Самобытная матрица


Наталья Ласкина
филолог, преподаватель зарубежной литературы

Знали ли вы, что у нас до сих пор не было культурной политики? Я, признаться, думала, что где-то пылится какая-нибудь торжественная декларация, но нет, только сейчас Министерство культуры поделилось с прессой наброском концепции.

Искушённая публика сразу навострила уши: Минкульт уже пару лет уверенно держит бронзу в чемпионате по государственному троллингу, уступая только парламенту и центральному телевидению. В этом году вперёд было вырвалось Министерство иностранных дел, поэтому сотрудникам заведения, которое не прачечная, надо было срочно мобилизоваться.

Документ впечатляет демоническим пафосом: ничего-то в живой мировой культуре благословить авторы не хотят.

Россия для Минкульта — пустое место; вся её идентичность и весь смысл её самобытного существования в том, чтобы чем-то не быть. Она не Восток и не Запад, но главное в том, что она «не Европа», и пусть географы плачут. Есть какие-то неназываемые «традиционные ценности российского общества», но говорить о них возможно только в противопоставлении «чуждым». Из чуждых выделены две: «толерантность» и «мультикультурализм»; из своих — ни одной. Ни одного слова, которое ясно обозначало бы какой-нибудь компонент традиционной русской системы ценностей. Есть слово «терпимость», но объясняется, что это та же толерантность, только в меньшем объёме.

Затруднение понятно: сложно однозначно назвать что-то хорошее, что для русского ценно, а для европейца — нет. Если бы авторы придержали в себе дух отрицанья, они бы без противопоставлений вспомнили положительные качества, которые традиция подчёркивает в русском народе: гостеприимство, великодушие, щедрость, отзывчивость. Но такие слова смотрелись бы в тексте неловко: слишком они длинные, старые, русские.

Язык министерства совсем другой. В нём встречаются «инновационный потенциал», «код», «пазл» и удивительный стилистический монстр — «духовно-культурная матрица». Такое ощущение, что наняли креативных копирайтеров, набивших руку на рекламе виртуальных проектов, и велели им сочинить что-нибудь про духовность и традиции.

Обсуждать на таком уровне тему нашей европейскости, азиатскости и самобытности очень скучно. Уже вижу, как честные специалисты, которые всю жизнь изучают разные национальные культуры, хватаются за головы, бросаются объяснять, рассказывать, что такое Европа, какие у нас были отношения с разными западно- и восточноевропейскими культурами в какие времена… Этот бисер не туда летит. Тот, кому действительно интересна русская культура, никогда не сведёт её описание к одному «не».

Высказывание министерства значимо только с точки зрения прагматики.

Первый раз вижу, чтобы будущая государственная политика характеризовалась не тем, какие проекты государство поддержит, а тем, кому откажет.

Сознание деятелей культуры, даже средненьких, — творческое: пустоты оно не терпит, поэтому в невнятные слова власти вписывает то, что хочется. Когда творцам говорят, что государство перестанет давать деньги на некое «псевдоискусство», они тут же начинают прикидывать свои шансы. Пессимисты решают, что псевдохудожниками назвали их, и бюджетные деньги отдадут конкурентам. Оптимисты — что псевдохудожниками назвали конкурентов, и деньги отдадут им, оптимистам.

Реалист заметит, что из декларированного отказа финансировать псевдоискусство никак не следует намерение финансировать что бы то ни было другое. Дьявольская гениальность предъявленных тезисов в том, что линию партии они полностью не раскрывают. Куда податься бедному конъюнктурщику? Чего они изволят, лаптей ли с косоворотками или скафандров с ракетами, как конкретно в министерских головах выглядит «национальный подход к пониманию прекрасного»?

Осенью я застала в Екатеринбурге забавную сцену. По набережной бежали стройной группой человек десять с яркими флагами и что-то скандировали. Когда приблизились, стало слышно, что они кричат: «Русская пробежка — русская традиция!».

Рене Генон, наверное, устал вертеться в гробу, но бегуны в чём-то правы: бегать по утрам не для здоровья и настроения, а чтобы доказать кому-то, что настоящие русские бегают по утрам, — это очень по-русски.

