Чудные, божественные кристаллы

Текст: Рита Логинова
Фото: Юлия Лебедева

Режиссёр Анна Морозова за день до сдачи «Морфия» признаётся, что решать социальные задачи и говорить о наркомании как таковой ей неинтересно: вряд ли на спектакль придут те, кто находится в группе риска. Режиссёру важнее порассуждать о неизбежности и о том, что люди не в силах изменить предопределённый ход вещей. Не все, правда, люди, но большинство.

«Морфий» идёт два часа без антракта, пунктиром повторяя ход булгаковского рассказа о сколовшемся враче. Действие происходит в нехитром интерьере уездной больницы, куда по распределению попадает блестящий выпускник медакадемии Сергей Поляков, страдающий от несчастной любви. Оперная певица Амнерис, недолго побыв с ним, бросает молодого врача. Об этом пишут газеты, судачат люди, и обрывки столичных статей и пересудов достают Полякова даже и в глухой провинции. Доктор мучается, в голове вертятся арии то из «Аиды», то из «Травиаты» в исполнении Амнерис, а позолоченный граммофон, откуда звучит музыка, едва ли не превосходит морфий по силе пагубного воздействия на Полякова.

Морфий
Морфий
Морфий

МорфийМорфийМорфий

Новые коллеги Полякова: фельдшер Демьян Лукич, его жена, фельдшерица Пелагея Ивановна, акушерка Анна да недужные крестьяне — составляют теперь единственную компанию скучающему доктору. Атмосфера провинциального уныния потихоньку сменяется ощущением тепла и почти семейной уюта в больнице, но и оно скоро уходит, сменяясь ужасом катастрофы, нависшей над Поляковым.

«Морфий» в театре Афанасьева не лишён точных наблюдений и искренних чувств, но местами прерывается на пафосные тирады о судьбе и предназначении.

Правда и то, что сильные артисты (в основном из старой гвардии театра) вытягивают постановку из области отстраненного мудрствования в область острого сопереживания героям. Фельдшер и фельдшерица, по замыслу режиссёра, противопоставлены Полякову и воплощают смиренных людей, променявших яркую жизнь и борьбу на спокойное существование и чуть ли ни прозябание. На деле Владислав Шевчук (фельдшер) и Ирина Ефимова (его жена) играют таких душевных, искренних героев, преданных своему делу, что работать и жить с ними — одно удовольствие, если только ты не доктор Поляков, которому распределение в глушь кажется концом жизни, и счастье он ищет в уколе.

Морфий
Морфий
Морфий

МорфийМорфийМорфий

Правда, и у фельдшеров за душой не только простота и доброта: Демьяна Лукича снова не повысили — и это повод уйти в запой. К тому же детей у них с Пелагеей Ивановной нет, и это глубоко спрятанное горе выливается в одну из сильнейших сцен спектакля. Когда Пелагея Ивановна выясняет, что акушерка Анна беременна от Полякова, а сам Поляков сбежал из лечебницы, где лечился от морфинизма, она бросается на колени перед Анной и умоляет не избавляться от ребенка, а отдать его им с Лукичом.

«У нас-то не получилось!» — Ефимова выкрикивает это в страшной женской тоске по нежности и любви к нерождённым детям, загораживая своим несчастьем несчастья всех остальных героев.

Акушерка Анна (Нина Сидоренко), поначалу тихая и скромная, раскрывается в любви к Полякову в страстную и своевольную натуру. Её глаза так блестят, будто главный морфинист на сцене — она. Именно её героиня оказывается единственной в спектакле хозяйкой своей жизни: поняв, что Полякова не спасти, Анна покидает уезд. Главного же героя играет жовиальный бутуз Артём Свиряков, которого до спектакля плохо представляешь себе в роли сколовшегося доктора. Поначалу контраст между исполнителем и персонажем даже идёт на пользу постановке: наблюдать за жизнерадостным Свиряковым, который обживает драматический образ наркомана, крайне интересно. Но в сцене, когда свет потухает, и доктор Поляков в луче прожектора молит господа о сострадании, Свиряков не дотягивает, будто просит не для себя. Сцена самоубийства Полякова остается за скобками — просто в очередной раз стреляет висящее на стене ружьё.

Морфий
Морфий
Морфий

МорфийМорфийМорфий

Именно работа в деревне является в трактовке Морозовой одной из причин морфинизма и самоубийства Полякова. Распределение в глушь, по мнению режиссёра, связывает спектакль с современностью и проблемами «молодых специалистов»: «заканчиваешь какой-нибудь столичный вуз, а тебя отправляют в Юргу, в ДК. Ставить спектакли, а здесь все поголовно спиваются» (из интервью Морозовой Тайге.инфо). Интересно наблюдать, как у Афанасьева в театре вторую премьеру подряд действие разворачивается в захолустных местечках и как справляются с тоской запертые в этих местечках герои. Кто-то, как поётся в известной песне, бухает, кто-то колется, и можно жить так, но лучше ускориться, как Анна в «Морфии» или Раиса в «Унтиловске» (даром, что обеих играет Сидоренко).


Читать также:


Небеса обетованные
Спектакль «Унтиловск» закрыл прошлый сезон в театре Афанасьева, что не помешало ему стать гвоздём сезона нынешнего. Рецензия Риты Логиновой.


Кто убил Шиллера?
Спектакль Тимофея Кулябина KILL продолжает вызывать споры, которые кажутся не столько театральными, сколько поколенческими — а значит, без надежды на примирение. Рецензия Елены Макеенко.


Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.