Совершенно бесполезно


Наталья Ласкина
филолог, преподаватель зарубежной литературы

Искусство ни с того, ни с сего стало снова привлекать внимание людей, вроде бы прекрасно без него обходившихся. Закрыть выставку под названием «Родина», запретить постановку оперы по сказке Пушкина, изъять из продажи книги многострадального Бодлера… Что-то здесь не то.

Сомневаюсь, что это действительно атака на художников, режиссеров, галеристов и издателей. Больше похоже на попытку вынудить заинтересованных пуститься в разговоры об эстетике там, где следует говорить о политике. Во всех этих историях, настоящих и сфабрикованных, истинный смысл не в том, что кто-то не понял современное искусство, и не в ценности Гельмана или Серебренникова, а в том, что кто-то считает необходимым продемонстрировать власть, сила которой измеряется степенью глупости дозволенных ей действий и степенью трусости тех, кто с ними смирится.
Искусство принадлежит всем, конечно. Любое самое трудное и «элитарное» произведение все равно рассчитывает на зрителей, в том числе на профанов. Из этого никак не следует, что кто угодно может решать, какие книги, выставки, спектакли «нужны» этой самой аудитории, а какие нет. Не следует по двум причинам.

Во-первых, все эти «широкие аудитории», «массовые зрители» и «простые читатели» — иллюзия, такой же фантом, как любое «большинство».

Любой, кто говорит от имени большинства, лукавит, любой же, кто от имени большинства говорит об искусстве, — врет.

Во-вторых, если каждый имеющий уши, глаза и научившийся читать способен послушать любую симфонию, посмотреть на любую картину, прочитать любую книгу, это не значит, что каждый способен понять и оценить.

H. A. Римский-Корсаков. "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии", оркестровая картина "Сеча при Керженце". Страница партитуры. Автограф.

Эту мысль очень трудно отстаивать, потому что в нашей культуре однозначное право быть «специалистом» признается только за специалистами в технике. Все могут летать на самолетах, но нельзя ни демократическим голосованием, ни авторитарным указом решить, какие самолеты лучше — это дело людей, которые понимают, как самолеты устроены. Невероятно при этом сложно донести до всех мысль, что точно так же есть люди, которые понимают, как устроены произведения искусства. Сложность и неоднозначность искусства тут ни при чем: законы природы, с которыми имеют дело физики и инженеры, не менее загадочны, удивительны и недоступны полному познанию, чем законы человеческого творчества. Просто коллективное сознание не приучено помнить о том, что эксперты есть в обеих сферах, а эксперты в области искусства не приучены бороться за свой авторитет.

Проблема в том, что специалисты-гуманитарии сами слишком поддаются романтическому мифу о том, что все, связанное с творчеством и искусством, должно быть естественно, стихийно и спонтанно.

Неудивительно, что людям не верится, что наша работа — это работа, и наше знание – знание. Давайте хотя бы на минутку оставим мифы мифотворцам, а романтизм — байронам, и объясним честно, что такое настоящий «гуманитарий».

Возьмем для примера единственный гуманитарный навык, который в России вызывает уважение, — владение иностранными языками. Думаю, каждый, кто знает хоть один язык, кроме родного, имел возможность обнаружить, что многие упорно воспринимают это не как результат труда, а как некую магическую способность (очень трудно, например, бывает объяснить, что нельзя синхронно и без больших потерь переводить непрерывный поток речи, или что письменный перевод требует немножко больше времени, чем набор текста). Так вот, я, скажем, знаю французский, который не изучала формально в школе и в вузе, не потому, что у меня какой-то там природный дар, свалившийся с неба. Был бы дар, знала бы не два, а десяток иностранных языков. Я знаю французский, потому что несколько лет сидела каждый день с учебниками и словарями, и, когда в самом начале пути не терпелось уже что-то стоящее прочитать, неделями разбирала по слову найденный на книжной ярмарке сборник многострадального Бодлера. Мне не жаль ни одной потраченной минуты, но это были минуты труда, и никакой магии.