Правда, если какое-то дело надо так настойчиво рекламировать, то это по определению не традиция, а новация. Чуждая ли ценность утренняя пробежка? Как ни убедительны уральские физкультурники, в Западной Европе бегом увлекается гораздо больше людей, чем у нас. Традиции и менталитеты тут дело десятое: бегают больше там, где это удобно и модно. Официальные идеологи не согласятся, но, по-моему, и если людей на пробежку подвигнет «преклонение перед Западом» — хорошо, и если «русская традиция» — тоже хорошо, лишь бы здоровы были.

В подведомственной Минкульту сфере делить своё и чужое ещё сложнее. Можно начать гадать, какие, например, русские классики особенно злостно отличились в пропаганде европейских ценностей, но загвоздка не в этом. Неправильных писателей запретить или заинтерпретировать в правильные — не проблема, методика известна. Проблема в том, что великая литература — это традиционная европейская ценность. Академическая музыка, балет, драматический театр — это европейские ценности.

Так уж вышло, что наибольшего успеха русские добились в искусствах и жанрах, изобретённых в Западной Европе, и успели повлиять на них так, что если поскрести мультикультурного европейца, найдёшь Достоевского.

Предложения Минкульта русским элементарно невыгодны: от нас требуют выйти из единственного рынка, на котором у нас всё неплохо, прекратить обмен технологиями и производить какой-то специализированный «этнический» товар. На этот товар, как и на всякую экзотику, тоже будет спрос, но консерваторию превращать в сувенирную лавку и глупо, и стыдно, и нерентабельно: как известно, все экзотические сувениры уже делают в Китае.

Деятели культуры, впрочем, озаботились более насущными для них задачами. Разгорелась с новой силой старая склока между кланами московской интеллигенции, которые себя почитают наследниками западников и славянофилов, хотя об уровне дискуссии позапрошлого века лучше забыть. Оба лагеря ошибаются в главном: они по инерции думают, что власть нуждается в их услугах или боится их сопротивления.

Матрёшка из ролика французской Amnesty International о России

Генералы идейных войн, которые уже собрались воспевать самобытность и разоблачать пятые колонны, боюсь, переоценивают госзаказ. Не нужны интеллектуалы, даже сервильные, чтобы написать набор пустых слов о «культурных кодах», «системах ценностей» и «самобытной цивилизации». Додуматься до «не-Европы» может любой школьник с интернетом, а бюджет, выделенный на «культурную политику», поделят и без умников.

В этой суете я вижу один плюс. Чем циничнее становится делёж денег в столицах, чем примитивнее пафос, которым его прикрывают, тем быстрее в регионах поймут, что нам в этом участвовать незачем. Пусть сочиняют для своей виртуальной не-Европы какие угодно матрицы, нам же в географической Азии надо помнить: любое культурное событие — выставка, концерт, фестиваль, открытие музея или библиотеки — ценно для неизбалованных сибиряков. Разбирать, чуждая там система ценностей воплощается или своя, традиционная или нет, — это для нас ненужная роскошь.


Читать также:


Общество «Ложная память»
Наталья Ласкина — о ролевых играх, войне истуканов и других побочных эффектах общественной любви к историческим сравнениям.


Silentium
Наталья Ласкина рассуждает о человеческом голосе в интернете, возникновении мультимедийного языка и напрасном молчании.


Слишком много людей
Наталья Ласкина рассуждает о том, к чему ведёт желание видеть в чужой толпе только зомби и быдло.


Упадок искусства пиара
Наталья Ласкина наблюдает за удивителньным поведением российских чиновников в общественно-культурной жизни и начинает подозревать, что политтехнологов, которые должны формировать их публичное лицо, на самом деле не существует.


Только не здесь
Наталья Ласкина рассуждает о дырах на карте России и Садовом кольце в головах интернет-пользователей.


1 комментарий к статьеДобавить
  1. Чем циничнее становится делёж денег в столицах, чем примитивнее пафос, которым его прикрывают, тем быстрее в регионах поймут, что нам в этом участвовать незачем.

    Золотые слова.

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите имя

Обязательно

Введите верный адрес email

Обязательно

Введите свое сообщение

Siburbia © 2017 Все права защищены

.