Ангелина Остащенко: «Хочется ставить на полки книги, которые не стыдно продавать»

Текст и фото: Анна Груздева

Ангелина Остащенко в своём магазине

Не так давно в Красноярске открылся независимый книжный магазин «Бакен». За несколько месяцев работы небольшая лавочка стала не только местом с повышенной концентрацией хорошей литературы на квадратный метр, но и новой культурной площадкой города. Мы встретились с хозяйкой, а заодно и продавцом «Бакена» Ангелиной Остащенко, которая не побоялась взяться за нерентабельный «в эпоху перемен» бизнес.

— Как родилась идея создать книжный магазин? И какие шаги для воплощения идеи пришлось сделать?
В «Бакене» можно взять любую книгу (стоимостью до одной тысячи рублей) домой за два рубля в сутки. Возвращённый в магазин товар уценяется ровно на сумму аренды.

— У меня была одна задача — пересилить свой страх. Началось всё с Красноярской книжной ярмарки, где я долгое время была волонтёром. В первый год работала с издательством «Европа», где познакомилась с Галиной Труновой, искусствоведом и пиар-директором издательства. На третий год ярмарки случился кризис, издательства были вынуждены сократить персонал, и Галина направила меня помощником издательству «Время», где я познакомилась с Борисом Пастернаком, гендиректором «Времени». Мы до сих пор дружим. Вместе мы отработали три книжных ярмарки, и Борис Натанович меня во время совместной работы, а потом и в письмах всё время тюкал: «Лина, вот ты, филолог, сейчас окончишь вуз и что будешь делать?». На первое время он помог мне устроиться в бибколлектор в Красноярске, но продолжал вбивать мысль о книжном магазине: «Лина, нужно же ещё что-то делать!». Осенью этого года я ушла из бибколлектора с решимостью делать что-то своё. Это было сложное решение, потому что я человек мирный и тихий, и решиться на такие важные перемены в жизни для меня было непросто.

— Филолог-революционер?

— Да, что-то вроде (смеётся). У меня был такой случай в детстве. У бабушки в деревне есть висячий мост над речкой, дети всегда с него прыгали в воду. А я в принципе нырять не умею, боюсь, плаваю я тоже плохо, скажем честно. И как-то стоим на этом мосту толпой детей, меня подначивают: «Прыгай! Прыгай!». Я боюсь, но дома уже ждут, кривляться некогда — и я прыгаю. Были моменты в моей жизни, что очень страшно на что-то решиться. Но если ты делаешь, то делаешь. Причём делаешь очень резко и быстро, не задумываясь о том, что дальше. Так случилось и с «Бакеном».

— Но ведь идея сделать книжный магазин родилась не просто из намёков издателя «Времени»? Наверняка она была эдакой филологической мечтой? Это ведь вообще романтическая мысль — открыть книжный магазин.

— Да, я помню свои приятные ощущения на книжной ярмарке, когда ты целый день беседуешь с людьми о книгах. Я думала: как это здорово — весь день перелистывать книги, разговаривать о книгах. На самом деле нет. Я действительно открывала «Бакен», находясь в некотором романтическом настроении, но оказалось всё сложнее. Недавно читала статью о разнице между созданием дизайна и созданием условий для людей, которые бы хотели заниматься дизайном.

Так вот, работать в книжном магазине и держать книжный магазин — тоже две разные вещи. Последнее — это поставки, документы, налоги, бухучёт… И это другой мир.

Я стараюсь бумажную рутину свети к минимуму, чтобы было время оставаться продавцом, и в этом помог, конечно, опыт работы в бибколлекторе — организации, которая занимается поставками литературы во все библиотеки края. Кажется, в Сибири она одна такая.

— Для настоящего филолога книжный магазин, конечно, — дело. Но ведь это ещё и бизнес, и притом бизнес, который никогда не был финансово успешным. А по результатам опроса, проведённого «Левада-центром» в 2012 году, 45% россиян вообще не читают книг. Не страшно было начинать? Ведь есть большой риск прогореть.

— Последние годы в России число независимых книжных магазинов растёт, и я с уверенностью могу сказать, что такие книжные открываются действительно не как бизнес, а как место, в котором тебе самому хочется работать и находиться. Если это место ещё и приносит деньги, это очень здорово. Но часто люди, которые держат книжные лавочки, имеют дополнительную работу. Журналистика, фотография, ещё что-то… Как основной бизнес книжный магазин иметь нерентабельно. Почему я решилась? У меня была финансовая возможность — и я открыла магазин. Абсолютно чётко понимаю, что «Бакен» не будет приносить мне большой доход, что я не стану богатой, что я не скоро даже выйду «в ноль». Приходится мужа просить помогать. Ну и что? Зато я делаю хорошее что-то.