А.С. Яковлев. Схема самолёта АИР-3 "Пионерская правда".

А ведь это на самом деле едва ли не самое простое из гуманитарных умений. Учиться понимать, как работает искусство, видеть связи в массивах исторических событий или разбираться в многовековых дискуссиях — все это требует гораздо больше времени и сил. Примерно столько же, сколько нужно в освоении естественных и точных наук. Давайте перестанем делать вид, что в обсуждении «гуманитарных» тем все равны или что можно поделиться такими знаниями за полчаса. Как-то доходит же до людей, что язык ни за полчаса, ни за полгода не выучишь?

Нелеп и смешон обыватель (и неважно, кто он — офисный работник, чиновник или священник), с помпой заявляющий по поводу любой новой для него картины: «Это не искусство».

Когда обыватель пытается эту картину «запретить» или уничтожить, он ничем не отличается от пассажира, который полез бы за штурвал самолета, потому что летчик ему не понравился.

По этой же причине мне очень не по душе, когда на материале сюжетов вроде истории с «Родиной» начинаются обсуждения современного искусства с участием запретителей и их сторонников. Это, мне кажется, обман тех самых обывателей, поддерживающий их в заблуждении по поводу их роли в культурной жизни. Зрители должны оставаться зрителями, их право — смотреть или не смотреть, формировать свои впечатления, высказывать их в своем частном пространстве или даже вступать в сотворчество, но не решать судьбы художников. Ходить или не ходить на выставки, но не решать, какие устраивать выставки и как.

Леонардо да Винчи. Витрувианский человек (схема пропорций человеческого тела)

Если вы, дорогой читатель, будь вы хоть патриархом, хоть президентом, пожелаете со мной обсудить вопрос, не надо ли в очередной раз запретить Бодлера, я вас попрошу сначала сдать мне экзамен по истории европейской литературы и проявлю тем самым не снобизм, а честность и уважение к вам.

Потому что между нами стена прочитанных мною и непрочитанных вами книг. Потому что пока вы не обладаете тем же опытом и теми же знаниями, что я, эксперты вроде меня могут с вами играть, могут вами манипулировать, могут перед вами заискивать — но никогда не разговаривать с вами всерьез и на равных на темы, изучением которых мы занимались годами, а вы пару минут после сообщения по телевизору.

На ваши налоги, скажете вы, издают, ставят и показывают что-то непонятное и ненужное лично вам? На ваши налоги также покупают медицинское оборудование, которое лично вам может ни разу в жизни не пригодиться, и строятся города, где вы никогда не побываете. Хотите разобраться — учитесь. Нет времени и сил — придется доверять специалистам. А специалистам пора понять, что когда пытаются запретить выставку, надо не художников обсуждать, а напоминать запрещающим профанам, что они профаны, даже если в их власти все закрыть и всех посадить.

27 комментариев к статьеДобавить
  1. Произведения искусства, помимо художественного смысла (или художественной бессмыслицы), могут нести нравственный и идеологический посыл. И чтобы его понять, вовсе не обязательно быть искусствоведом. В ином случае («никто, кроме специалистов не может оценить идеологический или нравственный посыл автора») искусство превращается в кружок для пары десятков избранных.

    А вот «запрещать или нет» и «если запрещать, то кто это должен делать» — это совсем другие вопросы.

    • Чтобы понять художественный смысл, тоже не нужно быть искусствоведом, что я вообще-то и сказала вполне ясно. Где вы в тексте увидели что-то про «искусство для пары избранных»? Ровно обратное написано черным по белому. (Или вы не согласны с тем, что есть разница между уровнями понимания? тут ничем не могу помочь, потому что это абсурд, извините.)
      Вопрос сейчас стоит именно и исключительно о том, кто претендует на право принимать решения, состоится ли выставка, будет ли издана книга и т.п. Оно ничего общего не имеет с правом понимать и обсуждать. Этот текст исключительно об этом вопросе, что говорится в каждом предложении. Прочитайте, пожалуйста.
      И, представьте себе, для решения вопроса о том, может ли искусство быть опасно для общественной морали, экспертами тоже будут искусствоведы. Даже если вы верите в такую опасность: вы же оценивать опасность болезни пригласите специалиста по болезням, а не потенциальных больных? Если врачи скажут, что опасности нет, а ипохондрики будут требовать карантина, надо вводить карантин?

