В Россию везут любовь

Текст: Ирина Корнева
Фото: Роберт Ной, Татьяна Маршанских

13 декабря в Сахаровском центре (Москва) откроется одна не совсем обычная выставка — на ней будут представлены фотографии однополых пар из Германии. Людей, которые смогли отстоять своё право жить с теми, с кем хочется, быть при этом успешными, респектабельными и даже воспитывать детей. Автором этой выставки под названием «В Россию с любовью» и инициатором сопутствующих ей событий стала томская журналистка Татьяна Маршанских, которая учится сейчас в Берлине.


Оскал российской гомофобии

— До этого проекта я мало интересовалась жизнью геев и лесбиянок, тем более что в Германии это совершенно обычная тема. Там почти у всех в числе друзей и знакомых есть люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией, в крупных городах существуют общественные объединения геев и лесбиянок, в Берлине открыт музей гомосексуализма, — рассказывает Татьяна Маршанских. — У меня тоже есть такие друзья, но проблемы этой части общества меня как-то не волновали. До тех пор, пока не узнала, что одна из моих московских подруг перестала скрывать свои сексуальные предпочтения и столкнулась с российской гомофобией во всей её неприглядности.

Сначала Таня была пассивным слушателем. Сидя на московской кухне, часами выслушивала рассказы о том, как резко меняется жизнь человека, посмевшего признаться себе и обществу, что испытывать чувство любви во всей его полноте он может только к существу одного с ним пола. О том, каким объектом для неприязни, почти изгоем он становится.

Российское общество не желает признавать за гомосексуалистами никаких прав, включая право на обычную жизнь. Даже связав себя практически семейными узами, эти люди не защищены юридически. Они не могут официально зарегистрировать отношения, не могут усыновить ребёнка, не имеют наследственных прав на совместно нажитое имущество.

Да что там — многие из бывших друзей и знакомых нередко начинают их сторониться, узнав об ориентации, которую принято называть нетрадиционной. Даже врач-гинеколог, у которой наблюдалась Танина собеседница, узнав о её личной жизни, предложила девушке обратиться к психиатру.

— А некоторые друзья, узнав о ее выборе, прямо сказали, что хотят прекратить отношения. Это было для неё сильным ударом, — продолжает рассказывать Таня. — Я всё это слушала, и в какой-то момент меня начало переполнять возмущение. Почему в Германии люди имеют право выбора? Почему там геи и лесбиянки могут ходить в обнимку по улицам, и никто на них не фыркает, не оскорбляет, а в России это невозможно даже представить? Почему там государство наделяет их правом воспитывать приёмных детей, а здесь у таких людей нет даже права на спокойную жизнь?

Татьяна Маршанских

Татьяна Маршанских, томский журналист, автор проекта «В Россию с любовью»

Ольга Курачева

Ольга Курачева, московский журналист, соавтор проекта «В Россию с любовью»

Роберт Ной

Роберт Ной, немецкий фотограф

Татьяна Маршанских, томский журналист, автор проекта «В Россию с любовью»Ольга Курачева, московский журналист, соавтор проекта «В Россию с любовью»Роберт Ной, немецкий фотограф

«Откуда у людей столько ненависти?»

Таня знает, что говорит. Последние четыре года она живёт в Берлине, работает корреспондентом нескольких российских СМИ и пишет кандидатскую диссертацию в немецком вузе. А Берлин — это город, в котором возможно многое, если не всё. Город большой человеческой свободы. Например, всем известно, что мэр Берлина Клаус Воверайт — гей, но это не мешает ему с 2001 года занимать кресло градоначальника.

Но дело не только в свободолюбивом духе немецкой столицы. Просто в Германии в целом по-другому относятся к такой составляющей общественного устройства, как права отдельного человека.

И даже если государству не нравится, кого ты любишь или с кем решил создать семью, оно в эту сферу не лезет. Оставляет на усмотрение самого гражданина, как ему распорядиться своей душой и телом. Главное, чтобы это не выходило за рамки законов и не мешало жить остальным.

Поэтому журналистке Татьяне Маршанских непонятно, почему в России в последние годы личная жизнь одной из групп населения стала предметом не просто остервенелого неприятия и ненависти, но и поводом для принятия жёстких законодательных актов. Она решила сделать то, что может. Найти в Германии несколько однополых семейных пар, которые воспитывают ребёнка, своего или усыновлённого, и рассказать об их жизни в статье.

