Сибирь и точка: Искитим — Ложок

Текст: Анна Груздева
Фотографии: Анна Груздева, Дмитрий Поповский
Карта: Катя Шестакова

Равнинной и небогатой на природные достопримечательности Новосибирской области путешественники — как местные, так и приезжие — чаще всего предпочитают красоты Горного Алтая. Но успех туризма в той или иной области рождается не из ленивого признания факта, что «у нас нет такого, как у них», а из вдумчивого взгляда на свою территорию и деятельного подхода к её туристическому «освоению». Мы познакомились с молодыми новосибирцами из проекта «Маршруты СССР», которые уже год разрабатывают велосипедные, лыжные и пешие туристические маршруты по Новосибирской области, переосмысливая «плановые» советские.

Признаться, наша велопоездка Искитим – Ложок должна была стать самой лёгкой и непринуждённой из всех летних экспедиций «Сибири и точки», но она оказалась непростой. И дело здесь не в физических нагрузках, а в том, что встреча с осколками исторической памяти может быть не менее сильной и впечатляющей, чем с горными пейзажами.


Маршрут: Новосибирск — Искитим

Спасибо Фонду Михаила Прохорова за поддержку экспедиций проекта «Сибирь и точка».

В электричке, стучащей колёсами из Новосибирска до станции Искитим, солнечно и немноголюдно: поодаль друг от друга расселись старики с матерчатыми рюкзаками и вёдрами, сонные горожане с плейерами и велосипедисты. Мы с командой «Маршрутов СССР» из последних: подвесив «железных коней» за верхние полки (так, что они угрожающе нависают над нами), едем до Искитима — одного из крупных городов Новосибирской области, расположенного на реке Бердь. За день мы должны преодолеть часть велосипедного маршрута №2: «Искитимское кольцо», общей протяжённостью около 50 км.

— Я люблю Новосибирск и его окрестности, они мне кажутся потрясающе интересными, — говорит Лена Воротникова, научная сотрудница Музея города Новосибирска, экскурсовод и главный краевед проекта. — Я разрабатывала экскурсии по Новосибирску, Колывани, Сузуну… Нужно уметь видеть наши самобытные особенности, показывать их, рассказывать интересные истории. В «Маршрутах СССР» меня привлекла концепция: упор на исторические и природные достопримечательности, современный подход к организации маршрутов, ориентир на какие-то реальные действия, например, создание экотроп в области, привлечение к проекту волонтёров. Мне кажется, будущее туризма в нашей области за такими проектами.

Лена Воротникова

Лена Воротникова — главный краевед проекта

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Похоже, так кажется и некоторым активным новосибирцам: на станции Искитим, маленькой и провинциальной, столпилась группа велосипедистов разного возраста, которые тоже предпочли «поход выходного дня» и краеведение просмотру сериалов, городским паркам и барам.

— Снизу копоть, сверху дым — это город Искитим, — шутит про невзрачный на первый взгляд город Кирилл Антонов, идеолог «Маршрутов СССР», программист по профессии, турист и краевед по призванию.

К багажнику его велосипеда прикреплён громоздкий походный скарб и громкоговоритель, а на плечах висит объёмный спортивный рюкзак. Чуть меньше только у Олеси — главного фото- и видеооператора команды.

«Искитимское кольцо», как и другие модернизированные «маршруты СССР», — не просто бесцельные «покатушки» на велосипедах, а по-хорошему дотошное, но нескучное погружение в местное краеведение. Кирилл, рассказывая про Искитим, немного волнуется: понравятся ли незнакомой группе расширенные исторические справки? Волнуется зря: у самих велосипедистов тоже много вопросов, например, «почему Искитим называется Искитимом?».

В 17 веке на месте этой заасфальтированной и забетонированной территории жили степные телеуты, которые называли себя «ишкитимы», что с тюркского означает «чаша», «яма».

— Искитим действительно находится в котловине, — рассказывает Кирилл велосипедистам. — По неофициальной версии, название города происходит от слова «искать». Люди, приезжавшие сюда, постоянно что-то искали: чистые воды, плодородные земли, полезные ископаемые… Сегодня искитимцы из-за отсутствия достаточного количества рабочих мест и низких зарплат ищут подработку в Новосибирске.