      • Я согласен практически со всем, что вы говорите. Но вы меня не поняли. Для оценки «нравственного ущерба» (назовём это так, хотя я понимаю, что фраза достаточно дурацкая, просто под рукой другой не оказалось) не нужен искусствовед — оценивается-то не художественная составляющая. Ну вот вам простой пример: если я напишу книгу, где главными героями будут бравые и симпатичные эсесовцы в концлагере или каннибалы в джунглях, смачно и с аппетитом уплетающие человечину — обязателен искусствовед, чтобы эту книгу запретить?

        • Да нет, я, похоже, вас поняла.
          Конечно, обязателен эксперт в вашем примере — только литературовед. Он должен будет объяснить, что «нравственный ущерб» от произведения искусства может получить только человек, который не понял, что это произведение искусства. Это проблема этого самого человека и его учителей. (Поэтому я, скажем, считаю разумной рейтинговую систему в кино и прочие способы предупреждать аудиторию).
          Книг о людоедах вообще-то сколько угодно пишется, как и о поедающих мозги воссставших мертвецах, и никто вроде не требует их запрещать:)
          Другой ваш пример действительно болезненный. Но художественная (еще раз — художественная, а не историческая) книга о симпатичном нацисте какой причинит «ущерб»? (кроме того, что нормальному человеку будет противно.) Кто-то поверит, что так оно и было и запишется в неонаци? Значит, он не знает, что такое художественный текст, и чем вымысел отличается от документа. Его немедленно учить надо, а не защищать от дурацких книг, иначе он вообще во что угодно поверит!
          Вот если вы такую книгу будете выдавать за исторический труд — тогда экспертами будут уже историки, а не филологи.

  2. Много «визуального шума». Я тот самый, в Вашем понимании, профан, который очень много понимает в технике и ничего в современном исскустве. Однако не стоит передергивать. Вы, как потребитель труда экспертов в области техники, так же подвергаете критике то, что Вам непонятно и не доступно — экран у телевизора не слишком плоский, самолет недостаточно быстрый и комфортный, труба слишком дымная, автомобили слишком шумные…. и заметьте, мы, те самые технически образованные, идем Вам — профану в технике, навстречу.
    С другой стороны — вооружитесь отверткой, разберите свой ноутбук или какое у Вас там устройство, посмотрите внутрь… неужели у Вас не возникает мысли о том, на сколько всё сложно… не возникает хотя бы легкого изумления, что всё это придумал и сделал просто человек? Я, например, не специалист в авиационной технике, с полным изумлением рассматривал «вскрытый» самолет и был в некотором восторге — это надо было придумать, сделать и заставить работать так, как задумано!
    Так же я отношусь и горячо любимому вами искусству. Может я и не понимаю, что хотел сказать автор, но всё равно, остается ощущение, что это сделано МАСТЕРОМ, и совсем НЕ обязательно что это должны быть пейзажи Шишкина, стихи Пушкина, музыка Чайковского… но видимо я совсем профан… когда я вижу половую тряпку в виде границ РФ я вижу только тряпку…
    В одном я с Вами полностью согласен — запрет даже на эту выставку, для особых эстетов современного искусства, не красит ни наши власти, ни «широкую аудиторию», выступившую против выставки как оскорбляющую чего-то там. При этом, я не слышу возмущенных криков, например о показе сериалов по телевизору типа «Счастливы вместе» или «Воронины» — которые преподносят нам несколько «странную» модель семьи в России.

