Илья Бешевли: «Я не хочу, чтоб мне ломали душу авангардом»

Текст: Мария Бурова
Фото: Flowers Blossom In The Space

За два года исполнения музыки собственного сочинения красноярец Илья Бешевли стал одним из самых популярных композиторов в Сибири. Учась в университете на инженера-механика, он начал выкладывать свои домашние записи в интернет и ещё до окончания вуза дал авторский концерт в красноярской филармонии, заключил контракт с московским лейблом Flowers Blossom In The Space и выпустил дебютный альбом «Night forest».

Пока 22-летний композитор готовится к концертам в Новосибирске, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге, мы узнали, как строится творческий путь молодого неоклассика в эпоху звукозаписи.


О беспокойном сердце

— Как ты пришёл к музыке? Твой отец — профессиональный композитор, это его влияние?

— Конечно, я родился в очень музыкальной семье: мой отец, Валерий Бешевли, композитор, основатель красноярского Союза композиторов, мама тоже имеет музыкальное образование.

Помню, как в детстве я взял папу за мизинец и отвёл в ближайшую музыкальную школу.

Когда начал заниматься, понял, что сидеть в закрытом кабинете, когда остальные ребята играют в футбол, мне не очень нравится. Но всё-таки музыкальную школу я закончил, хоть и с тройками. Закончил и больше к музыке не возвращался. А дальше был технический вуз, где я начал играть на гитаре: за месяц выучил все аккорды — неинтересно. Взялся за аккордеон — та же история. Потом начал играть на фортепиано: я не открывал чужие ноты, а сразу начал сочинять свои. Что-то я записывал на диктофон, что-то держал в голове. Потом выложил в социальные сети пару таких записей и многим понравилось.

— А потом захотелось увеличить аудиторию…

— Мне всегда хотелось выступать. Первый концерт был в Красноярском музейном центре. До этого концерта мой отец даже не думал, что я композитор. Думал, что я играю оттого, что мне делать нечего. А тут я без его помощи сделал концерт, на который пришло больше 200 человек (улыбается). Затем я выступал и в Малом зале красноярской филармонии с авторским концертом «Беспокойное сердце». Первый час — моё сольное выступление, второй — со струнным оркестром. Такой зал дают только людям с высшим образованием, но художественный руководитель Александр Петрович Шендрик согласился на этот риск, и я его не подвёл: собрал зал в 500 человек.

О критиках и слушателях

Flowers Blossom In The Space — независимый лейбл, концертное агентство и продюсерский центр, основанный в 2010 году в Москве. Его создатели одними из первых стали заниматься современной русской классикой. Среди резидентов лейбла сейчас два композитора-неоклассика — это москвич Миша Мищенко и сибиряк Илья Бешевли. Весной этого года FBITS открыл собственный концертный зал в Москве — ФИНОМИ (Филармония Нового Музыкального Искусства).
— Как ты начал работу с московским лейблом Flowers Blossom In The Space?

— Этому также способствовал интернет. Я выкладывал свои композиции не только во «Вконтакте», но и на международную площадку SoundCloud. Полтора года назад я сам написал продюсеру лейбла Даниле Селивёрстову, что хотел бы сделать сольное выступление в Москве. Тогда он мне отказал, но добавил, что шанс у меня всё же есть. Шло время, а я не останавливался. Сам здесь организовывал себе площадки, привлекал новых слушателей и в этом году, наконец, вступил в лейбл. В этом есть свои плюсы и минусы: теперь я должен по любому поводу советоваться с Данилой и отдавать ему половину заработка, но зато в его интересах делать моё имя известным. Своим продвижением я уже не занимаюсь, теперь я должен только сидеть и сочинять (улыбается).

— Лейбл помог и с альбомом?

— Да, альбом вышел в марте этого года.

Туда вошли мои старые композиции, связанные в основном с природой. Я постоянно ей восхищаюсь, очень люблю заповедник «Столбы», животных и особенно своего кота.

Природа и человек — они всегда близко. Также мой источник вдохновения — это книги Виктора Петровича Астафьева. У меня есть несколько произведений, которые были написаны непосредственно после прочтения. Так, например, появились «Слёзы тигра» и «Господи, пожалуйста, останови войну».

— Как ты отнёсся к оценке журнала «Афиши»: «меланхоличный и несколько приторный дебютный альбом»?

— Я нисколько не обиделся: заметили и хорошо. Просто те исполнители, чьи работы получили полностью положительный отзыв, не были хороши в моём понимании. Музыка — это искусство интонировать, то есть всегда должна быть яркая мелодия, которая тебя сразу зацепит, в которой ты сразу слышишь образ, а там музыка фоновая. Я такое не слушаю.

— А какими ты видишь слушателей, для которых пишешь музыку?