На месте современного города раньше стояли старинные русские поселения: Шипуново, Койново, Чернодырово и Вылково. Койново славилось мастеровыми людьми, в селе была своя маслобойня, производившая льняное и конопляное масло, кожевенный завод, пимокатная мастерская, мельницы, а в соседнем Шипуново располагался военный казачий гарнизон, предназначенный для охраны территории от воинственных соседей: джунгаров и татар-кочевников.

— По сути, до 1930-х годов жизнь здесь протекала, как в обычной деревне, — рассказывает Лена, включая небольшой экскурсионный микрофон; вокруг шум и суета железнодорожной станции. — Однако в 1929 году геологи обнаружили в этом районе богатые залежи известняка и глинистого сланца. Все эти ресурсы создали предпосылки для строительства в 1933-м Чернореченского цементного завода. И в Искитим потянулись люди.

— В связи с развитием промышленности население города быстро увеличивалось, а в послевоенное время в городе начался настоящий промышленный бум, который прекратился лишь в 90-е, — подхватывает Кирилл и начинает инструктаж. — Сейчас мы поедем на Комсомольскую площадь, это сердце города. Едем цепочкой друг за другом, соблюдаем дистанцию. Правила на дороге все знают? Перед поворотом подавайте сигнал рукой.

Центр Искитима, в целом типичного районного центра, можно узнать по нескольким ключевым достопримечательностям, связанным по большей части с советской историей.

На Комсомольской площади стоит символ города — неотёсанная мраморная глыба, установленная в 1967 году. «Этот известняковый факел весом сорок тонн олицетворяет рождение Искитима как города строительной индустрии, развитие которого связано с камнем. Его установили на постамент практически без предварительной обработки, таким, каким достали из карьера, который мы ещё увидим», — комментирует Лена.

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Кирилл Антонов

Кирилл Антонов — идеолог Маршрутов СССР

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Сибирь и точка Искитим — Ложок

Неподалёку находится мемориал воинам-искитимцам, погибшим в Великой Отечественной войне; небольшая хвойная аллея, которую завершает памятник — как нетрудно догадаться — Ленину; часовня Владимирской иконы Божьей Матери, построенная в 2001–2003 годах по проекту архитектора В.Ф. Болотникова. Недалеко и одно из самых уютных мест Искитима: тенистый парк культуры и отдыха имени пограничника Ивана Коротеева, красноармейца, погибшего в бою с вооружённым японским отрядом на участке дальневосточной границы страны в 1936-м. Рядом с парком находится Искитимский историко-художественный музей (филиал Новосибирского краеведческого музея), который славится собранием сибирских икон 18–19 веков.

Наше знакомство с Искитимом беглое: нужно успеть увидеть главные промышленные и природные достопримечательности района. Советская улица, по которой мы пёстрой велосипедной цепочкой выезжаем из города, бесконечно длинная: разномастные деревянные дома — с красивыми резными наличниками или накренившиеся, вросшие в землю — идут под номерами «443», «445», «447»… Где-то между ними и небольшими придорожными огородами спрятался памятник поселению Койновская беднота: высокая прямоугольная плита, на которой неровно выбита фигура крестьянина-пахаря с лошадью и слова «Как пахали, о чём мечтали».

— Это свидетельство того, что здесь в 1920–1924-х годах была организована первая в послеколчаковской Сибири коммуна, которая распределяла хлеб, сельскохозяйственные предметы, вещи первой необходимости… И, конечно, помогала изымать хлебные излишки у кулаков, — рассказывает Лена, пытаясь быть громче проезжающих рядом машин. Кирилл тем временем закрепляет на багажнике своего велосипеда котлы: верёвка не держит громоздкую походную утварь.

После Искитима асфальтированная дорога быстро сменяется пыльным бездорожьем и лесными тропами, ведущими к знаменитому Шипуновскому месторождению, или Мраморному карьеру. «Не зря про Искитим говорят: „Город, строящий другие города“», — замечает Кирилл, и мы, обгоняя друг друга по широкой дороге, въезжаем в промышленные окрестности города.