    • У меня родители инженеры, я воспитана в уважении к технике и инженерскому труду, и я абсолютно с вами согласна. Сожалею, если не смогла это выразить на странице текста:)
      Я нигде не говорила, что профан не может подвергать произведения искусства критике — «формировать свои впечатления, высказывать их в своем частном пространстве» — это и есть критика!
      Почему вы Пушкина можете оценить, а «Родину» — нет, вопрос сложный и индивидуальный, и это вовсе не делает вас в моих глазах человеком, неспособным ценить искусство. Я совершенно не отрицаю вашего права «видеть тряпку» и говорить об этом — только право запрещать другим смотреть и видеть по-другому.

  3. Холодный Ветер на НГС’е правильно сказал про эту статью — для кого тогда это «искусство», если нам нельзя о нем судить. Вы — гуманитарий, специалист по заруб.л-ре — ну и хорошо, напишите что-нибудь, скажем, про обожаемого мною Фолкнера, мы почитаем. Зачем же лезть в логику, к-рой Вы не владеете. Действительно, в самолетах разбираются только специалисты. Но ведь неспециалисты и не изучают внутренности авиалайнеров. Никто же не ходит толпами смотреть, как там устроено охлаждение в лопатках ПАК-ФА. А здесь нам предлагают сходить на выставку, разве не так? Или мы зрители, вам не нужны?
    Во-вторых — Вы посмотрите, рядом со сквером проходит выставка Сафронова. Хоть бы слово из нас кто про это сказал, хотя я, например, его и не люблю. И против Гинтовта, если его привезут, мы не пойдем на пикет. А против гельмановской обезьяны в военном кителе — мы вышли. Да, мнение эспертов иногда важно — взять, скажем «Черный квадрат», не будем углубляться. Но обезьяна в кителе — это не Черный квадрат, не надо нам врать, это оскорбление ветеранов, за к-рое надо извиняться, и только потом с этими людьми можно разговаривать.
    То, что Вы говорите про иностранные языки — это вообще песня. Вы, по-видимому, вообще не в курсе, как движется сейчас общественная мысль в России, раз затрагиваете этот вопрос.
    Удачи.

    • Извините, но анонимно в таком тоне говорить нелепо:)
      Тем не менее, еще раз. Где вы увидели хоть слово о том, что зрители не нужныискусству? Процитируйте, пожалуйста.
      О выставке «Родина» я вообще только вскользь сказала, с кем вы сейчас разговариваете про новосибирские выставки?
      Ну и на бис аналогия с самолетами. Неспециалисты самолетами пользуются. Ваша логика предполагает, что я будто бы самолет считаю эстетическим объектом — где я такое говорила? Правильная логически аналогия с восприятием произведения искусства — именно такая: картиной любуются, на самолетах летают. У пассажиров есть полное право не только летать, но и критиковать, даже пожаловаться есть право. Нет права лезть за штурвал, увольнять летчика или авиаконструктора, выбирать для авиакомпании машины — это дело тех, кто понимает, как работает самолет. Так понятно?

      • Из ВКонтакте устроит? Анонимность — не при чем. Вы дали понять, что мы для Вас — быдло, чего же Вы удивляетесь ответной агрессии?
        О закрытии выставки «Родина» у Вас идет речь во второй фразе статьи, затем во втором абзаце, и, косвенно. еще в паре мест.
        О том, что зрители не нужны, Вы, действительно, не говорили, это был мой сарказм по поводу Ваших слов, что мы не имеем права судить о произведениях искусства. Цитаты нужны?
        Про самолеты у Вас пример — неудачный. Мне не удалось Вам это показать. Ладно, бывает.
        Лезть за штурвал — это самому пытаться рисовать. Мы не пытаемся это делать. Мы пытаемся не сесть на самолет, пилот к-рого хочет нас разбить. Он нам хамит и кидается объедками, причем здесь то, что мы не умеем управлять.

