идти? Кто отвечает за устранение проблемы, в какой срок должны устранить течь? Выяснилось, что люди идут к депутатам, которые не имеют юридических полномочий для решения данной проблемы, и в итоге — жители недовольны властью.

Или наоборот, есть проблемы, которые люди решают сами, а их должны решать другие. Например, очень часто выкидывают строительный мусор на улицу, а это неправильно, его надо утилизировать специальным образом. Но! У нас (да и везде) есть компании, которые покупают строительный мусор. И мы решили соединить этих людей.

Далее — ямы. И кроме всего этого — помощь в более простых вещах. Вы захотели разбить палисадник перед домом или посадить дерево. Но, по закону, что попало сажать нельзя. Мало того, город выделяет деньги на озеленение, и было бы прекрасно подсказать людям: мол, тут тебе дадут рассаду, а тут тебе дадут лопату, чтобы не тратиться. Вот так и родился наш проект: мы сделали сайт, точнее программу, которая решает проблему жителей или подсказывает, как ее решить.

— То есть вы работаете с первым большим посылом человека — пожаловаться, но на этом не отпускаете пользователя, а предлагаете — автоматически — какие варианты решения есть, причем такие, в которых он сам может принять максимальное участие, так?

— Да, именно так, и более того: нам не нравится метод Навального, хоть он и работает. Мы хотим, чтобы ответственные организации сами решали проблемы, которые находятся в сфере их интересов. Я не понимаю, почему ответственный за яму, видя ее каждый день, не может ее заделать и ждет обращения от граждан по особой форме. В нашем проекте любой отмечает проблему, и все ответственные организации автоматом получают уведомление, что есть проблема, и сами, без пинка, сообщают гражданам, что они готовы ее устранить, а потом сообщают, что проблема решена.



— Я правильно понимаю, что вы уже интегрированы с этими ответственными структурами, или это идеальная картина мира, до которой еще идти и идти?

— Идеальная. У нас нет де факто ни одной компании, готовой решать проблемы, на данный момент. Примерно год назад я показал проект заместителю мэра Молоткову, он его поддержал, и мы начали его править и допиливать под реалии. Затем он пролоббировал несколько моих встреч с чиновниками, и в июле я показал проект уже мэру, который назначил человека, курирующего интеграцию проекта в работу мэрии.

Если люди будут писать, что у них проблема с ЖКХ, а проблемы будут копиться — толку от сайта ноль, мало того — он станет хорошим инструментом для политического давления на власть, а власти это не нравится, поэтому они осторожничают.

Сейчас мы договариваемся с мэрией, чтобы все ответственные организации включились в работу, чтобы алгоритм заработал. Кто-то должен решать проблемы, иначе проект умрет. Но мэрия — неповоротливая структура, и все идет крайне медленно. Для них есть риск, что их начнут чрезмерно пинать по делу и без.

— Так а каков все-таки алгоритм решения проблемы на «Томском мнении»?

Вот пример: проблема — дворовая спортивная площадка была в плохом состоянии — и ее решение. И никаких бумажек, заявка дана анонимно. Но если честно, как эту проблему мы решили, я не знаю. Механизм теоретически работает так: ответственная организация, которая хочет решать проблемы, регистрируется на сайте и отмечает те проблемы, за которые она готова отвечать.

Затем пользователь сообщает о том, что есть проблема, и указывает ее на карте. Все, кто отметил, что решает этот тип проблемы, автоматически получают сообщение. Есть определенное время (сегодня это 10 дней), пока какая-либо организация может сама заявить, что хочет решить эту проблему. Если этого не произошло, то есть пользователь Власть, который может назначить организацию отвечающей за проблему. Либо жалобщик может сам выбрать из списка ответственных организаций нужную и послать ей официальный запрос: мол, чего не решаете?

Далее, когда появилась организация, отсчитывается срок 30 дней (сроки пока условны), и, если по прошествии этого срока проблема не решена, власть опять получает сигнал: мол, проблема существует уже давно, а компания ничего не сделала — надо бы пнуть. Вот такой алгоритм. Но пока нет ни одной организации — проверить даже не можем, работает ли это.

— А как вы хотите эти организации в проект нагнать?

— На самом деле, вопрос правильный, и ответ на него самый сложный. Мы сделали ставку на то, что городу самому это выгодно и он сам начнет работать. Но пока мы напарываемся на бюрократические сложности. Мы делаем это на свои деньги, без инвесторов и в свободное время. Нам пришлось даже карту самим сделать, так как тогда просто не было ни 2ГИС-онлайн, ни Яндекс-карт, а это огромная куча времени. Тогда мы сделали первую интерактивную карту Томска для любого сайта, но оказалось, что это тоже никому не надо. Мы с ребятами из «Дубльгиса» это потом обсуждали и смеялись. Все хотят, чтобы за них всё делали, а мы предлагали удочку вместо рыбы.

— Ясно. Сейчас проект в подвешенном состоянии, но сама технология — обозначение проблемы и передача сведений о ней тому, кто должен ее решать — это какого года ваше изобретение? Сколько сайт в таком виде существует?

— В 2010 году, по-моему, он был сделан в том виде, в котором он есть сейчас, до этого был Zkhmap.ru, а с 2008 по 2010 был просто сбор жалоб на все темы.