памятник воинам-искитимцам, погибшим в Великой Отечественной войне

памятник воинам-искитимцам, погибшим в Великой Отечественной войне

памятник воинам-искитимцам, погибшим в Великой Отечественной войне

памятник воинам-искитимцам, погибшим в Великой Отечественной войне

памятник ЦК КПСС со статуей В. И. Ленина

памятник ЦК КПСС со статуей В. И. Ленина

река Бердь

река Бердь

Искитим

храм в честь иконы Пресвятой Богородицы Владимирской

храм в честь иконы Пресвятой Богородицы Владимирской

Привал: Мраморный карьер

Затерянный среди деревьев Мраморный карьер выглядит как разрушенный, но величественный античный театр: его каменные метровые ступени уходят глубоко вниз, создавая мощное пирамидальное углубление. Между ступенями давно проросли молодые берёзы, а дно карьера заполнила вода и заросли хвоща.

«Внизу карьера очень хорошая акустика, можно устраивать концерты», — сообщает Кирилл, пока велосипедисты с интересом рассматривают мощное рукотворное углубление: это одна из самых завораживающих достопримечательностей «Искитимского кольца». Разрабатывать карьер начали в 1973 году: здесь нашли мрамор очень высокого качества, которым стали украшать советские здания в районе. Например, в Новосибирске искитимским мрамором отделаны ТЮЗ, станции метро «Октябрьская» и «Красный проспект», а в самом Искитиме — ДК «Октябрь».

Сибирь и точка: Искитим — Ложок

Известняковый карьер

Известняковый карьер, в котором работали заключённые Сиблага

Мраморный карьер

Мраморный карьер

Щебёночный карьер

Щебёночный карьер

Сибирь и точка: Искитим — Ложок

Сибирь и точка: Искитим — Ложок

Сибирь и точка: Искитим — Ложок

— Есть разные версии, почему это месторождение перестали разрабатывать, — говорит Лена. — По одной из версий, из-за соседства Мраморного карьера с Щебёночным, который мы тоже сегодня увидим. Другая версия: месторождение просто исчерпало себя.

Возле Мраморного карьера, который, кажется, давно стал органичной частью лесного пейзажа, — привал и обед. Группа оставляет велосипеды на поляне и разбредается по территории: проверять прочность ступеней и качество акустики каменного амфитеатра, знакомиться. Команда «Маршрутов СССР», в которую входят разведчики, краеведы, волонтёры и строители, побывала в этих местах не раз: следуя «книжному» треку туристического маршрута СССР, новосибирцы искали привлекательные с эстетической точки зрения варианты прохождения «Искитимского кольца», видоизменяли путь с учётом современной географии местности, находили любопытные и неочевидные достопримечательности в районе.

— Мне хотелось проследить, можно ли сейчас пройти маршрутами, которые были описаны в книжках «Туристские маршруты СССР» с таким приятным матерчатым переплётом, — рассказывает Кирилл, подвешивая над костром огромный котёл с водой и щурясь от дыма. Он не только руководитель похода, но и главный костровой. — Конечно, по Мекке всесоюзного туризма — Кавказским горам или Черноморскому побережью — особенно не поездишь… Проще начинать с того, что рядом. Мы взяли книги местного исследователя Юрия Третьякова («Берёзовыми тропам» 1967-го года и «Туристскими тропами» 1978-го) и стали их изучать. В советское время был очень мощный институт туризма, поэтому сегодня не нужно изобретать ничего нового: все интересные маршруты уже разведаны и промаркированы. Но для меня важно структурировать эти маршруты, с помощью визуализации, инфографики, современных технологий сделать их удобными для горожан, которые хотят самостоятельно заниматься активным туризмом.

— В этом и есть идея советской романтики?

— Для меня в «Маршрутах СССР» идея советской романтики основополагающая, — просто и уверенно отвечает Кирилл. — Конечно, в том виде, в котором она была, её невозможно вернуть. У нас нет значков «Турист СССР» (хотя есть значки «Турист России»), у нас не принято брать в поход гитару и бренчать на ней вечером у костра … Но есть усталость от офисной жизни.

Туризм в СССР

Туризм в СССР

Туризм в СССР

Туризм в СССР

Туризм в СССР

Туризм в СССР

Туризм в СССР

В СССР институт туризма был действительно очень мощным явлением — как культурным и спортивным, так и общественно-политическим. Сразу после Октябрьской революции он приобрёл массовый характер и стал одним из инструментов пропаганды. В 1920-х, когда уровень грамотности населения был невысок, а СМИ ещё не превратились в единую идеологическую машину, в непродолжительных групповых, сложных многодневных или просто оздоровительных походах среди горных пейзажей или под треск поленьев в костре советским туристам разъяснялась политика партии и «опыт строительства социалистического общества». В 1930-х туристы, покоряя просторы страны, попутно занимались геологией, минералогией, создавали первые в СССР заповедники и заказники, открывали велосекции, развивали физкультурное движение и даже отвечали за «военно-прикладную подготовку граждан», которая сыграла свою роль в годы Великой Отечественной войны.