— В лучшем случае магазин должен выходить на самоокупаемость?

— Недавно смотрела передачу про бизнес, где было три представителя книжного бизнеса. Борис Куприянов (соучредитель книжного магазина «Фаланстер» — прим. Siburbia) сказал, что книжный магазин можно считать очень успешным, если у тебя как у владельца есть средняя московская зарплата. «Фаланстер», наверное, так и живёт. Дай бог, чтобы у нас тоже так было. Но я не могу обещать, что мы не закроемся в течение двух лет.

— А зачем нам в Красноярске независимый книжный магазин? У нас уже есть «Литекс», огромный «Читай-город», который находится прямо через дорогу. Появилось новое поколение читателей, которым неинтересны Донцова и дешёвые детективы?

— Читать модно.

Поколение хипстеров — это не только возвращение к таким аналоговым вещам, как виниловый проигрыватель или «Зенит», это возвращение к книге как бумажному чему-то, как к вещи, которую можно потрогать, пощупать.

У нас есть книга «Не надейтесь избавиться от книг!», в основе которой лежит разговор Умберто Эко и Жана-Клода Карьера о том, что в мире была создана такая вещь, как бумажная книга, которая, как колесо, никогда и никуда уже не денется. Книгу нельзя ничем заменить. Да, сегодня люди читают много текста как такового: новости, статьи, странички в интернете. Может быть, даже растёт скорость чтения, хочется всё больше и больше поглощать текста. И почему бы тогда не взять в руки хорошую книгу? К тому же в какой-то момент у людей выработалось некоторое презрение к массовой литературе. Если ты читаешь Юлию Шилову, значит… ты не очень хороший, наверное (смеётся).

— В чём особенность независимых книжных? И что выделает или роднит «Бакен» с такими книжными лавками в России?

— Особенность книжных лавочек в нашей стране в том, что их владельцы действительно любят книгу и делают всё, чтобы она попадала к читателю. Акции, необычные выставочные шкафы и стенды, лекции, мастер-классы вокруг книги — методов много. Каждый выбирает их по вкусу и финансам. Я знакома со всеми независимыми книжными, ведь ещё одна их особенность в том, что они имеют странички в социальных сетях. Но не скажу, что мы взяли у одного магазина одну фишку, у другого другую. У «Бакена» с независимыми книжными магазинами общий дух, что ли. И подбор литературы.

— А как вы подбираете литературу?

— Это абсолютно субъективный выбор книг. Иногда приходят люди и спрашивают, есть ли у нас «Сумерки». Я отвечаю, что это не наш формат.

Потому что хочется ставить на полки книги, которые не стыдно продавать.

Недавно в магазин случайно попал довольно странный женский роман (отметила его случайно в прайсе): теперь не знаю, как его выставлять.

— «Наш формат» — это какой формат? Есть ведь критерии отбора книг. И с какими издательствами «Бакен» работает?

— Важно, чтобы книгу было интересно читать, чтобы у неё был хороший язык, сюжет, если мы говорим о художественной литературе. Чтобы книга был хорошо издана, её не стыдно было подарить. Мы читаем очень много статей, рецензий о книгах, отзывы покупателей, прислушиваемся к рекомендациям литературных критиков. Сейчас мы работаем примерно со ста издательствами, но заказываем не слишком большими партиями. Бывает, один-два экземпляра книги, потому что страшно, что не будут брать.

Книжный магазин «Бакен»
Книжный магазин «Бакен»
Книжный магазин «Бакен»
Книжный магазин «Бакен»
Книжный магазин «Бакен»
Книжный магазин «Бакен»

Книжный магазин «Бакен»Книжный магазин «Бакен»Книжный магазин «Бакен»Книжный магазин «Бакен»Книжный магазин «Бакен»Книжный магазин «Бакен»

— Как люди относятся к субъективному выбору книг?

— Есть те, кто приходит и пищит от восторга, говорит «я так давно искал эту книгу!», и таких покупателей всё-таки большинство. Но были люди, которые заходили, долго осматривали полки, а на выходе говорили: «Какое-то вы тут говно продаёте, но хоть книги — не водка». Но я уверена, что на каждого покупателя есть своя книга.

— А кто ваш покупатель?