— Я хотела узнать, легко ли им живётся, как на них реагируют на улицах, в больницах и других учреждениях, — говорит Таня. — В Берлине у меня есть знакомая, у которой соседи — геи. Эти двое мужчин усыновили трёх детей, и никому не приходит в голову сказать, что это ненормально.

«Когда двое пап приводят ребёнка к врачу, все воспринимают это спокойно. В России же вся больница сбежалась бы посмотреть…»

Таня нашла две однополые пары. Сделала статью, её опубликовал российский интернет-журнал, пишущий на семейные темы. Материал вызвал бурную реакцию.
— Уже в первую минуту после публикации посыпались комментарии, их было нереальное количество, — округляет глаза Таня. — И процентов 90 были негативными, даже оскорбительными. Не понимаю, откуда у людей столько ненависти. В России общество вообще стало агрессивным. То мы ненавидим людей с Кавказа, потом ненавидим гастарбайтеров, потом геев… Мы всё время ищем кого-то, кого можно ненавидеть.

лена и яна_ной

Лена (слева) приехала в ФРГ из России и работает воспитателем в детском саду. Яна – бухгалтер, эмигрировала из Украины. В Германии девушки смогли официально пожениться.

райнер и аксель_ной

Райнер и Аксель вместе с другими немецкими ЛГБТ-активистами в июле 2012 года пришли к Посольству РФ в Берлине протестовать против гомофобных законов, принятых в некоторых регионах России.

ханс-йоахим и манфред_ной

Ханс-Йоахим и Манфред познакомились по объявлению. Ханс написал: «Ищу мужчину, готового поехать в Африку». Манфред был не прочь отправиться на другой континент. С тех пор они уже 40 лет живут вместе.

Лена (слева) приехала в ФРГ из России и работает воспитателем в детском саду. Яна – бухгалтер, эмигрировала из Украины. В Германии девушки смогли официально пожениться.Райнер и Аксель вместе с другими немецкими ЛГБТ-активистами в июле 2012 года пришли к Посольству РФ в Берлине протестовать против гомофобных законов, принятых в некоторых регионах России.Ханс-Йоахим и Манфред познакомились по объявлению. Ханс написал: «Ищу мужчину, готового поехать в Африку». Манфред был не прочь отправиться на другой континент. С тех пор они уже 40 лет живут вместе.

Обычная любовь

Таню Маршанских так раззадорила эта история, что она решила пойти дальше. Как раз в это время Объединение выпускников немецких образовательных программ Hallo Deutschland! объявило о проведении конкурса «Твой проект». Тем, кто когда-либо учился в ФРГ, предлагали принять участие в проведении Года Германии в России и предложить свой творческий или образовательный проект. В случае его принятия конкурсной комиссией проект мог получить финансирование из бюджета Германской службы академических обменов (DAAD).

Таня вместе с московской журналисткой Ольгой Курачёвой и берлинским фотографом Робертом Нойем решила предложить на конкурс проект о жизни геев и лесбиянок в Германии, где у этой категории граждан есть все человеческие права.

Идея заключалась в создании серии фотографий гомосексуальных пар. С детьми и без детей. В домашней или рабочей обстановке. Разного возраста, с разным достатком, с разной национальной принадлежностью. Объединённых одним — в каждой из этих пар присутствует обычная человеческая любовь.

Проект был принят, но организаторы конкурса предложили не ограничиваться фотовыставкой, а провести подиумную дискуссию на тему однополой любви и отношения к ней в России и Германии.
— На разговор в Сахаровском центре мы пригласили тех, кто поддерживает гомофобные настроения и законы в России, и тех, кто против этого, — рассказывает Татьяна Маршанских. — Хотим сравнить две противоположные точки зрения и понять, может ли российское общество быть более толерантным к геям.

Катарина и Вера_ной

Катарина и Вера переехали в деревню из Берлина после того как у них появилась Ангелина. Девочку они взяли под опеку, но и Катарину, и Веру она называет «мама».

ингвер и томас_ной

Ингвер и Томас врачи, живут в респектабельном районе Берлина. Но у них ещё ни разу никто не спросил, почему у их общих детей — другой цвет кожи.

бекстейдж

Фотосессии и интервью проходили в разных городах Германии. Заявок от желающих принять участие в проекте было гораздо больше, чем планировали авторы и организаторы.