«Туризм и оборона СССР», «Турист — военный разведчик», «Турист — военный топограф», «Турист — снайпер», — в 1931-1933-х такие книги заполняли полки молодых комсомольцев.

Расцвет советского туризма пришёлся на 1960-1980-е, когда стали появляться новые туристические клубы и секции, а в советских магазинах начали продавать качественное снаряжение, инвентарь и легендарный значок «Турист СССР» — мечту всех мальчишек в растянутом трико и кедах. Но главное — в это время было разработано свыше 13 тысяч туристических плановых маршрутов. Комсомольцы с гитарами и брезентовыми палатками отправлялись на Алтай, Южный Урал, Северный Кавказ, в Украину, Молдавию и Крым, шли великими стройками Сибири по тайге и горам, сплавлялись по рекам и пересекали страну на велосипедах. К середине 1980-х самостоятельным туризмом занималось более 8 миллионов человек, а свыше 20 миллионов участвовало в походах выходного дня. С начала 1990-х плановые всесоюзные маршруты были благополучно забыты, а туризм стал приобретать курортный характер.

— Сложно представить, что то, чем мы сейчас занимаемся, было бы популярно в 90-х или даже в начале нулевых, — рассуждает Кирилл. — Считается, что туризм советского образца — это удел гиков, людей со странностями. Посмотрите, сколько людей сейчас идёт в турклубы? Очень мало. Для молодых много альтернатив. Показать туризм так, чтобы это было бодро-весело-молодёжно — очень сложная задача. Поэтому я постарался сделать наш сайт завлекательным, на современной платформе, в стиле модных сейчас landing page. По сути, я постарался не столько показать, сколько продать эти маршруты. Не за деньги, а за время, за тот интерес, который к ним проявят. Кого-то зацепит, что его родители или бабушки и дедушки были в молодости туристами, кого-то привлечёт экзотика Советского Союза, люди подумают: «Вау! Это же те самые серп и молот!». Ну а кто-то клюнет на красивые картинки. Мы решили, что в скором времени на маршруты для самостоятельных туристов должен быть спрос. Есть ведь большие гипермаркеты, где человек может купить всё для активного похода вплоть до альпийских палочек. Куда с ними идти? Не в Заельцовский же парк гулять среди сосен. Людям хочется чего-то более продолжительного и автономного, но не совсем турпохода.

С минувшей осени команда «Маршрутов СССР» стала исследовать Новосибирскую область: проложила лыжные и велосипедные маршруты разной степени сложности и продолжительности (ими уже активно пользуются новосибирцы), начала строительство экотроп. Эти молодые люди признаются, что проект находится в стадии «творческого эксперимента», но замахиваются на большие цели: создать реестр туристических маршрутов с глубоко проработанной исторической составляющей, в бумажном и электронном виде, с подробной фото- и видеохроникой; устроить акции по расчистке отдельных участков маршрутов от локальных свалок; установить в районе указатели и информационные щиты, превратить самые популярные маршруты в экологические тропы. Или проще: развить в области умный и грамотный научно-популярный туризм.

К слову, новосибирцы планируют развивать не только экскурсионное направление, но и благотворительное: например, проводить открытые уроки географии для школьников и детей из детских домов.

— Новосибирская область небогата достопримечательностями, — честно признаётся Кирилл. — У нас нет чего-то такого, ради чего хочется приехать издалека, к чему хочется прикоснуться… На создание «Маршрутов СССР» во многом повлиял наш с Олесей визит в Испанию: мы проехали на велосипедах по легендарному пути Святого Иакова (или иначе Эль Камино де Сантьяго) — подготовленной, многокилометровой тропе, с хорошей инфраструктурой для туристов. Очень хочется сделать что-то подобное в Новосибирской области, чтобы у человека был ответ на вопрос «А чем бы мне заняться в выходные или в отпуске?». Правильнее, конечно, тропы, подобные Эль Камино де Сантьяго, организовывать в Карелии или в районе Золотого кольца. Но мы живём здесь.