— И с тех пор хоть какие-то организации заявляли о себе официально? Типа: да, мы плохие, но исправимся.

— Есть несколько зарегистрировавшихся компаний, но включать статус ответственной они не хотят. Например, ФСКН: они оплачивают рекламу, что принимают анонимные сообщения от граждан, где находятся притоны. Мы предложили им себя: бесплатно, мол, люди сообщат. Они зарегистрировались — и тишина.

— Вы думали функционал поменять, чтобы компаниям было не так страшно брать ответственность на себя?

— Функционал менять — это фидбэк нужен: что исправить, что добавить — а его пока нет. Формально, с точки зрения власти, проект позволяет решать задачи управления, сбора статистики по результатам работы организаций. Мы считаем, сколько проблем, например, для Горзеленхоза было заявлено, сколько они взяли на себя, сколько решили, сколько дней потратили на решение, были ли повторные жалобы и так далее.

Мы фактически огромная диспетчерская служба для кучи организаций.

 

— А вы не дублируете таким образом какие-то уже существующие у них системы учета?

— У них нет систем учета, к которым были бы допущены жители. Грубо говоря, мэр видит, сколько проблем решил Горзеленхоз, но жители не знают об этом ничего.

— Если они исторически сопротивляются открытости, то вы со своей прозрачностью для них довольно сомнительный инструмент.

— Для конкретных лиц, да, мы — кость в горле. А вот мэр заинтересован в нас (мы так думаем), так как он сможет получать оперативно информацию о реальных потребностях жителей и о том, как его подчиненные реагируют.

— Были уже конфликты с тем, на кого через ваш проект поступали жалобы?

— Проблемы у нас были только по Zkhmap.ru. Все УК нас не любят, при этом они даже не пробуют общаться с жителями, пишущими жалобы.

— Угрожали судебными исками или просто бухтели?

— Просто бухтели.

Иск подать против нас сложно: почти все, что пишут жители, — 100% правда.

Фактически мы проект локального самоуправления. Жители могут сами управлять городом посредством указания потребностей, а мэр следит за тем, чтобы потребности удовлетворялись. И всё.

— Вы, когда создавали «Томское мнение», на какие-то похожие проекты оглядывались?

— Сначала нет. Потом я встретился с Аленой Поповой, и она подсказала, что можно посмотреть seeclickfix.com и streetjournal.com.

— Чего вам не хватает, чтобы «Томское мнение» стало работающим инструментом взаимодействия человека и организаций?

— Нам не хватает организаций. Нужно, чтобы были люди, желающие решить проблему и заработать себе пусть, например, политические, но очки.



— Кто делает проект?

— Команда — это я и Настя, и есть еще 3 консультанта: Сергей Градировский делает Томск 3.0, Виталий Караваев — спец по градостроительной политике, и еще один юрист по ЖКХ. Я программирую и продвигаю, делаю карту, Настя ответственна за наполнение и журналистику, консультанты отвечают на вопросы. Пока все, кто есть.

— О живом комьюнити вокруг проекта говорить еще рано, или уже есть группа активных пользователей?

— Комьюнити нету, люди случайно о нас узнают и отмечают проблемы. Я знаю некоторых из них, но не всех. Мы стараемся (как я говорю, «тратим деньги»), чтобы о нас раньше времени не узнали, так как нет организаций. Продвигать начнем, как только появятся организации хотя бы по части некоторых проблем. Сейчас пробуем привлечь компании по вывозу мусора.

— У вас действует постмодерация. Много ли сумасшедших успели заявиться на проект со своим безумными проблемами? Даете ли вы им обратную связь или не связываетесь от греха подальше?

— Пока не было, но мы готовимся к ним. Формально у нас самоорганизация: о проблеме сообщает любой, а вот голосуют за проблему уже жители. Соответственно, любой житель может закрыть проблему как не соответствующую действительности.

— Какой ваш план действий в итоге?

— Мы пока тормозим и идем на поводу у чиновников, чтобы у них лишних неприятностей не было, ведь у нас два способа решения проблемы: первый — как я хочу, второй — как делает Навальный. И чиновникам второй вариант не нравится.

— А вы не хотите портить с ними отношения, чтобы они не «быковали» и все-таки помогали людям?

— Я хочу, чтобы проблемы решались, но ждать долго тоже не выход. Мы и так полтора года или даже больше ждем решения по сайту. Сколько можно, его уже надо развивать, интегрировать в соцсети.

— У вас же семья, свой рекламный бизнес, зачем вам это неприбыльное и трудозатратное дело?

— Сложный вопрос. Началось все с того, что я сам захотел получить помощь (крыша протекла), и что делать, я не знал тогда. Ну и, решая свою проблему, получил проект, который отражает гражданскую позицию моей семьи. А проблему свою мы пока не решили, но зато теперь знаем, как ее решать. Создавать «Томское мнение» мне было интересно как разработчику, у нас теперь есть своя карта и API, свой движок форума, блоговой платформы и свой движок соцсети. Тоже актив.


Читать также:


«Не надо грязи»
Тимур Усманов, создатель проекта «Тут грязи нет», рассказал Siburbia, что нужно делать, чтобы жить в чистоте.


Читать также:


«Убирательная компания»
«Странные люди» убеждены: чтобы превратить трущобы в места для прогулок, надо их «затусить».

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.