Василий Слонов: «Если я проиграю — согласен на пожизненную каторгу!»

Текст: Анастасия Тихонова
Фото: Сергей Ятмасов; фото с выставки — СЦСИ.

Василий Слонов, чью персональную выставку со скандалом закрыли на пермских «Белых ночах» за цикл работ «Сочи-2014», в одночасье стал самым известным сибирским художником. Теперь ему пишут письма и звонят из международных изданий, а его работы ждут сразу на нескольких выставках и номинируют на премии. Художник рассказал корреспонденту «Сибурбии», что он сам думает о такой славе, реакции чиновников и дальнейшем будущем.


Про «Соединённые штаты Сибири»

В 2012-м году эту выставку уже показывали на «Белых ночах». Тогда в её составе тоже были эти мои работы, и никаких нареканий не вызвали, хотя их видели и некоторые из тех чиновников, которые сейчас делают по телевизору строгие выражения лиц. Наверное, потому, что тогда эта тема была всё-таки менее актуальна.

В январе 2013-го года выставку, уже в расширенном формате, показали в Новосибирске. Посещаемость была хорошая, поэтому в марте 2013-го года её вывезли на «Винзавод». С моими работами на «Винзаводе», кстати, забавный случай произошёл: один из зрителей попытался украсть топор. Конечно, у него ничего не получилось — охранники отреагировали быстро, подбежали, забрали. Хотя если бы я там был, то я за такой поступок ему бы подарил этот топор, конечно. На «Винзаводе» тоже было всё в порядке с посещаемостью, поэтому эту выставку захотел видеть у себя Санкт-Петербург, есть такой лофт «Этажи», вот там она сейчас и находится. И пользуется популярностью — до скандала, мне рассказывали, было около тысячи посетителей в день. Сколько сейчас — не знаю.

серия работ Василия Слонова «Зимние виды спорта: топоры ХХI века»

Про коллег по СШС

Все в этой выставке сильные, все молодцы. Спрашивать кто лучше-хуже вообще смысла нет, это как в музыкальном коллективе оценивать, кто лучше — басист или барабанщик.

Это же командная игра — все разные, все собираются, и получается такой мощный кулак, который пробивает культурное равнодушие.

Её, вот, кстати, взяли на Московскую биеннале 2013. Для России это, пожалуй, потолок, высшая оценка уровня выставки. Ещё, я слышал, «Соединенные Штаты Сибири» звали в Лондон, возможно, они будут выставляться в Нью-Йорке и в Праге. Мировое турне получится. Правда, вот в Красноярске из-за чиновников, боюсь, её могут и не показать.

Про «Белые ночи»

А параллельно с «Соединёнными штатами» в «Этажах» мне предложили сделать на «Белых ночах» в Перми персональную выставку, пообещали миллион зрителей, ну какой художник от этого откажется? А надо, чтобы обе выставки были полноценными, поэтому мне пришлось за месяц где-то продублировать многие работы сочинского цикла — топоры эти, стальные кокошники, ещё несколько. Я отдал кураторам обеих выставок всё это, сказал «Решайте сами, на какой выставке будут оригиналы, на какой — дубликаты». Ну и кроме сочинского цикла в Пермь довольно много работ ушло — мозг на костылях, соломенная пушка, ещё разные. Они хотели и «Достоевского» забрать, но я как представил эти полтонны, 20 коробок книг здесь разбирать, туда перевозить, там собирать, потом обратно всё, и подумал: «Да ну его нафиг!» Так что «Достоевский» остался в Красноярске. Но там и без него хватило, конечно.

«Белые ночи» — это очень круто, невозможно ни с чем сравнить. Там целый фестивальный город, очень навороченное всё, охренительное. По сравнению с ним Саянское Кольцо — это вечеринка в сельском клубе. Так вот, на «Белых ночах» павильон с моей выставкой находился на «великом шёлковом пути», мимо не пройдёшь — тем более, что там пушка соломенная снаружи стояла. И туда сразу же много народу пришло, стали всё брать, фотографироваться, так что смотрительницам даже пришлось цепочки поставить. А я своё дело сделал — выставку открыл и улетел обратно. И здесь мне сказали, что открытие выставки в Барнауле перенесли с 12-го на 8-е, и ковёр-паровоз заявленный теперь нужно доделать за три дня. Я договорился, чтобы мне дали помощников, мы там с ними доделывали чуть ли не сутками, и тут мне звонят… да вот ты, кстати, и звонишь про всю эту историю! А я тогда был и не в курсе вообще: какое закрытие выставки, какой скандал, чёрт его знает — у меня тут паровоз.

А потом уже куратор моя позвонила, Лена Олейникова: «Поздравляю, — говорит, — Вася, теперь Путин знает художника Слонова».