Маршрут: Мраморный карьер — Ложок

Петляющая между деревьев дорога, похожая на стиральную доску, ведёт от заброшенного Мраморного карьера к действующему Щебёночному, где добывают базальт, известняк, гранит и другие породы для переработки в щебень, который используют в строительстве.

— Искитимский щебень сегодня идёт не только в Новосибирскую и Томскую области, но и на Алтай, в Ханты-Мансийский автономный округ, — рассказывает Лена велосипедистам, удивлённым промышленным пейзажем. — Отсюда мы отправляемся по местам, где в советское время находился Искитимский штрафной лагерь… Один из самых жестоких в СССР.

Сиблаг

Сиблаг

Сиблаг

Сиблаг

Сиблаг

Сиблаг

Сиблаг

Сиблаг

В 1929-м на территории Западной Сибири появился первый «сибирский лагерь особого назначения» — СИБЛОН, который в 1935-м переименовали в Сиблаг. На протяжении 1930-х годов крупные подразделения Сиблага появились в Новосибирской, Кемеровской, Томской, Омской областях, в Красноярском крае и на Алтае. Искитимский отдельный лагерный пункт, тоже появившийся в 1930-х, постоянно менял названия: родственники политзаключенных, уголовников, штрафников и «врагов народа» не должны были их найти.

«Только не в Искитим», — молили арестанты на пересылке из Магадана. Но, по воспоминаниям местных, прошедших лагеря, самым страшным в этом районе был центральный штрафной лагерь в посёлке Ложок.

Широкая дорога, по которой ездят КАМАЗы, поднимая белую щебёночную пыль, приводит нас в так называемый Музей-лагерь ГУЛАГа недалеко от Ложка. На небольшой территории, окружённой лесом, стоит сторожевая вышка и несколько бараков. Здесь просторно, тихо и пусто, поэтому шумную толпу велосипедистов собаки с соседней пасеки встречают лаем.

— Заключённые лагеря работали в соседнем карьере, — рассказывает Лена, понижая голос. — Раньше лагерь был обнесён высоким дощатым забором, а на сторожевых вышках, подобным этой, стояли вооружённые надзиратели. Иногда такими надзирателями были сами заключённые.

В советское время зона карьера и лагеря соединялись между собой особым коридором, огороженным колючей проволокой. На глубине тридцать метров заключённые вручную обжигали известь и добывали щебень, долбили огромные камни с помощью кувалды, кирки, ломов, металлических клиньев. Едкая пыль, поднимавшаяся в карьере, оседала в лёгких и превращала их в лохмотья; люди умирали. Умирали и от голода: тех, кто изнемогал, не выполнял норму и не выходил на работу, лишали пайка.

— Здесь были одни из самых страшных лагерей в стране, позже их приезжал посмотреть Солженицын, — рассказывает Лена. — Как вспоминают очевидцы, в одну из лютых зим прибывших в эти лагеря заключённых держали в железных угольных вагонах без крыши, в той же одежде, в которой арестовали. Им не давали хлеба и воды, а кормили только солёной кетой, которую привозили с Дальнего Востока. Оголодавшие люди выбивали днища бочек, накидывались на эту рыбу, пили рассол, а потом заболевали и умирали сотнями… — Лена старается рассказать эту историю побыстрее, опускает слова, смотрит куда-то себе под ноги. Но группа велосипедистов всё равно замирает; во рту становится солёно.

В книге «Ложок. Из истории искитимского каторжного лагеря» собраны ещё более страшные воспоминания бывших заключённых. Один из них, Алексей Воронкин, рассказывает, что трудящимся арестантам в Ложке хлеба «с добавлением опилок или просеянных отсевов давали 600 граммов», а на ужин — баланду из требухи и кишок. Заключённые, которые были не в силах работать, не получали даже этого, а лизали замёрзшие зимой помои. И там же умирали. «После работы приходил бригадир и говорил: „Стащите этих в карьер. Номера с куртки отстегнуть, сдать мне, а их забросать камнем“, — вспоминает Воронкин.
— В карьер их сваливали летом. А зимой в лагерь отвозили. Два раза мне довелось на лошади трупы возить: накладываешь трупов 10–15, верёвкой притягиваешь, сверху забрасываешь соломой. Отвозили на кирпичный завод, там их и сжигали. Я сам очевидец. Видал, как пилой распиливали трупы и в печах сжигали, использовали вместо топлива. А распиливали те заключённые, кто не мог работать в карьере; надо было выработать дневную пайку».