— Мой альбом написан в стиле неоклассика: он для всех. Нет чёткой целевой аудитории, ведь на своих концертах я вижу людей совершенно разного возраста. Определённо, моя музыка нравится не только девочкам, не только мальчикам, не только любителям «Сумерек» (смеётся).

— Как ты сам понимаешь, что такое неоклассика?

— Это очень демократичная музыка, которую способен понять любой человек. К тому же она очень проста по своему содержанию, но очень выразительна. У любого неоклассического произведения, как мне кажется, должна быть яркая интонация. Этому стилю в последнее время так много всего приписывают, что уже нельзя разобраться наверняка. В принципе, неоклассика — это всё, что пишут сейчас современные композиторы, опирающиеся на формы и жанры, заимствованные от классиков. Кумир для меня в этом направлении — итальянский композитор-неоклассик Людовико Эйнауди.

О деньгах и авангарде

— Ты считаешь себя в первую очередь композитором или пианистом? Важно ли тебе самому исполнять то, что ты написал?

— В первую очередь, я композитор, но композитор и исполнитель связаны. Хоть я и не всегда чувствую себя комфортно на сцене, но мне важно на ней находиться. И лейбл я рассматриваю как возможность ещё больше выступать на самых разных площадках. Это гораздо важнее заказов на фильмы, издание дисков. Это счастье — быть на сцене со своей авторской музыкой.

— Ты согласен, что сейчас композиторы немного на втором плане по сравнению с исполнителями? Большинство из них не получают «Грэмми» и огромные гонорары.

— Композитор сочиняет музыку — я не знаю, что может быть круче этого. Это дар, который дан не каждому. Исполнителем ты можешь быть хорошим, но не сможешь и двух нот сочинить. В этом смысле композитор может быть выше любого исполнителя. Но в то же время я чувствую ответственность перед теми людьми, которые меня слушают. Музыка должна нести добро, и люди должны расти духовно вместе со мной и моей музыкой.

— Ты воспринимаешь сочинение музыки как дело, которое принесёт тебе известность и стабильный доход?

— На стабильный доход рассчитывать не могут даже уже известные музыканты, я на это также не надеюсь. Сейчас я больше отдаю музыке, чем получаю взамен. Если и удаётся что-то заработать, то трачу я это в первую очередь на музыкальное оборудование. Этим летом я планирую стать дипломированным инженером-механиком и поступить в Российскую академию музыки имени Гнесиных, мне кажется, это лучшее место для меня.

В других учебных учреждениях, о которых я знаю, всё диким авангардом поросло. Если ты туда приходишь и у тебя есть тональность, то тебе говорят «до свидания».

Многие преподаватели требуют писать атональную музыку, но это неестественно для меня. Я не хочу, чтоб мне ломали душу авангардом. Я не считаю, что эта музыка опережает своё время, как многие говорят. Мне кажется, что это просто шум, который не близок ни уму, ни сердцу.

— По данным российского авторского общества за 2013 год, в одной только Москве зарегистрировано три с лишним тысячи композиторов. Сейчас, на начальном этапе своей музыкальной карьеры, ты чувствуешь конкуренцию?

— Конкуренция, может, и есть, но я ей рад. Я бы очень хотел, чтоб какой-нибудь композитор-неоклассик из России пробился на мировой уровень. Глядишь, его будут вспоминать, а потом и меня вспомнят (смеётся). Чем больше композиторов, тем больше интерес к нашему общему стилю. Я пока не чувствую, что кто-то занял моё место.

— Какого максимума ты бы хотел добиться как композитор?

— После того как отыграю несколько мировых турне (смеётся), я бы очень хотел продвинуть музыку отца. Здесь, в Красноярске, никакому Министерству культуры ни его, ни мои произведения не нужны, поэтому буду надеяться только на себя. Если мне удастся познакомить мир и с его музыкой, то я буду счастлив. Также хотелось бы открыть в Сибири небольшой камерный зал, чтобы предоставить площадку именно молодым композиторам.

4 комментариев к статьеДобавить
  1. А когда будет концерт в Новосибирске?

  2. ??? Папе привет из Москвы! Он что — зазнался? Пусть откликнется. ???

  3. Очень простая музыка действительно. Но не простота попадания в сердце ,а, к сожалению, простота-примитивность. Много переслушала композиций, после того, как зацепила «Cloud», была уверена, что найду море музыкальной вкусноты, но в итоге разочарование, очень жаль. Композиции однотипны, гармония в них, как в саундтреках к детским мультфильмам, вся сплошь состоит из повторяющихся фраз даже не обыгранных, нет, просто зацикленных..
    Правда, очень жаль, и очень удивляет популярность в интернетах, видимо, люди совершенно утратили понимание музыки и готовы съесть всё, что похоже на классику, но на вкус, как уже знакомая жвачка, главное наверное ,чтоб фортепьянка звучала.
    Грусть

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2018 Все права защищены

.