Она-то и рассказала мне, что там было: как какой-то чиновник не справился с эмоциями, потому что Олимпийский огонь провозили через Пермь, как у него сработал синдром начальника и выставку закрыли.

Приехали сразу СМИ, федеральные каналы это освещать, осаждают куратора Лену Олейникову, просят дать контакты мои. Я тогда попросил её номер телефона никому не давать, пока ковёр-паровоз не доделаю. А то надо ж разобраться в ситуации прежде чем говорить что-то, ведь мало ли, что ляпнешь, доказывай потом, что ты имел в виду. А мне было некогда всё выяснять.

Вот буквально на днях из «Шпигеля» звонили, и девушка там меня спрашивала на ломаном немецком, а я ей на таком, знаешь, «дикторском» русском рассказывал про эту историю. Радио BBC звонило. Ну и местные телеканалы. Но там короткие комментарии везде, мне же некогда последнее время.

Василий Слонов на открытии выставки на «Винзаводе»

Про реакцию народа

Потом ещё были всякие события, например, двадцать два спортсмена Прикамья написали открытое письмо в Министерство культуры в поддержку закрытия выставки. Но, с другой стороны, мне спортсмен, который 20 лет в спорте, написал, что как ни печально, но всё так, как я нарисовал. И в Сочи у меня теперь много поклонников, письма пишут оттуда с добрыми словами. Они же там ближе, видят эту всю подготовку к Олимпиаде. Мне вообще сейчас очень много писем приходит.

Про дальнейшую судьбу выставки

Когда меня про всю эту историю спрашивали, я отшучивался, что, мол, это завеса развода Путина, информационный вброс, который мне заказали. И я шутил так до тех пор, пока выставку мою не увезли в Минкульт в Перми. Усыпили бдительность Гельмана: сначала сказали, дескать, мы сейчас заберём, а когда вы будете готовы открыться в другом помещении, мы отдадим, лишь бы не в фестивальном городке. А потом, когда помещение нашлось, то работы отказались отдавать, на дыбы встали. С самими работами всё в порядке, Лена ездила туда, проверяла, всё в целости и сохранности. Просто их не отдают выставлять ни в какую. В принципе, у них есть такое право, наверное, они же финансировали мероприятие. Однако Гельман придерживается чёткой позиции: чиновники не должны диктовать художникам. И он тоже пошёл на принцип, сказал «Выставка будет обязательно!» и запросил у меня разрешения распечатать работы с фотографий и повесить распечатки. Я разрешил, конечно. Не знаю, как там дальше ситуация развивается.

Символично, кстати, что выставка моя теперь должна открыться в помещении, где раньше было отделение милиции.

А в тот павильон, откуда увезли мои работы, поместили выставку хороших художников «Новый Барбизон». И они повесили там плакат: «Мы против закрытия выставки художника Слонова! Вася, Израиль с тобой!» И, хотя к их собственному творчеству претензий ни у кого не было, их тоже закрыли после такого выражения солидарности. Вы об этом обязательно напишите, потому что я им очень благодарен. Я им, конечно, уже позвонил и сказал спасибо, но и у вас тоже пусть будет. Вообще получилось, что там четыре проекта в общей сложности пришлось закрыть: мой, вот «Новый Барбизон», выставку «Русское барокко» и проект Артёма Лоскутова «Оккупай Пермь». Там тоже художники за своих заступались. Многие заявляли, что если чиновники не дадут открыть выставки вообще, то они будут бойкотировать Пермь, а это международный скандал. Выставки удалось отстоять, и они откроются где-то на закрытых площадках. А проект Артёма, как я понял, всё-таки не будут проводить.

Про премию Кандинского

Я вот сейчас не мог с тобой встретиться неделю, потому что меня выдвинули на премию Кандинского, я пока анкету заполнял, чуть не чокнулся. Там же нужно всё систематизировать, найти фотографа, отснять, приложить описания, а я этим не занимаюсь обычно, вот, разбирал бардак, который накопился. Ну, вряд ли меня, конечно, премируют, что смеяться-то, но и выдвижение на эту премию считается почётным.

Про мысли

Ой, да что я только уже об этом не думал. Обычный чиновник увидел — и не справился с эмоциями. Его покинула рассудительность. Это стыдно: человек же не бык, чтобы у него были какие-то красные тряпки. И потом, обида — это всегда признак нечистой совести.