        • Устроит вконтакте. Так я вижу хотя бы, что не с ребенком разговариваю.
          Да, нужны цитаты. И про быдло тоже. Пока грубите мне вы. Вы понимаете разницу между «судить» как «высказывать суждения» и «судить» как «закрывать выставки, жечь книги, сажать художников в тюрьму»? Второго права у вас нет. Хотите менять законы — есть процедуры для этого.
          Не сесть на самолет в вашем примере = не ходить на выставку. Не ходите, она не вечная. Что делать тем, кто с вами не согласен, и хочет выставку посмотреть? Почему вы считаете, что у этих ваших сограждан нет такого права? Почему вы решили, что вы должны решать, кому что смотреть? Почему вы хотите решать, кому что понравится? Я бы все это еще как-то поняла, если бы вам выставку на дом привезли и заставили под угрозами смотреть.

          • Я не грублю, а разговариваю резко. Это
            естественно, Вы же разговариваете со мной свысока — «между нами стена прочитанных книг».
            По поводу цитат — у меня получилось полстраницы, Вы уверены, что настолько не знаете свою статью?
            Возьмем одну «Зрители должны оставаться зрителями».
            А то, что «прежде, чем обсудить со мной вопрос, надо сдать мне экзамен» — это просто песня. В науке принято считать, что если вы не можете объяснить пятилетнему ребенку, чем вы занимаетесь, значит вы занимаетесь ерундой.
            Про запреты: Не выдумывайте, никто художников не сажает и книги не жжет.
            Требовали мы:
            чтобы мероприятия Гельмана не финансировались областным правительством (в том числе косвенно, предоставляя площади). ВСЕ. Мы даже не требовали, чтобы он извинился за обезьяну, сожженные автомашины, воровство и тп.

  4. Наталья, так много людей сломали копья вокруг этой выставки, но ни один не попытался на примере хотя бы одной инсталляции объяснить смысл того что изображено. Почему купола из клизм? Почему Россия из тряпок? Это язык который требует перевода. О том, что великое не всегда из золота, о том, что духовность и нравственность не всегда в ризах, а скорее наоборот чаще в лохмотьях. О том, что в малом можно разглядеть большое, а в простом сложное. Сделайте непонятное понятным и не нужно будет ничего доказывать. Профан не может сам, Вы можете с учетом накопленного багажа.
    Я бы сформулировал вопрос поставленный Вами иначе, тема о допустимости Бодлера может возникнуть в силу обстоятельств не имеющих к Бодлеру никакого отношения. И задача тех кто понимает состоит не в том, чтобы определить круг людей имеющих право решать, что искусство а что нет, а в том чтобы доказать очевидное.
    Авиаконструктор может объяснить, почему самолет летит, а Вы можете?

    • Что могу? Бодлера вам объяснить? Могу, конечно, это моя работа. Для этого, однако, нужно от нескольких часов до нескольких месяцев, а то и лет, в зависимости от вашего стартового уровня.
      Выставку «Родина» — нет, я не эксперт, обращайтесь к искусствоведам — специалистам по современному искусству.

    • «В инсталляции использованы спринцовки, а вовсе не клизмы. Клизма имеет твердый пластмассовый наконечник и предназначена — вот именно, для того, на чем вы зациклены. А спринцовка — для отсоса жидкостей и промывания полостей после операций». http://www.artcentresibir.ru/digest/155

      • Ну и что?
        Какая разница, что это.
        Предположим, что мы ошиблись, и автор не хотел нас обидеть. Что делает обычный человек, к-рый ненароком кого-то обидит? Наступит на ногу в автобусе? Надо продолжать?

        • Ну, очевидно автор сего поста к «обычным людям» относить себя не желает… :-) Ну что ж… И за словом «обыватель», нейтральным по сути дела (все мы в каких-то сферах спецы, в каких-то обыватели, в том и наше спасение) видит оскорбительное «быдло»… В соответствии с собственным горизонтом ожидания, вероятно. Несомненно, это очень оригинальная и, главное, весьма актуальная позиция — война с фантомными врагами :-) Пожалуй, и ноги в автобусе лучше держать подальше… Не извинится, нет…