бекстейдж

Фотосессии и интервью проходили в разных городах Германии. Заявок от желающих принять участие в проекте было гораздо больше, чем планировали авторы и организаторы.

Катарина и Вера переехали в деревню из Берлина после того как у них появилась Ангелина. Девочку они взяли под опеку, но и Катарину, и Веру она называет «мама».Ингвер и Томас врачи, живут в респектабельном районе Берлина. Но у них ещё ни разу никто не спросил, почему у их общих детей — другой цвет кожи.Фотосессии и интервью проходили в разных городах Германии. Заявок от желающих принять участие в проекте было гораздо больше, чем планировали авторы и организаторы.Фотосессии и интервью проходили в разных городах Германии. Заявок от желающих принять участие в проекте было гораздо больше, чем планировали авторы и организаторы.

Оставить людей в покое

Героев для фотографий авторы проекта «В Россию с любовью» искали по разным городам Германии. Среди тех, кто готов был принять участие в фотосессиях, оказались пенсионеры, католики, научные работники, врачи, политики, программисты, воспитатели детского сада, пожарный, полицейский, актриса, психотерапевт, сотрудник университета… На электронную почту Тани Маршанских десятками сыпались письма немцев, которые говорили о том, что хотят помочь геям и лесбиянкам России бороться за право выбора.



Джеста,
предприниматель из Берлина

Я иногда вспоминаю о своей русской бабушке. Она любила петь народные песни и часто говорила: «Я обязательно спляшу и спою на твоей свадьбе». Но потом поняла — выходить замуж я не спешу. Бабушка очень переживала, считала, что мне не везёт в любви. А мне так хотелось ей сказать: «Наоборот, я очень счастлива! У меня есть София!».


Андреас,
специалист по международным связям одной из немецких партий

В Германии тоже много тех, кто не любит геев. Но общественное мнение против гомофобии. Поэтому ни один политик не скажет открыто что-то против гомосексуалистов. Мне непонятно, почему некоторые из российских политиков не могут оставить других людей в покое, дать им возможность жить, как хочется.

В итоге фотовыставка состоит из 12 портретов однополых пар, которые сопровождают истории о судьбах этих людей. Герои рассказывают том, как они встретились и полюбили друг друга, что они думают о гомофобии в России. Открытие экспозиции и дискуссии в Сахаровском центре начнётся с показа слайдкаста студентки факультета журналистики ТГУ Ольги Хорошиловой.

Её фотоаудиоистория называется «Две мамы» и рассказывает об одной томской семье, в которой две любящие друг друга мамы воспитывают общую дочь. Все трое счастливы друг с другом и считают себя полноценной ячейкой общества. Вне зависимости от того, что думает об этом само общество. В июне история «Две мамы» стала победителем всероссийского конкурса студенческих мультимедийных программ, который проводит Фонд независимого радиовещания.

В декабре фотовыставка будет показана в Москве, а в следующем году отправится в путешествие по городам России. В Сибири её можно будет увидеть летом 2013-го.

— Меня никто не переубедит в том, что я делаю важное дело, — волнуясь, говорит смелая томская девочка Таня Маршанских. — Проектом «В Россию с любовью» мы не изменим мир, было бы глупо на это надеяться. Но если хотя бы три человека поймут, что однополая любовь не так страшна, как её сейчас малюют, то я буду считать свою задачу выполненной.


Читать также:


Оскорби меня, если осмелишься
Когда «нормальное большинство» не устаёт заявлять, что их чувства оскорбляют мальчики, которые ходят за руку с мальчиками и своим «развратным поведением» ставят под угрозу психику российских детей… как много мне хочется сказать им в ответ. Колонка Елены Макеенко.


Всё решено: мама, я гей
Новосибирские гей-активисты разозлили родителей и церковь, заговорив о подростковом гомосексуализме.

2 комментариев к статьеДобавить
  1. Современные реалии таковы, что во геев на порядки меньше, чем пи..расов. Достаточно лишь посмотреть, сколько народу показывает и не показывает поворотный сигнал при перестроении или вызвать слесаря из ЖЭУ..

  2. Гомофобия- не гомофобия. Все-таки усредненному человеку нужно оставить право не любить, удивляться, не принимать геев. Я совсем не гомофоб, но люблю по-мужски посмеяться над гомиками. В определенном смысле, это даже обряд принятия. С ними можно вполне общаться, даже жить, но и не принимать их образ жизни.

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.