Святой ключ

Святой ключ — место паломничества туристов Новосибирской области

Сиблаг (архивное фото)

Сиблаг (архивное фото)

Строящийся храм-памятник в честь Святых Новомученников и Исповедников Российских

Строящийся храм-памятник в честь Святых Новомученников и Исповедников Российских

Искитимский лагерь ликвидировали в 1956-м, карьеры затопили. Сегодня на его месте располагается ДК «Октябрь», стадион, кирпичные многоэтажки… Недалеко находится одна из популярных достопримечательностей Новосибирской области: Святой ключ. По преданию, он забил в 1940-х годах на месте расстрела заключённых Сиблага, в числе которых были священники. Сегодня Святой ключ — место паломничества православных и просто желающих утолить жажду; звеня алюминиевыми ковшами, люди набирают целебную воду в пятилитровые бутыли и канистры. Рядом со Святым ключом строится храм-памятник в честь Святых Новомучеников Российских.

Побросав велосипеды у дороги, мы поднимаемся смотреть карьер, где ещё недавно заключённые Сиблага дышали едкой пылью и выполняли нечеловеческие физические работы. Вдалеке микрорайонами виднеется Ложок. Кажущиеся маленькими на фоне карьера велосипедисты — студенты в джинсах и цветных очках, люди в возрасте, люди офисов… Это не советские туристы со значками и гитарами, едущие «плановым» маршрутом на своих «двухколёсных». Они — другие. Им — другие маршруты. Не «по местам боевой славы», а по затерянным уголкам родной области, где между равниной и лесостепью сохранились отголоски драматичной истории не только Сибири, но и всей страны.


По маршруту «Искитимское кольцо» можно скататься самостоятельно, подробный и понятный трек есть на сайте проекта «Маршруты СССР». Этот поход может быть однодневным, а может растянуться на два дня, но в любом случае «Искитимское кольцо» подразумевает соответствующие условия: проживание в палатках и полевую кухню.

Читать также:


Сибирь и точка
Создатели проекта «Сибирь и точка» решили попробовать написать свой путеводитель по разным уголкам сегодняшней Сибири и начали с манифеста — о территориальной идентичности, культурном невежестве и дорожной сумке Фритьофа Нансена. О своих перемещениях и открытиях путешественники будут регулярно рассказывать на «Сибурбии».


«Хочется ездить в кайф»
Что такое велотуризм, как это делают в Сибири и почему самый неопытный сибирский велотурист считается заядлым экстремалом в Европе? Анна Груздева поговорила с велопутешественницей и шеф-редактором журнала «Наводка туристу» Викторией Рефас.


«Сибирь и точка»: Барабаново
Анна Груздева и Артём Жданов побывали в селе Барабаново, где идёт битва за спасение «бесхозяйного» памятника архитектуры — церкви Параскевы Пятницы. Без реставрации полузаброшенная церковь рискует через пару лет исчезнуть с карты Красноярского края. Но брать на себя ответственность за её содержание никто не хочет.


«Сибирь и точка»: Северная Земля
Объехать всю Сибирь невозможно: слишком много «точек» на карте нашей земли. Поэтому, продолжая путешествовать по городам и весям нашего региона, «Сибирь и точка» будет попутно рассказывать истории с географией. Ведь путешествие — это не только удовольствие и опыт, но ещё и знание.


«Сибирь и точка»: Ванавара
Анна Груздева побывала в Ванаваре — спрятавшемся в тайге эвенкийском селе, которое получило мировую известность благодаря тунгусскому метеориту. Добираться туда накладно, но это дорогого стоит.


«Сибирь и точка»: Енисейск
Анна Груздева побывала в Енисейске — «первом русском городе центральной Сибири». Архитектурные памятники, «сибирское барокко» и частные музеи могли бы сделать этот город находкой для туриста, если бы они были нужны тем, кто отвечает за сохранение исторического наследия.


«Сибирь и точка»: Ергаки
Очередной маршрут «Сибирь и точка» — хребет Ергаки, «сердце Западных Саян». Анна Груздева провела в горах две недели, чтобы понять, чем современные туристы отличаются от комсомольцев с гитарами и почему медведи становятся полноправными участниками туристической жизни.


Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2018 Все права защищены

.