— И мужчины, и женщины, и взрослые, и дети, и студенты, и бизнесмены. На самом деле один критерий: это люди, которые любят читать и любят читать хорошую литературу. Бывает, к нам приходят те, кому по душе любовные романы, они их много читают, но, как правило, им не близка наша подборка даже после советов. А заставлять что-то покупать — неправильно. Мне сложно нарисовать портрет нашего покупателя, это как-то нутром чувствуется.

— Каких книг у вас никогда не будет, и какими книгами или работой с каким издательством вы гордитесь?
В «Бакене» много книг по философии, социологии, филологии и истории, изданий по дизайну и искусству, целый шкаф травелогов и много современных книг, входящих в шорт-листы престижных литературных премий. К тому же в этом книжном можно купить открытки и календари от красноярских дизайнеров и фотографов.

— Никогда не будет массовой литературы, вроде любовных романов и дешёвых детективов, которые в поезде читают. Не будет лишь потому, что эти книги похожи друг на друга, там нет литературы и нет языка. Если у книги есть хотя бы намек на хороший стиль, сюжет, мы её привезём. Конечно, я смогу заработать на любовных романах, но тогда «Бакен» не будет «Бакеном». Мы потеряем лицо хорошего книжного магазина, а репутация дороже.

А горжусь работой с издательством «Паулсен», у нас для него отдельные шкафы. Например, их книги о Севере, Арктике, полярных исследованиях берут редко, но зато именно те, кто в этой теме разбирается, кому это нужно и важно. Их травелоги берут лучше. Горжусь работой с издательством «Время». На мой взгляд, это одно из передовых издательств в России, которое выпускает качественную художественную литературу, акцентируя внимание не только на известных авторах, но и на молодых. «Ад Маргинем» — это вне вопроса.

— Открытие «Бакена» стало заметным событием культурной жизни Красноярска за четыре месяца. Чему радуетесь и над чем ещё планируете работать?

— Хочется расширять базу издательств, книг, сделать хорошую вывеску на улице. Много всего. Меня радует, что у нас есть постоянные покупатели, я их очень люблю. Даже если они приходят и не уносят с собой книгу, для меня это уже знак того, что магазин нравится. Пока не можем понять, как оценивать небольшое количество комментариев про «Бакен» в интернете… То ли всё так ужасно, что люди даже и писать ничего не хотят, то ли мы такие классные, что и сказать нечего.

— А почему вы назвали книжный «Бакеном»?

— Бакен — это плавучий речной знак, указывающий на возможные опасности для прохождения судов. Если вообразить, что книги — это сплошной речной поток, то бакен становится неким ориентиром: «держись меня, я всё покажу». Немного дерзко, но всё наше дело вообще выглядит нагло.


Читать также:


В очередь, сукины дети
Работники новосибирской книжной лавки «Собачье сердце» рассказывают истории из жизни книготорговцев, и у некоторых из них дёргается глаз.


Книга года
В конце прошлого года в издательстве Ad Marginem вышла книга Флориана Иллиеса «1913. Лето целого века» — хроника европейских событий, описанная почти в анекдотах о видных деятелях модернистского искусства. В начале нового года чтение кажется ещё более увлекательным и интригующим.


Сами себе читатели
Восемь сотрудниц красноярских библиотек со стажем работы от одного года до сорока лет рассказывают, какие книги они читают.


Спать нельзя читать
В Томске открылась первая круглосуточная библиотека. Книг в её фондах пока маловато — всего три небольших стеллажа. Зато есть удобные кресла и настоящая кровать.


«Невозможно говорить ни про прошлое, ни про настоящее — везде болит!»
Председатель жюри литературной премии «Нос» и редактор отдела культуры в журнале «Русский репортёр» Константин Мильчин рассказал «Сибурбии» о природе литературных премий, функциях критики и идее фикс современной русской культуры.


«В детском издательстве можно работать только по очень большой любви»
Писательница Хельга Патаки и pr-менеджер издательства «Настя и Никита» Ольга Дворнякова рассказали «Сибурбии», как заинтересовать ребёнка книгой, почему книжные магазины не работают без читательского сообщества и за что взрослые читатели полюбили новые детские книжки.


1 комментарий к статьеДобавить
  1. Замечательно, что есть такие подвижники, которые независимо от обстоятельств делают честное дело. В такие книжный ходить одно удоволсьтвие. Жаль, что их немного. Не каждый книжный знает о культуре чтения.

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2016 Все права защищены

.