Про последствия

Для меня? Положительные понятны — мне обещали миллион зрителей, а после этих событий у меня их стало десять миллионов. А в остальном… ну вот, они вспылили, а предъявить то им мне нечего. Я же ни на кого не наезжаю, и у меня там нет ничего, что может кого-то конкретного оскорбить, у нас же нет «Секты Верующих в Олимпиаду». Сатира в стране пока ещё не под запретом. И надавить они на меня никак не могут — мастерскую я арендую сам, мне её министерство культуры не предоставляет. Ни в каких Союзах художников не состою. Им меня не за что ухватить.

А минусы могут проявиться разве что на региональном уровне. У чиновников же ссыкливость — как профзаболевание. Поэтому боязнь скандала, «как бы чего не вышло» может парализовать культурную жизнь в Красноярске.

Чиновники везде с некоторой опаской относятся к инновациям. А когда нет творческой смелости, тогда остаются одни берёзки с лукошками.

Вот уже сейчас чувствуется. Давным-давно ещё меня позвали делать паблик-арт на фестиваль «Мир Сибири», который будет в июле. У меня там должны были быть гусеницы, мои гипносуфлёры и велогрибы. Так вот гусениц после скандала сняли, потому что это «какое-то стадо паразитов». У гипносуфлёров попросили зачем-то название заменить. А про велогрибы стали спрашивать, а почему у вас там поганки? Я сказал, что это опята, просто похожи. Тогда кто-то умудрился усмотреть в них эротику. Это железный трёхколёсный велосипед с приваренными сверху большими грибами. Какая там эротика вообще? У кого что болит, это называется. Вот думаю, не поставить ли мне возле них табличку 18+ теперь, смешно получится.

Про увольнение Марата Гельмана из музея PERMM

Дичайшая ситуация. Моя выставка «WELCOME! SOCHI 2014» — это такой анекдот. Получается, человека уволили за то, что художник рассказал анекдот. Что будет? Знает один Бог…

Про сочинский цикл

Я начал работать над ним ещё в 2007-м году, сразу, как только узнал, что Олимпиада будет у нас проводиться. Тогда ещё не было беспредела такого в Сочи. А начал потому, что у меня уже тогда было предчувствие, что официальная сторона Олимпиады с визуальной точки зрения получится скучная. Поэтому, кстати, и чебурашка там фигурирует — тогда же ещё не было всех этих барсиков. А чебурашка — это официальный символ олимпийской сборной по зимним видам спорта. На данный момент в этом цикле, считая картины, топоры, сувенирные стальные кокошники для женщин и соломенные ушанки для мужчин, а также коньки и лыжи, — 72 предмета. Это всё метафоры, образы. Их делать легко, но не просто, потому что это не труд, а находка. Попробуй сесть, напрячься и что-нибудь такое придумать усилием воли — ничего не выйдет. Нужно же, чтобы получалось легко, без претензий и понтов.

Про то, как чиновникам нужно было поступить

Я считаю, что Кремль сейчас упускает возможность благословить это начинание, оседлать волну. Борьба с такого рода высказываниями только подтверждает их правоту. А подложите под это административный ресурс, и что мы увидим? Какая самоирония у нашей страны, какая смелость! Такая неофициальная сторона Олимпиады получится, очень привлекательная для иностранцев, с положительным как раз имиджем. От России ведь ждут неожиданного, мы этим и славимся — непредсказуемостью. И я на полном серьёзе собираюсь написать в Министерство культуры, в Олимпийский комитет письма про это. Если они вдруг согласятся, стану кремлёвским художником. Тогда соломенные ушанки будут сувенирами в Сочи, почему бы и нет!

Любое событие облекается в визуальные формы и так остаётся в истории. И не эти же кичовые игрушки, официальные символы, в историю войдут.

Они же унылы, как всякий официоз. Нельзя было отдавать решение о символике Олимпиады на откуп «народного голосования», это же не конкурс детского рисунка в конце концов. И я готов спорить, кто кого переиграет — поставим в Сочи палатки одинаковые, одну с моими работами, а другую — с официальными сувенирами. И счётчики входящих. Если я проиграю — согласен на пожизненную каторгу!

Про сибирскую породу художников

В Москве художник всё-таки придушен пафосом Европы, хочет соответствовать европейскому контексту. А у нас тут таких претензий нет. И жизнь у нас сплошная ржака. Поэтому и получается чистый берёзовый сок.

2 комментариев к статьеДобавить
  1. Кстати, новые работы Василия, в составе выставки Соединенные штаты Сибири, скоро увидят в Томске, а затем на московской биеннале современного искусства.

  2. Василий сам рассуждает, как заправский чиновник: тысяча посетителей в день здесь, счётчики входящих там.
    Впервые такое наблюдаю, если честно. Наверно, потому что я всё с питерскими и московскими художниками общаюсь, а в Москве, как мы теперь знаем, все «придушены пафосом Европы» ггг

2 total pingbacks on this post
Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.