          Я совершенно не понимаю другого, как русскому и православному человеку, вы же так себя позиционируете, может прийти в голову, с учетом истории нашей церкви в ХХ веке, апеллировать к карательной стороне государства — кого поименно Вам надо запретить, посадить, расстрелять, подставить — для собственного комфорта (чтоб уж никто и ничто не раздражало наверняка) и благополучия? Разделяй и властвуй — вполне актуальный политический и идеологический посыл властей сего дня… Но неужели простейшая логика не подсказывает Вам, что завтра могут прийти за Вами, хоть и расписались Вы в верности, как Вам кажется, по полной? Вероятно, кажется, иначе к чему вся эта «битва под солнцем». Ладно, бог с Вами… Извините, если что…

          P.S. А ну да, на выставку я бы скорее не пошла, на то есть причины… Свое отношение к Гельману… Объяснение художницы — что и как — появилось сразу после негативных откликов «общественности»… Так что с вежливостью с той стороны все нормально. А Н-ск опозорился просто по полной…

          • P.S 2. А, правда, как там послевкусие после «победы»? Хорошее же дело сделали :-) Для укрепления русской культуры и православия… Не ведаем, что творим…

            Если чувство подводит — мозги на что?.. Феминистки оглашенные бронзовеют, как А. Кураев точно сказал, уже похлеще Веры Засулич будут… Что, нельзя было просчитать резонанс, «оскорбленная общественность», если сердце НИЧЕГО не подсказывает?..

            Теперь только ленивый не знает про выставку «Родина», попираемую, запрещенную и пр… Молодцы!

        • Ну а если человек беспричинно обижается на всё подряд — точно ли это проблема тех, на кого он обижается? (не обижайтесь на этот пример, конечно, я утрирую)
          Почему быть зрителем для вас оскорбительно, а быть запретителем — нет, почему вам обидно, что профессиональный литературовед по определению читал больше художественных книг, чем вы, — этого я никогда не пойму, так что на этом придется остановиться. Простите, если задела ваши чувства, Андрей. Я-то не обижусь, если вы мне скажете в ответ на какое-то мое рассуждение о физике, что вы знаете больше меня, потому что много лет учились и больше меня на эту тему читали, — и ничего в этом не увижу высокомерного. Мне удивительно, что это не всем понятно, но век живи — век учись.
          А вот с объяснением 5-летнему ребенку… Вы же со степенью, вы кандидатскую в детском саду защищали перед пятилетками? Нет? А почему, если «в науке принято»? Вы, кстати, вообще поняли, что вы мне только что предложили пятилеткам «Цветы зла» читать?:) Радикально для блюстителя общественной морали:)

        • К чему это — «нас»?
          Вас! Именно вас вполне хотел обидеть автор и спринцовками, и клизмами, и ещё бог знает чем.
          А про обычного человека в автобусе — это метко!
          Это даже кстати!
          Обычный человек в автобусе, наступив на ногу, мало того, что не извинится, дак и по матери может в том, смысле, что «ногу поставить некуда»!
          Или вы не в том смысле про «нормального»? Вы про нормального «нормального»? Ой, так все неоднозначно, так непонятно…
          Вы меня этим обижаете!
          Извиняться будете?

  5. Удивительно, что вполне разумно предположив в самом начале, что за всеми этими запретами стоит политический умысел, далее вы стали развивать свою мысль исключительно в области «чистого искусства».

    Дело ведь совсем не в безграмотности чиновников. Если дело будет стоящее, то долго ли будет мэрии привлечь топового эксперта, который сумел бы обставить ее мракобесие должными словесами? Разве запрет «Родины» перестанет быть скандальным делом, если этой выставке перед этим даст свою оценку такой эксперт как Илья Глазунов? А у него ведь все регалии есть, и экзамен он вам скорее всего сдаст. Но перестанет ли он от этого быть мракобесом?

    Идеология распространяется в обществе утонченных интеллектуалов столь же стремительно, как и в обществе маляров. Просто потому, что источник идеологии — не знания, а интересы тех или иных социальных слоев. А гуманитарные науки, увы, первая арена идеологических битв — просто в силу их предмета. Чистое знание об обществе и людях не интересно в обществе, раздираемом противоречивыми интересами разных групп людей. Поэтому любой эксперт-гуманитарий всегда будет пристрастен и ангажирован в ту или иную сторону, если его знание касается каких-то отношений между людьми.

    Что же до естественников, то они до некоторой степени лишены этой трудности, поскольку предмет их исследований чаще всего востребован всем человечеством, независимо от групповых интересов. Хотя и здесь есть области, где чистое знание сменяется идеологическими баталиями — эволюционизм versus креационизм, например. Отсюда я делаю вывод: там, где любое знание соприкасается с чьими-то интересами, оно становится идеологизированным.

    • Лесник, было бы невозможно использовать в политических интересах такие ситуации, если бы было четкое понимание того, кто может быть экспертом и где границы применения власти. Это прямо связано с тем, как понимают «чистое искусство».
      Илья Глазунов не может быть экспертом по вопросу о «Родине», он не специалист в этой области и вообще, насколько я знаю, не искусствовед. Вы, тем не менее, правы, у нас с экспертным сообществом масса проблем, но они решаемы.

  6. Радетелю за нравственность!!!

    !!! «В науке принято считать, что если вы не можете объяснить пятилетнему ребенку, чем вы занимаетесь, значит вы занимаетесь ерундой», — это настолько расхожий штамп, что и говорить всерьез не приходится… Объясняя что-либо пятилетнему ребенку, мы всегда отдаем себе отчет, что в этот момент формируем его опыт, мировоззрение и, грубо говоря, манипулируем (что тут поделаешь) им… Можно, в общих чертах, конечно, объяснить что-то и взрослому, но при этом зазор между знанием специалиста и обывателя в любом случае будет сохраняться… Я близко не приближусь в знании своем к конструктору самолета, даже если пойму (школьный курс в помощь), почему он вдруг влетает… Поэтому было бы очень неплохо, чтобы люди науки уважали чужое знание. И понимали его уникальность. Это в общем-то не изжитая проблема восприятия гуманитарных наук еще с советских времен… Причем любая попытка объяснить людям уникальность своего знания (тут, действительно, знание иностранных языков — самый наглядный и очевидный пример) заканчивается вот примерно так. Все понимают, что кухарка не конструирует самолет и, вероятно, им даже не управляет, но поуправлять (в специфической форме, правда) эстетическими процессами — это же хлебом не корми… За такое — искусство мстит…

    Статья была про другое совершенно. Да, запрещение Бодлера и пр. доблестным Госнаркоконтролем, тучи над неугодными режиссерами, теперь позорная история с выставкой — это безусловно повод, цепь взаимосвязанных событий, но не тема статьи…

    Теперь про «месть искусства». Если зрители не остаются зрителями, они неминуемо превращаются в «мейерхольдовских арапчат», пребывающих в полной иллюзии своей победы и не замечающих в эйфории тонких нитей, ведущих к гогочущему кукловоду. Это в общем-то нормальный театр, если Вы понимаете, зачем в него пришли и что это — только театр… Зритель, считающий себя не только зрителем — статист в чужой постановке, не ведающий, что творит… Тут Вам вся русская литература в помощь (Блок, Набоков, Газданов, Аверченко и пр.), если, конечно, вообще что-то читаете… И смотря как читаете…

    Извини, Наташа, вопрос был тебе, но не сдержалась…

    К.ф.н., доцент Светлана Корниенко (на случай сумы и тюрьмы :-))

    • Это мне? Несколько громко «радетель нравственности, люди науки». Но, если мне, то ждите — воронка выслали :-)
      Видите ли, если что-то является штампом, это не значит, что это неверно. Такой же штамп «земля круглая» — это, в общем-то, примерно так и есть, правда же? Объяснить, почему взлетает самолет, можно и ребенку, ну, может про пять я и загнул, но 8-летнему можно.
      А мне все-таки на-а-много :-) больше.
      Более того, должен Вам сказать, я слышал нормальные объяснения в области искусства с вашей стороны. Например, что Квадрат Малевича означал (наивысшую) точку в развитии искусства. (Сейчас уже ясно, что он ошибся, но это неважно). Вот вы и объясните нам, профанам (без обид, неужели вы, в самом деле, думаете, что прочитанные кем-то книги вызывают у нас обиды? :-) ), что положительного несет обезьяна с ветеранскими медалями, сожженные машины, публичные оргии и тп. Мы же просим объяснить. Нам отвечают — вы — мракобесы, идиоты, в т.ч. нецензурно (это не про лично Вас с Натальей, конечно). Наталья в своей статье намекает, что мы и спрашивать не имеем права, только внимать, разве не так? (зритель вопрошающий уже не просто зритель) Но, раз уж вы не снисходите до объяснений с нами, позвольте уж интерпретировать это так, как мы это понимаем — как хулиганство и панк, с соответствующими последствиями.

      • Да нет, Андрей, у читателя множество полномочий — и спрашивать, и внимать, и интерпретировать, и, главное, игнорировать… Можно посмеяться, можно поплеваться, можно отвернуться… Про это уже десять раз написано…. Запрещать — нет, елки-палки, ну что ж такое… Как-то так повелось, что история не слишком благосклонна к запретителям, и весьма — и весьма к попираемым запрещаемым… Примеры можно приводить бесконечно — можно с античности, с Овидия, например, начинать…

        Если бы запретители заинтересовались хотя бы немного, что такое актуальное искусство (это нормальная охранительная логика, на самом деле — не засунете же Вы голову в крокодилью пасть, не думая о последствиях, откуда-то Вы же знаете, что это за существо), то, наверное, не стали бы превращать Церковь в гельмановский арт-объект… Вы это делаете, невольно, когда включаетесь в дискурс, которым не владеете…

        Пример с Храмом Христа Спасителя я уже привела… По телевизору вчерась показывали краснодарскую толпу православных — плюющуюся, дерущуюся, матерящуюся… Вот такое «искусство» — манипулятивное, злое, вскрывающее нарывы… Отвернувшись, Вы бы доказали, что нарыва нет и художник ошибся… Подискутировав, нормально-спокойно с тем же художником — Вы, возможно, доказали бы свою правоту… А так — Вы сделали «правыми» своих оппонентов… К которым лично я, Светлана Корниенко, никаких особых симпатий не питаю… «Шалость удалась»…

        С уважением, Светлана Корниенко

  7. реплика в сторону больше: а всё-таки как интересно всё время получается. стоило запретить выставку, как её хотя бы частично увидели люди, которые в отсутствии скандала с запретом никогда бы о ней и не услышали даже. А теперь они и посмотрели, и обсудили, и проявили «гражаднскую ответственность» (мнится мне, примерно так это должно ими пониматься, или, во всяком случае, вслух называться). *тут зрители апплодируют, апплодируют…*

  8. Я против каких либо запретов. Ходить/ не ходить на выставку — дело личное. Депутат, даже самый патриотический, мне не указ. Вот в чем главная проблема. Проблема в насилии власти, формирующей поле моих предпочтений. Это гнусно. Мы не дети.

    Что собой представляет совриск — дело второе. Там разные работы были, разной степени ангажированности. От приличного монументализма до откровенных, заряженных политическим динамитом, «кунштюков».С другой стороны, если зритель дурак, то он получит «душевный ущерб» от чего угодно, от любой, даже вполне классической, формы искусства, просто отличающейся от того, что у него сформировалось в голове в процессе тяжкой жизни.

    Отдельный вопрос — кураторство в контексте современного «арта». На мой взгляд, это уродливый институт, полный аналог марксистско-ленинских контролеров от искусства, даже послевкусие от чтения мертворожденных «текстов» сходное. Вы читали «ХЖ» времени расцвета?
    «Дискурс, дискурс, дискурс».

Добавить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий

Siburbia © 2019 Все права защищены

.